19 февраля 2020 09:02

Самую известную повесть Хемингуэя поставили в Иркутском театре кукол

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Спектакль-ощущение

Погружение в морскую пучину и путешествие к самим себе ждет зрителей спектакля «Старик и море» по пьесе Эрнеста Хемингуэя в Иркутском областном театре кукол «Аистенок». По словам режиссера Юрия Уткина, это первая в мире постановка пьесы американского писателя в театре кукол.

Идея была в том, чтобы создать не бытовую постановку, а спектакль-воспоминание, спектакль-ощущение, – рассказал главный режиссер Иркутского театра кукол «Аистенок» Юрий Уткин. – Основной сюжет – это чувства и мысли главного героя – старика Сантьяго, который, несмотря на свой возраст, не успокаивается и все еще стремится поймать большую рыбу.

Погружение в мир Эрнеста Хемингуэя начинается уже в фойе театра. Здесь представлена инсталляция из природных материалов «Родные берега», которая посвящена всем творческим людям Иркутска, которые живут в нем или за его пределами. И это не случайный посыл, ведь над спектаклем работали сразу три бывших иркутянина. Художественное решение спектакля придумал известный в России и за рубежом Виктор Никоненко, а инсталляцию создала его дочь Иларья. В 1976 году он окончил Иркутское училище искусств, а с 1894 по 1990 годы был главным художником Иркутского театра юного зрителя им. А. Вампилова и работал в тандеме с режиссером Вячеславом Кокориным. Вместе они поставили много спектаклей, которые до сих пор вспоминает искушенная иркутская публика. С тех пор Виктор Никоненко стал создателем более 80 спектаклей в драматических, музыкальных и театрах кукол России и мира. В Иркутске он не работал 30 лет. Музыку для спектакля создали участники инструментального дуэта «Белый острог» – гитарист Юрий Матвеев и скрипач Артем Якушенко – тоже бывшие иркутяне, ныне живущие в столице. Они написали много музыки для театральных постановок и кинопроектов как в России, так и за рубежом. Их композиция, созданная для спектакля, звучит уже в фойе. Ведущий зачитывает зрителям философские высказывания Эрнеста Хемингуэя, чтобы подготовить их к увлекательному путешествию к самим себе.

– Наша цель, чтобы люди во время спектакля не получали готовый ответ, а задали самим себе очень важные вопросы: о смысле жизни, о предназначении, – пояснил Юрий Уткин. – Постарались поразмышлять о том, зачем мы живем? Какова наша роль в жизни других людей? Что другие привносят в нашу жизнь? Сегодня, когда все наше бытие, как рекламный ролик, на мой взгляд, это очень важно. Ведь многие живут по принципу: сегодня ты есть, а завтра трава не расти.

На сцене зрителей ждет волшебная морская живопись, которая оживает на специальной театральной сетке с помощью проектора. Суровая водная гладь, разноцветные блики на закате, бездна звездного неба, отраженная в пучине, заполняют всю сцену целиком. Видеопроекцию подготовил московский специалист Павел Суворов. Напомним, что он уже работал с Иркутским областным музыкальным театром над балетом «Щелкунчик».

Интересно, что проекция моря отражается на первом и на третьем плане сцены. Между ними на волнах качается лодка со стариком Сантьяго. Вернее, их две – одна плывет параллельно сцене, другую мы словно видим сверху. В постановке задействованы две ростовые куклы старика, которыми управляют сразу пять артистов: Роман Зорин, Роман Бучек, Евгений Кириллов, Артем Яцухно и Павел Синков. Планшетной куклой мальчика Манолина, который возникает то в реальности, то в сознании героя, одновременно работают артистки Диана Динисенко, Наталья Керн и Анастасия Усольцева. Мальчик – единственный человек, который в него верит и считает его «необыкновенным стариком». Большая рыба появляется в спектакле в качестве проекции, а вот плавники акул, которые съедают рыбу, как и инсталляция в фойе, сделана из байкальского топляка. Его специально собирали для спектакля в экспедиции прошлым летом. Из него же создан пятиметровый скелет рыбы, который появляется на сцене в финале.

В этой истории речь о человеке и природе, и нам хотелось, чтобы декорации были максимально натуральные, поэтому даже куклы созданы из дерева, – рассказал Юрий Уткин. – Виктор Никоненко хотел, чтобы декорации напоминали кубинскую скульптуру. В итоге получились не просто декорации, а настоящие произведения искусства с байкальским колоритом.

В спектакле открытый финал, который создает некое ощущение незавершенности.

– Это сделано намеренно, ведь в спектакле несколько вариантов финала, – рассказал Юрий Уткин. – Есть мой личный, есть финал художника, а есть финал зрителя. Интересно, насколько они совпадают? На самом деле наша главная цель, чтобы люди начали общаться друг с другом и после спектакля захотели обсудить то, что происходит на сцене, и тогда наша цель достигнута.

Другие материалы