25.05.2022 11:56
25.05.2022 11:56

В 90 метрах над землей

Над Леной перекинули ЛЭП

Переход воздушной линии электропередачи напряжением 500 кВ через реку Лена рядом с Усть-Кутом построило с июня 2021 года по апрель 2022 года ООО «Ленэлектромонтаж» (ЛЭМ). Главной достопримечательностью стала переходная опора ПП500-1/76У высотой 90 метров на восточном берегу Лены!

В рамках строительства перехода также были установлены концевая опора К500-1у+12 высотой 34 метра на западном берегу и концевая опора К500-1у+6 высотой 28 метров на восточном берегу с общей длиной перехода 1,18 км, осуществлен монтаж проводов и грозозащитных тросов между двумя концевыми опорами через переходную опору.

Строительство перехода через реку Лена является частью проекта строительства в Иркутской области воздушной линии электропередачи напряжением 500 кВ от подстанции Нижнеангарская до подстанции Усть-Кут протяженностью около 465 км с целью улучшения качества электроснабжения железнодорожных путей Восточно-Сибирской железной дороги.

Суровый климат и непреступная сибирская тайга Иркутской области всегда являлись и до сих пор остаются сложнейшим испытанием для любого строительного коллектива. Четыре сотрудника ООО «ЛЭМ» рассказали о том, как и в каких условиях строился переход воздушной линии электропередачи через Лену.

Испытания сибирским морозом

Начинали мы строительство переходной опоры еще в июне 2021 года с устройства монолитных фундаментов под опору, – говорит производитель работ Сергей Шарапов. – В сентябре заливали фундамент под башенный кран, необходимый для сборки опоры, а в ноябре начали сборку самой опоры. В декабре ударили морозы за 40, что значительно усложнило процесс сборки. Строительная техника с трудом запускалась, люди промерзали насквозь, и их руки могли с трудом удерживать рабочий инструмент.

Работы по монтажу проводов и грозозащитных тросов стартовали в марте 2022 года. И здесь сибирская погода не дала монтажникам расслабиться.

Часто был снег или снег с дождем с сильным ветром, – рассказывает производитель работ Артем Таренко.Это сильно мешало при работе на высоте.

Даже простой подъем на высоту зимой в мороз требует определенных навыков, – поясняет электромонтер-линейщик Николай Важнов.Подъем на опору занимает 20-25 минут по приваренным к опоре лестницам. И главное не то, чтобы не устать, главное – не вспотеть. Потому что потом, наверху, в мокрой от пота одежде в ожидании подъема груза можно запросто окоченеть. Вот и лезешь тихо, без чрезмерных усилий, насколько позволяют ситуация и погода.

Я хоть и местный, из Братска, сразу понял, эта вахта будет непростой, – смеется электромонтер-линейщик Александр Панин. – Это же Сибирь, тут погодные условия совсем немягкие, да и не угадаешь, что будет утром, а что вечером, особенно в марте. И, конечно, жгучий мороз, который всегда бьет по конечностям. На высоте негде спрятаться от завывающего ветра, высасывающего тепло из тела даже самого закаленного монтажника. К счастью, там, где располагалась наша строительная база, все было подготовлено для работы. Мы в первый же день начали сортировать линейную арматуру, изоляторы. Следом подъехали остальные ребята, и процесс пошел быстрее – «заводка» и сборка гирлянд изоляторов, подготовка такелажа, оборудования. Занимались все вместе одним делом. Благо, команда подобралась хорошая, ребята трудолюбивые, с головой.

Что интересно, в словах монтажников нет ни намека на жалобы о тяжелой работе. Обычная констатация фактов. Интересны их разговоры о том, как обстояли дела на стройплощадке на берегу Лены и на строительной базе в поселке Звездный, откуда до места строительства каких-то несколько десятков километров. Удивительно, но от их слов возникало ощущение, будто все строительство происходило буднично, где-то у дома.

Строительная бригада

А все дело в том, что они, как говорится, люди тертые, с опытом. И подбирали команду для строительства перехода под стать себе. Команду небольшую, но сильную, ответственную. В среднем ежедневно на строительной площадке находилось около 20 человек: верхолазы, сварщик с помощником, два водителя, крановщик на башенном кране, другой – на земле, прораб и пара человек из компании, которая предоставила башенный кран в аренду.

