Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

11 декабря 2019

Станислав Мальцев: В театре, как и в жизни, все по любви

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Театр – это волшебство. Сначала ты воспринимаешь его как ребенок, потом начинаешь играть, а если у тебя есть режиссерское начало, то пытаешься этот мир создавать и строить. Так рассуждает о своей работе главный режиссер Иркутского драмтеатра им. Н.П. Охлопкова Станислав Мальцев. В этом году он отмечает 50-летний юбилей.

 

– Станислав Валерьевич, расскажите о своем профессиональном пути.

– Я 21 год отработал в театре Тихоокеанского флота, потом в Уссурийском драматическом театре им. В.Ф. Комиссаржевской. Режиссер редко может работать всю жизнь в одном театре, и для меня это вопрос творчества, а не амбиций.

 

– Трудно было адаптироваться в Иркутске, ведь вы всю жизнь прожили на Дальнем Востоке?

– Дело в том, что на моей родине и в Иркутске есть некая общность менталитетов, ведь и Байкал, и Тихий океан – огромные энергетические резервуары. Поэтому мне очень важно было здесь пожить и почувствовать, насколько мне будет комфортно с точки зрения существования в пространстве. И я очень рад, что нам с семьей здесь очень нравится.

 

– Как вам работается в Иркутском драматическом театре?

– Весной будет два года, как я поставил на этой сцене спектакль «Царь Федор Иоаннович». Мне очень близко направление русского психологического театра, в котором движется этот коллектив. У меня нет цели что-то резко менять, лучше, как говорил волшебник из «Обыкновенного чуда», стараться живое сделать еще более живым. Мне ближе эволюционный путь развития. На мой взгляд, развитие заключается в постепенном вливании в репертуар современной драматургии. Поиск традиции в современности и современности в традиции.

 

– Как вы оцениваете состав труппы драмтеатра?

– Благодаря тому, что театр на своей базе выпустил несколько курсов, труппа имеет абсолютно любой возрастной срез. Кроме того, у нас появляются новые молодые артисты. Например, в прошлом году пришел студент Иркутского театрального училища Юрий Шелковников, который очень активно влился в репертуар. И мне кажется, это как раз признак здорового театра, когда молодые не сидят на скамейке запасных, а сразу начинают работать. Сейчас практически 80% труппы занято на 100%. У нас огромный репертуар, спектакли идут на нескольких сценах, и наши артисты занимаются только профессией, и делают это с большим удовольствием.

 

– Вы наверняка ставили спектакли и на других сценах страны, как иркутский театр выглядит в сравнении с ними?

– Мне действительно есть с чем сравнить, хотя искусство это не спорт. Даже на фестивалях система имеет весьма условное значение. В этом смысле мне близка концепция Вампиловского фестиваля, где не раздают мест. В театре, на мой взгляд, голосуют зрители. И то место, которое мы занимаем в их сердцах, и есть наш главный пьедестал почета. Зритель, которого воспитал театр, свидетельствует о высочайшем уровне коллектива. Сейчас огромным успехом у публики пользуется спектакль «Холстомер», созданный режиссером Сергеем Землянским в стилистике современного пластического театра. Всегда полные залы собирает классика – Достоевский, Грибоедов. При этом у нас всегда много молодежи. Есть у театра и свои маленькие шедевры, которые знают во всей театральной России. Например, спектакль «Последний срок». Но самое главное это то, что у театра, безусловно, есть свое лицо.

 

– Какая у вас художественная концепция?

– Мой метод – это погружение в автора и работа над спектаклем от него, и от того коллектива, с которым я ставлю спектакль. Все зависит от творца, с которым ты ведешь диалог.

 

– А вы ведете диалог только с теми авторами, которые вам близки?

– Конечно, я ни разу не ставил тот материал, который мне органически противен. В театре, как и в жизни, все рождается только по любви. Если ее нет, нет взаимоотношений с автором, развития этого чувства – ничего хорошего не выйдет. Любимых авторов у меня много. Если говорить о классиках, то это Островский и Гоголь. Я начинаю потихоньку подбираться к Чехову. Как раз сейчас мы работаем над новым спектаклем про его семью. Это пьеса Елены Греминой «Братья Ч.» В ней драматург поднимает вечные вопросы о взаимоотношениях отцов и детей, воспитании. Рассуждая на эти темы с помощью художественных образов, человек сохраняет свою душу, отодвигаясь от той бездны, на которой все время балансирует человечество.

 

– Что вас затронуло в «Царе Федоре Иоанновиче»?

– Это очень интересная тема взаимоотношения личности и времени. Вечное противостояние мира и человека, который живет вопреки обстоятельствам. Время требует от него определенного поведения, а он хочет сохранить себя.

 

– Эта тема есть и в других ваших спектаклях – «Горе от ума» и «Чморик».

– Да, хотя многие говорили, что тема насилия в армии уже не актуальна. Однако известный российский критик Павел Руднев, который приезжал на Вампиловский фестиваль, сказал, что сейчас она имеет новый виток. Художники пытаются осмыслить, откуда возникает жестокость в современном мире, и как ей противостоять. А буквально месяц назад мы услышали о трагическом случае, когда юноша в Забайкалье расстрелял девять своих сослуживцев. Поэтому мы должны задавать себе эти вопросы, ведь когда мы размышляем, то совершенствуемся в духовном плане.

 

– Что будет в репертуаре театра в ближайшее время?

– После «Братьев Ч.» мы приступим к классической драматургии и поставим пьесу «Дети Ванюшина» драматурга Сергея Найденова, который в свое время был даже более популярен, чем Чехов. Она тоже о взаимоотношениях в семье. Геннадий Гущин в 2020 году поставит комедию Алексея Толстого «Любовь – книга золотая». Он же будет работать над пьесой Джеймса Голдмена «Лев зимой», которая станет бенефисом актрисы Елены Мазуренко. На малых сценах также будут некоторые эксперименты с современной пьесой, пока оставлю в секрете какие, так что следите за нашим репертуаром.

 

– Вы не пожалели, что выбрали профессию режиссера?

– Конечно, нет. Еще в детве я влюбился в этот вид искусства, ведь театр – это волшебство. И оно стало происходить со мной очень рано, еще до того, как я попал в театральный кружок. Я начал ставить, еще будучи артистом. Работал в театре режиссером, когда получал второе высшее образование по этой специальности в ГИТИСе. Мне повезло заниматься тем, что я люблю. Я вообще считаю, что я везунчик, ведь я никогда не старался строить свою карьеру. Просто делаю то, что мне нравится.

Другие материалы
Реклама от YouDo