17 июня 2020 11:06

Андрей Сивокин: Мы перекрываем сбыт ворованного леса за границу

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Как можно легко и без особых трудов сколотить состояние? Правильно: с помощью нелегальной торговли лесом. Любителей этого бизнеса в нашем лесном краю немало, а в Китае, куда в основном идет ворованный лес, о его происхождении не спрашивают. Насколько сегодня эффективен заслон этой контрабанде? Об этом мы беседуем с первым заместителем Восточно-Сибирского транспортного прокурора Андреем Сивокиным.

 

Схемы преступного бизнеса

– Как я понимаю, главное действующее лицо в вашей системе – таможня, которая дает последнее добро на экспорт леса и имеет возможность в последний момент прищучить контрабандистов?

– У нас четыре поднадзорных таможни: Иркутская, Бурятская, Читинская и Благовещенская. Через них проходит четверть экспортного леса всей России. И задача шире, чем выявление контрабанды. Незаконный оборот леса включает в себя и сопутствующие составы преступлений: коррупционные, создание фирм на подставных лиц, не возврат валюты, легализация денежных средств и прочее.

 

– Когда вагоны с лесом поступают на таможню, на них ведь не написано: где ворованный лес, а где легальный. Как вычислить контрабанду?

– По документам. Классическая схема нелегального бизнеса состоит из несколько этапов. На первом – создается подставная фирма-однодневка. На втором – скупается заготовленный черными лесорубами лес. Третий этап – самый сложный: надо ворованный лес вывезти за границу. А для этого требуется указать в таможенной декларации сведения о происхождении древесины, предоставить договоры купли-продажи, иметь лицензию на экспорт лесоматериалов. А где их взять, когда лес ворованный. Выход один: подделать документы. Это и образует состав контрабанды: недостоверное декларирование.

 

– Техника подделки документов с годами совершенствуется?

– Договоры купли-продажи типовые, там ничего нового не придумаешь. Главное – найти кого-то, с кем заключить договор. Необходим посредник для изготовления фальшивок. Выполняя заказ, он находит солидную фирму, имеющую свои лесные участки и законным порядком экспортирующую лес, и заключает с ней фиктивный договор на продажу контрабандистам леса.

 

– Не ставя владельца фирмы в известность?

– Естественно. Да он и не согласится, он же будет соучастником преступления. А контрабандисты, обзаведясь подложным пакетом документов, предъявляют его на таможне. В итоге все нормально: фирма известная, все лицензии у нее имеются. На первый взгляд все законно.

 

– А как вы все-таки обнаруживаете подделку?

– Во-первых, в результате оперативно-розыскных мероприятий, которые проводят сотрудники таможни, полиции и ФСБ, а во-вторых, с помощью федеральной системы учета древесины и сделок с ней – ЕГАИС удается выявлять незаконные сделки. Сразу настораживает длинная цепочка перепродаж леса. Кто-то посчитал, что достаточно запутал следы, можно расслабиться. Если раньше мы ловили за руку отдельных лиц, то сейчас, благодаря ЕГАИС, начали заниматься разработкой целых организованных преступных групп.

 

Организованная преступность

– Кто стоит во главе этих лесных ОПГ?

– Как правило, граждане Китая. В этих группах четко расписаны все обязанности: одни занимаются созданием подставных фирм, другие – скупкой ворованного леса, третьи – его транспортировкой, четвертые – связями с посредниками, снабжающими поддельными документами… В феврале этого года взяты под стражу участники преступного сообщества, орудующего в Забайкальском крае. В него входило 15 человек во главе с гражданином КНР. Начиная с 2012 года, им удалось незаконно экспортировать 340 тысяч кубометров древесины, стоимость которой свыше двух с половиной миллиардов рублей

 

– А в Иркутской области тоже орудует организованная преступность?

