Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

27 ноября 2019

Ищу тебя: Больше тысячи детей ежегодно теряется в Иркутской области

Фото: Инфографика nsknews.info

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Кого-то находят в первые часы после заявления, а кого-то ищут несколько дней. В поисковых работах участвуют сотрудники органов внутренних дел, МЧС, волонтеры и неравнодушные граждане. Как наладить взаимодействие всех участников поисков?

 

Скачай мобильное приложение

По данным МВД, с начала года в Иркутской области было заявлено о пропаже более 1,6 тыс. детей. Такие большие цифры связаны с тем, что в эту статистику попадает каждый факт сообщения о пропаже, даже если ребенок был почти сразу найден или сам вернулся домой. При этом около двух третей случаев – это домашние, благополучные дети. Специалисты напоминают: заявлять о пропаже ребенка нужно сразу, чем раньше, тем быстрее можно его найти.

Часто в поисках пропавших детей участвуют волонтеры. Как отметил президент Благотворительного фонда «Оберег» Александр Соболев, в Приангарье работает четыре волонтерские организации, и все они активно помогают в поисковых работах, причем не только в городской черте, но и за пределами населенных пунктов, в лесу, в горах.

Все случаи пропажи детей индивидуальны, поэтому каждый раз действуем по ситуации, – отмечает координатор проектов фонда Артем Шестаков. – Допустим, иногда требуется максимальный охват и огласка поисков, если, к примеру, есть вероятность, что человек похищен. А иногда, наоборот, нужно действовать не только быстро, но и очень осторожно и тихо, например, если существует риск, что сбежавший ребенок может совершить попытку суицида.

Родители, общайтесь с собственным ребенком, знайте его увлечения и круг знакомых, принимайте его таким, какой он есть. Нужно стремиться не к тому, чтобы он был идеальным и удобным, а чтобы он мог справиться с различными обстоятельствами. Будьте авторитетом для ребенка, заслужите уважение в кругу его общения. Если вы как личность ему неинтересны, значит, есть большие проблемы. Воспитывать нужно не ребенка, а себя.

Эльвира БОЛГАРОВА, врач-психотерапевт

Иногда для поисков пропавших детей необходимо большое количество участников, тогда в помощь привлекают неравнодушных граждан. Для координации волонтеров создано мобильное приложение «Оберег. Поиск детей».

– Эту программу может установить на телефон любой человек, на сегодня у нас уже около 3700 скачиваний по всей стране, – говорит Артем Шестаков. – Благодаря программе все волонтеры видят передвижения друг друга, общаются, а координатор может руководить, давать дополнительную информацию. Приложение действительно облегчает поиски и помогает сохранить драгоценные минуты, такие важные в нашем общем деле.

С начала запуска программы с ее помощью было проведено около 30 поисков в пяти регионах России, найдено 26 детей.

 

Почему дети уходят из дома

В ситуациях, когда дети уходят из дома сами, очень важно понять, почему это произошло. Как рассказала врач-психотерапевт Ангарской городской психиатрической больницы Эльвира Болгарова, дети могут сбегать по разным причинам. Иногда это форма сепарации от родителей и способ заявить о себе. Иногда побег становится способом манипуляции или наказания родителей, зачастую это происходит в семьях с гиперопекой. Постоянные уходы из дома могут говорить о медицинской патологии, дети с «синдромом пилигрима» очень сложно поддаются психологической работе, может потребоваться медикаментозное лечение.

Психологи рассматривают и такую причину побега, как развлечение. «Путешественники» могут покататься на трамвае и вернуться домой сами, а могут уехать в другой город или заблудиться в лесу.

Самый тяжелый вариант, когда побег становится способом подростка справиться с какой-то сложной ситуацией. Когда темная улица не так страшна, как то место, куда надо вернуться. Как правило, подростки могут уйти надолго и далеко, они труднее всего ищутся и труднее всего возвращаются, отмечает психолог.