Если честно, то особых трудностей с подбором людей у нас не было, – поясняет Сергей Шарапов. – В ООО «ЛЭМ» много хороших специалистов, профессионалов для набора команды на вахту. Единственная проблема – состыковать всех вместе. Ведь люди работают на разных строительных участках, в разных регионах и живут буквально во всех концах страны. Электромонтер-линейщик Александр Панин и прораб Сергей Шарапов – из Иркутской области, электромонтеры-линейщики Александр Ворошилин, Александр Леднев, Владимир Кулаков, Захар Бикташев и Николай Важнов живут в Красноярском крае, прораб Артем Таренко и электромонтер-линейщик Сергей Соколенко – из Краснодарского края, электромонтер-линейщик Роман Кирьянов – из Волгоградской области, электромонтер-линейщик Марат Альметов – из Республики Хакасия.

Причем все имеют опыт строительства больших электросетевых объектов, в том числе переходов воздушных линий электропередачи через широкие реки. Александр Панин участвовал в строительстве перехода через реку Ангара, говорит, что была очень похожая опора, правда, высотой меньше – 76 метров. Николай Важнов строил 76-метровую опору через реку Енисей в Абакане (Хакасия). Тем не менее, все сходились в том, что ничего подобного ленскому переходу в их жизни еще не было. Да, опыт есть, но «здесь все было более мощно, необычно, что ли» – примерно так все они высказывались о своем опыте строительства перехода через Лену.

– Я впервые столкнулся с таким большим переходом, а особенно с опорой высотой около 90 метров, которую наращивали с помощью башенного крана, – делится впечатлением Сергей Шарапов. – Плюс ко всему были очень длинные пролеты, что определяло ряд особенностей при монтаже провода. И, конечно, очень большой вес арматуры и натяжение проводов в 26 тонн. А это требовало предварительных расчетов и филигранной точности в работе.

Крановщица Светлана

Надо отдать должное строителям, все они люди с чувством юмора, поэтому практически каждый рассказывал не только о технических особенностях, но и о занимательных жизненных ситуациях, которых на вахте, как правило, немало. Например, высоким башенным краном на строительной площадке управляла крановщица с красивым именем Светлана.

К работе Светланы на башенном кране нужно было приспосабливаться всему мужскому коллективу, – смеется Николай Важнов. – Как пример, совершенно понятно, что ей на высоте целый день сидеть было скучновато. Отсюда и лишние временами разговоры по рации, которые иногда отвлекали. Зато в иных случаях все было с точностью наоборот. Общение, шутки и смех позволяли бригаде немного расслабиться и отдохнуть. Особенно, когда в разговор со Светланой в радиоэфире вступал наш коллега, произносящий звук «Ш» вместо буквы «С». Вот тогда вся бригада и он сам, и крановщица буквально валились от смеха от фраз: «Швета, шобаки, которые лают у охранников, шварщики».

Творческий подход

Строительство – это постоянные трудности и непредвиденные ситуации. Их хватает везде, даже при возведении примитивной бытовки. А тут – переход через широкую реку. Другой вопрос, как преодолеваются периодически возникающие проблемы. И здесь все зависит от квалификации работающих, от их опыта и творчества. Да, да, именно творческого подхода к своей работе, что позволяет выкручиваться из любой нестандартной ситуации.

Само собой, приходилось решать задачи на сообразительность, – рассказывает Сергей Шарапов. – Например, как провезти по узкой автомобильной дороге под железнодорожным полотном негабаритное оборудование? Доехал до прохода и встал? Нет, нужно работать, поэтому включаем голову и придумываем, каким образом оборудование можно разобрать, протащить под железнодорожной линией, затем собрать и везти дальше, на стройплощадку. Примерно такую же задачу решали при устройстве монолитных фундаментов для опоры. Вместо больших миксеров пришлось использовать маленькие. Вот так и заливали монолитные фундаменты по чуть-чуть. Это, конечно, сильно выматывало, зато стройка не стояла.

Поражали размеры всего, с чем приходилось работать, – продолжает Александр Панин. – Я за свои 28 лет наверху видел немало, но 90-й ряд арматуры для меня стал откровением. Это же неподъемные прутья диаметром более шести сантиметров. А что в таком случае говорить про гирлянды изоляторов? Вес одной такой красавицы пять тонн. И все это нужно собрать, поднять наверх, установить. Мы справились, чем очень гордимся.

Когда каждый на своем месте

У кого из вашего рабочего коллектива на строительстве перехода через Лену была самая сложная работа? – следует вопрос Александру Панину.

– Просто и легко не было никому. Помню, сижу на высоте 30 метров и прессую отводы от основной линии. Скажу так – не очень легкая работа. А как посмотришь наверх, где ребята на высоте 88 метров что-то монтируют, понимаешь – им куда сложней, и ничего, не ноют. Опускаешь глаза вниз и там работа кипит, ребята таскают тяжеленные тросы, хотя весна, распутица и грязища. В общем, каждый решал свою часть большой сложной задачи. Может поэтому у нас все получилось.

