23.09.2020 10:06

Куклы Японии

Диковинные игрушки из Страны восходящего солнца можно увидеть на выставке в отделе «Окно в Азию» Иркутского областного краеведческого музея. Собрание «Куклы Японии» – это 70 экспонатов, полная же коллекция Натальи Гончаренко насчитывает более 400 кукол из разных стран мира.

 

– Наталья Валерьевна, японская кукла – самый большой раздел вашей коллекции?

– Да. Японию неслучайно называют Страной тысячи кукол. Там множество традиционных игрушек. Только деревянных кукол кокэси существует 11 видов. Есть очень дорогостоящие авторские произведения, которые могут украсить любую коллекцию. Хотелось бы включить в свою побольше кукол ичимацу. Они были созданы, чтобы обучать девочек искусству надевать кимоно. Кстати, ичимацу в свое время сыграли важную дипломатическую роль в довоенных отношениях между Японией и США. В Америку тогда было отправлено 58 кукол ичимацу. Поэтому их называют еще «куклы дружбы», и мечта каждого коллекционера иметь один из тех экземпляров.

 


Чиогами

 

– Как куклы смогли улучшить международные отношения?

– В то время американцы считали азиатов людьми второго сорта, отчасти потому, что в страну шел поток трудовых мигрантов из Японии, Китая и Кореи. Тогда у дипломата Сидни Гулика, который много лет прожил в Японии, возникла идея изменить этот стереотип. Он решил сделать это с помощью детей. Сначала кинул клич американским ребятам, чтобы они отправили своим японским сверстникам куклы в подарок. И в Страну восходящего солнца пришел целый пароход, груженный игрушками. Японцы в ответ изготовили куклы ичимацу, каждая из которых была сделана вручную, с использованием настоящих волос, со стеклянными глазами высокого качества. Каждая из них представляла японские префектуры, города и регионы, были Мисс Токио, Мисс Киото и так далее. Их послали в музеи и библиотеки США. В Америке кукол встречали с особыми почестями и приготовили специальные места для их установки.

 


Хина-нингё

 

– Среди японских кукол какие наиболее ценные?

– У меня есть очень хорошая реплика механической куклы каракури-нинге. Если раньше ее можно было купить за 15 тысяч, то сейчас она стоит больше 60 тысяч рублей. Это кукла, приносящая чай – тя-хакобининге, один из первых человекоподобных роботов. Из достаточно редких – куколки хина-нинге начала XX века, представляющие императорский двор.


Хина-нингё

 

– Почему вы начали коллекционировать кукол?

– В 2013 году, когда я работала заведующей отделом Усадьбы Сукачева в Иркутском областном художественном музее, искала разные передвижные выставки. Нигде не могла найти коллекционера, который бы возил выставку кукол. Тогда я решила взять инициативу в свои руки. Сначала просто кинула клич среди своих знакомых, чтобы они отовсюду привозили мне кукол. Но когда я стала в эту тему погружаться, то поняла, что мир кукол – это огромная вселенная, и в каждой зашифрована ценная информация. Через куклу можно считывать многие национальные смыслы, проводить параллели между народами, находящимися на разных континентах и находить различия – уникальные проявления менталитета и обрядов. Тогда решила, что мне надо сделать свой выбор.


Кокэси

 

– На чем же вы сосредоточились?

– Я стала собирать кукол разных народов. Это очень обширная тема. Например, Россия – многонациональная страна, и у большинства народов есть какая-то своя интересная кукла. Многих из них трудно найти, потому что уходят мастера, которые их изготавливали. Но какие-то редкие экземпляры все-таки удалось заполучить, так было с деревянными поморскими куклами панками, которая имеет трехчастную структуру – нижний, серединный и верхний мир. Долго я гонялась за традиционной куклой ханты и мансиакань – с утиным клювом вместо головы. С трудом нашла мастера, который может ее изготовить. Также я искала профессионалов и в других странах. Например, в Таджикистане есть кукла без лица – лухтак, и мне посчастливилось заказать ее у чуть ли не единственного в мире мастера, который их изготавливает. Есть куклы, которые пока не удалось раздобыть. Например, в Вятке бытовали куклы-моховики, они были изготовлены из палочек, обмотанных мхом. Исторические образцы я видела в Русском музее, но пока не нашла тех людей, кто смог бы изготовить такую аутентичную куклу.

 

– Где вы их храните?

– На протяжении трех лет они путешествовали, практически не бывая дома. Я выстроила им маршрут. Они были в Новосибирске, Уфе, Омске, Бузулуке, Сургуте и других городах. Объездили примерно 20 населенных пунктов. Но до пандемии успели вернуться и забили мне практически всю кладовку.

 


Гогану-нингё

 

– Из каких стран мира ваши куклы?

– Из очень многих. Это практически вся Европа, многие страны Латинской Америки, неплохо представлены США. Есть одна Новозеландская, нет Австралийских, Африка достаточно плохо представлена.

– С куклой связано много обрядов и суеверий, вы ощущаете их действие на себе?

– Нет, ничего не ощущаю. Я не наделяю их мистическими свойствами. Мне скорее интересно то, что они в себе несут разные истории. Например, у меня есть так называемые пятерняшки Дион – плетеная корзина, в которой лежат пять младенцев. Эта история в 1934 году буквально потрясла мир. Тогда в семье канадских фермеров Дион родились и впервые остались живы пять девочек. Практически сразу родители были вынуждены отдать детей сначала Красному Кресту, а потом правительству Канады, которое сделало из них туристическую достопримечательность и зарабатывало на них деньги. Огромная индустрия кормилась за их счет, чему свидетельство эти куклы. Но судьба их была не очень счастливой, ведь они выросли социофобами. Две сестры погибли в юности, а три другие, осознав весь ужас ситуации, подали в суд на правительство и выиграли. Также у меня есть кукла Ширли Тэмпл, создана по образу первого в истории кино профессионального ребенка-актера. Кстати, после окончания кинокарьеры девушка стала политиком.

 

– Правда, что у вас есть кукла вуду?

– К сожалению, это не аутентичная кукла, а реплика, сделанная современным мастером из России. Я взяла ее в коллекцию, чтобы развеять миф о том, что это кукла – убийца, с помощью которой наводили порчу. На самом деле эти куклы-обереги дарили молодоженам на свадьбе с благими пожеланиями, и каждый, втыкая в нее иголку, закреплял их. Я считаю, что этот пример, казалось бы, самой страшной куклы, которая таковой не является, показывает нам, что человек на самом деле добр по своей сути. А все злое – искусственно привнесено в него. За это я и люблю кукол, ведь они напоминают нам о нашей истинной природе.