Очень важна психологическая поддержка в период поисков как для родителей и семьи, так и для волонтеров. Если специалист может оценить тип личности ребенка, предположить, с чем связан побег, то это поможет в поисках.

Нужно помнить, что любой сбежавший подросток хочет, чтоб его нашли. Они где-нибудь «засветятся», обязательно будет какое-то лицо, с которым ребенок поддерживает контакт. Для детей это что-то вроде квеста, они хотят победить, но победой будет не потеряться насовсем, а вернуться, ощутить себя в безопасности. Родителям стоит знать, что побег – это призыв о помощи. И этой помощью будет его поиск, нахождение и возвращение домой.

Сопровождение психолога необходимо и после того, как ребенок вернулся домой. Психолог советует: после возвращения не стоит ругать подростка, нужно его успокоить, проговорить свои чувства, эмоции.

– Важно дать ему безопасность, спокойствие и любовь. Это не значит, что мы хвалим его за то, что сбежал. Но нужно дать понять ребенку, что мы его принимаем, не осуждаем и готовы помочь.

Считается, что влезать в личную жизнь ребенка нельзя. Но психологи говорят: это нужно, только аккуратно. Создайте аккаунты со всех соцсетях, где есть ваш ребенок, и добавьтесь к нему в друзья.

Говоря о профилактике побегов, Эльвира Болгарова отметила, что сложности начинаются там, где «хромает» общение. 90% проблем ребенка – это проблемы родителей. Если родители решат свои проблемы, необходимость побега будет утрачена. При этом бесполезно угрожать и держать в страхе, для современных детей это не эффективно.

Будьте мудрее, родители, – призывает специалист. – Общайтесь с собственным ребенком, знайте его увлечения и круг знакомых, принимайте его таким, какой он есть. Нужно стремиться не к тому, чтобы он был идеальным и удобным, а чтобы он мог справиться с различными обстоятельствами. Будьте авторитетом для ребенка, заслужите уважение в кругу его общения. Если вы как личность ему неинтересны, значит, есть большие проблемы. Воспитывать нужно не ребенка, а себя.

 

Для поисков нужен оперативный штаб

Волонтер добровольного поисково-спасательного отряда 111.62. Екатерина Сахарова рассказала о том, как работают поисковые организации. Волонтеры распространяют информацию о пропавших детях, оказывают психологическую помощь родственникам, расклеивают листовки, проводят опросы жителей и поиски на местности с использованием спецсредств. При этом, подчеркнула волонтер, члены добровольческих отрядов не берут на себя функции и не подменяют своей работой МВД, МЧС и другие спецслужбы, а сотрудничают с ними. Волонтеры отмечают: существует проблема взаимодействия между различными участниками поисковых работ, в частности, госструктуры не дают вовремя информацию поисково-спасательным отрядам или дают ее не полностью, не всегда имеется доступ волонтеров в школы, сложно получить данные с уличных видеокамер. И между госструктурами не всегда хватает оперативного взаимодействия. Как отметил начальник единой дежурно-диспетчерской службы МКУ Иркутска «Безопасный город» Анатолий Петренко, не существует единой информационной среды, удобного и быстрого способа обмена важными сведениями. К примеру, чтобы Следственный комитет мог получить от диспетчерской службы информацию о том, кто позвонил, с какого телефона, каким голосом говорил звонивший и в каком он был состоянии (эти сведения могут помочь поискам или ускорить расследованию), от ведомства должен физически прийти человек с запросом. Федеральный закон о персональных данных не позволяет передавать подобную информацию по телефону или иным быстрым способом.

По итогам конференции была принята резолюция, в которой предложено создать оперативный штаб, состоящий из сотрудников госструктур и волонтеров, участвующих в поисках. Штаб будет начинать работу при первой информации о пропаже ребенка и поможет быстро и эффективно координировать всех участников поиска.

Реклама от YouDo