– Самая лесная область, конечно, привлекательное место для контрабандистов. В начале этого года раскрыта преступная группа, в которую входили четыре жителя области во главе с китайским гражданином. Железнодорожные тупики, откуда отгружался ворованный лес, находились в Тулуне и Куйтуне. Похищено и переправлено за границу леса на сотни миллионов рублей. Все злоумышленники взяты под стражу, двое уже дали признательные показания и заключили с прокурором досудебные соглашения о сотрудничестве. Две недели назад задержаны трое участников преступной группы, орудовавших в Зиме. Они сумели переправить в Китай лесоматериалы, стоимость которых оценивается в сто миллионов рублей.

 

– Одно дело изобличить преступников, другое – доказать их вину в суде. Бывают осечки?

– В 2018 году большинству подследственных, проходящих по 66 уголовным делам, в том числе и по контрабанде, судом были назначены реальные наказания. В прошлом году вынесены приговоры по 58 делам, а за четыре месяца этого года – уже по 25. Сейчас в суде находится два уголовных дела в отношении участников организованных преступных групп.

 

– Какие сроки грозят лесным контрабандистам?

– Разные, в зависимости от размера контрабанды, наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств. Участие в организованных группах серьезно отягощает вину, в связи с этим и сроки больше. От семи до 12 лет лишения свободы. Кроме того, в целях возмещения причиненного материального ущерба проводится конфискация имущества обвиняемых. Только в этом году органами следствия изъято имущества более чем на 400 миллионов рублей.

 

Хоровод подставных фирм

– Скажите, с годами торговцы нелегальным лесом меняют свои методы или придерживаются апробированных способов?

– Преступный мир прекрасно ориентируется в лесных делах, знает, как использовать любую лазейку в законах, а где лучше не рисковать. Еще несколько лет назад весьма популярным способом обогащения были махинации с НДС. Как известно, предприятиям, занимающимся экспортом леса, государство возмещает налог на добавленную стоимость. Пользуясь этим положением, контрабандисты создавали целую цепочку подставных, аффилированных между собой фирм. И по очереди перепродавали друг другу ворованный лес, каждый раз добавляя НДС. А потом предъявляли государству совместный счет. На этом возврате целый бизнес процветал.

 

– Пресекли?

– В первую очередь документы на возмещение НДС поступают в налоговую службу. Они проводят проверку прежде чем принять решение о возмещении. Мы со своей стороны сравниваем документы, которые подаются в налоговую службу и в таможню, находим в них расхождения.

 

– А с подделкой лицензий на экспорт леса вы сталкивались?

– С лицензией ставка таможенной пошлины на необработанный лес составляет 15% от его стоимости, а при ее отсутствии – 80%. И потому контрабандисты всеми правдами и неправдами добивались лицензии. Вот нам и приходилось доказывать, что документы липовые, лицензия получена незаконно. В результате принятых мер такие факты нами пресечены.

 

– А что сейчас преобладает в структуре экспорта: круглый лес или уже обработанный материал?

– Гражданам КНР выгоднее покупать круглый лес, он стоит дешевле. Поэтому в основном и гнали за границу кругляк. Но когда государство в целях поощрения отечественного производителя ввело на пиломатериалы нулевую процентную ставку таможенной пошлины, в экспорте стала превалировать уже обработанная древесина. Но тоже не обошлось без проблем. Некоторые экспортеры пошли на хитрость: снимут с бревна с двух сторон обзол и выдают за пиломатериал. Мы пресекли эту практику, и теперь таможня выявляет и привлекает к административной ответственности таких «рационализаторов».

 

– Сами прокурорские работники участвуют в поимке лесных нелегалов?

– Только в этом году возбуждено пять уголовных дел по контрабанде леса по материалам прокурорских проверок. По одному из них в марте привлечен к ответственности предприниматель из Бурятии, обвиняемый в хищении леса на 10 миллионов рублей. Я бы хотел отметить еще одно немаловажное обстоятельство: если раньше мы возбуждали уголовные дела, как правило, постфактум, когда древесина уже уходила за границу, то в этом году мы работаем с опережением, не давая возможности вывезти лес за пределы области.

Другие материалы