Профессия электросетевого строителя

Несомненно, ответственность и профессионализм и еще что-то, связанное с душой, могут свернуть любою гору, построить любой переход. Но, что интересно, все это, не появляется само собой. Это складывается из ежедневных шагов по дороге к профессии. Бывает, что неосознанных, следом – уверенных, порой занимающих всю жизнь. И, тем не менее, имеющих свое начало.

Я начинал с энергетического факультета Индустриального института в Братске, куда поступил сразу после школы, – рассказывает Александр Панин. – Там в стройотрядах получил большой заряд на будущее – ездили на строительство больших линий электропередачи, узнал, как работают энергетики, как живут, зарабатывают. Для профориентации это очень помогло. Но родился сын, надо было работать, поэтому институт бросил. А потом призвали в армию. После нее в энергетику привел меркантильный интерес. Чего тут скрывать? Но теперь я вряд ли свою работу поменяю на что-то другое. За это время объездил всю страну от Мурманска до Владивостока, от Карелии до Крыма. Кстати, вахтовая работа очень сильно влияет на семейную жизнь. К примеру, мы с женой ругались всего один раз за 15 лет (смеется. – Авт.). Представляю, что было бы, если бы я с работы приходил домой каждый день.

А мне дома то и дело говорят: «Может, хватит?», – продолжает тему семейных взаимоотношений и работы Сергей Шарапов. – Доходит до того, что иногда, в самом деле, думаешь остановиться, найти какую-нибудь более домашнюю работу и закончить свою кругосветку. Но приезжаешь с вахты, неделя, другая и вновь потянуло туда. Вот так и живем. Получается, что если влез в систему, то выйти обратно практически невозможно. Что касается ООО «ЛЭМ», то, когда я пришел в компанию, мне сразу предложили должность мастера. Нет, думаю, так не пойдет, надо сначала все пройти самому. Какой же ты мастер без опыта, как людьми командовать будешь? Поэтому для начала отработал в разных строительных бригадах на разных должностях, в том числе и на монтаже. И теперь сам себя ни в чем упрекнуть не могу. Да и ребята все знают, понимают – что-то я умею.

Я так вообще из семьи энергетиков, – завершает тему Николай Важнов. – А учиться после школы пошел на электромонтера городских телефонных станций. Первая работа в энергетике – слесарь в электросетях Дзержинска. А на вахту, уже после службы в армии, меня затащил друг. Это Богучаны, север Красноярского края, где строилась ГЭС и подстанции. Там, правда, мы с другом начинали с работы лопатой, потому что более квалифицированного места ни в одной бригаде на объекте для нас не нашлось. Вот уж отрывались (смеется. – Авт.), народ удивлялся. Зато это очень быстро помогло познакомиться со всеми. Хотя, чего там, сказано – копайте, вот и копали в течение двух недель. А на вопрос: «Где этому научились?», отвечали – в армии. У нас не было привычки отлынивать, надо работать – работаем. Потом попал на линию, работал на монтаже фундаментов на земле и, в конце концов, угодил на монтаж провода. Не скрою, сначала было страшно. Поэтому первое время я просто залезал на опору, пристегивался и сидел, смотрел, как другие работают. А опора ходуном ходит, жуть. Конечно, мужики подтрунивали надо мной, но без зла, по-доброму. Все понимали, что желание работать на высоте у меня есть, осталось только привыкнуть. Вот так и привыкал, пока не привык. Управился с этим делом довольно быстро.

Откровенно о сокровенном

Стоит сказать, что практический каждый собеседник, вспоминая о своих первых шагах в энергетике, с уважением говорил о тех, кто помогал ему словом и делом стать электросетевым строителем. Правда, при этом то и дело в разговоре проскакивали слова «когда мы были молодыми». А раз так, то логичным можно считать один вопрос для всех: «Можете ли вы порекомендовать нынешней молодежи такую работу, как ваша?».

Любопытно, но ответ, казалось, совсем разных людей, прозвучал одинаково: «Конечно, рекомендовать такую работу молодым ребятам можно. Во-первых, здесь есть то, чего сейчас все труднее и труднее найти – романтика. Во-вторых, у нас ребята быстро вырастают в настоящих мужчин, потому что здесь есть то, что называется ответственностью, самостоятельностью, коллективом и то, без чего нельзя – душа. При этом во время вахт есть возможность увидеть всю страну».

Не будем лукавить, работа вахтовым методом подходит далеко не всем, – с улыбкой заключает Николай Важнов. – Зато те, кто находят себя в такой работе, узнают, что такое настоящая мужская дружба и взаимовыручка, становятся профессионалами своего дела и мужчинами, познают красоту необъятных просторов нашей страны.