05 декабря 2018

Иркутский «Кофейник» приглашает авторов

Многие люди пишут. Некоторые даже зарабатывают этим на жизнь. Другие делают это исключительно для себя. И если задуматься – возможность писать для многих является потребностью, такой же естественной, как дышать или говорить, ведь ген творчества от рождения заложен в каждом человеке.

Иркутянка Татьяна Дорошенко – автор текстов и организатор творческих вечеров с теплым названием «Кофейник». Профессия юриста не стала для нее препятствием на пути к творчеству, которое дает ей возможность разобраться в себе и найти новые смыслы.

– Татьяна Николаевна, что заставило вас организовать чтения авторских текстов вслух?

– Мне кажется, что слово начинает жить не тогда, когда ты его записал на бумагу, а после того, как ты его прочитал, когда оно начинает звучать. Это, наверное, очень похоже на музыку – композитор пишет ноты, но это еще не музыка. Она становится таковой только после того, как ее сыграли.

– Но почему именно публичные чтения в кафе, ведь можно было устраивать домашние посиделки?

– Чтобы это могли услышать и другие люди. Лично мне было интересно посмотреть, как публика на все это реагируют. Как моя мысль или эмоция отразится в других людях, какой вызовет отклик?

– Когда вы начали писать?

– В 40 лет у меня случилась любовь. Тогда меня захлестнуло очень много разных сильных чувств и эмоций. Я не знала, как их прожить, и почему-то вдруг стала писать. Оказалось, когда ты выливаешь свои переживания на бумагу, они складываются в картину, которая уже гораздо больше поддается анализу, чем эта эмоциональная буря внутри. Человек, которого я тогда любила, – очень умный и авторитетный – сказал мне, что я должна продолжать писать, потому что у меня неплохо получается. С его легкой руки я начала публиковать свои тексты в социальных сетях. Иначе бы я, наверное, просто постеснялась это сделать. И они стали вызывать отклик у читателей. Кроме того, со временем возникло сообщество людей, которые поступают со своими переживаниями таким же способом, как и я, то есть пишут тексты. И я, как более-менее активный человек, просто собрала их вместе.

– Есть ли у «Кофейника» постоянный круг авторов?

– Среди них, например, мой давний друг Алексей Яшкин – очень хороший живописец. В начале 1990-х, когда я была женой другого художника, мы вместе продавали картины возле «Интуриста». Вообще желающих читать достаточно, но для того, чтобы поддерживать хороший уровень мероприятия, я стараюсь приглашать людей, которые уже состоялись как писатели. Например, на прошлом «Кофейнике», который состоялся после долгого перерыва, выступала поэтесса Наталья Калинина. Кроме того, я впервые публично исполнила ее песню. До этого у нас выступала писатель-историк Валентина Рекунова и многие другие.

– Вы пишете прозу или стихи?

– Это забавная история о том, как я не стала поэтом. Во время второго декретного отпуска я заметила такую штуку: сколько бы ни покупала ребенку совочков, они все время терялись в песочнице. Поговорила с другими мамами, и оказалось, что у них тоже куда-то все время пропадают игрушки. Тогда я написала стихотворение о том, что совочки уходят в свою страну, а шарики улетают в свою, поэтому мы не находим ни тех, ни других, ведь у них там все хорошо. На мой взгляд, оно получилось очень интересное по смыслу. Я подумала, что можно опубликовать стих в «Сибирячке», но редактор Светлана Асламова сказала, что рифма не бьется, и посоветовала сходить к какому-нибудь поэту и все исправить. Я пошла к Владимиру Скифу, он прочитал мое стихотворение и начал мне что-то объяснять про ямбы и хореи. Но так как я отлучилась от своей дочери всего на два часа, то попросила его подправить стих самому. В итоге в нем появилась рифма, но пропал смысл. И тогда я поняла, что не смогу стать поэтом, не знаю я теории сложения стихов. С тех пор при знакомстве с людьми говорю: «Прозаик!» Про каких таких заек – другой вопрос. Кстати, все люди, которые приходят к нам на «Кофейник», обладают здоровой долей самоиронии. Ведь как только начинаешь относиться к себе слишком серьезно, как все, что ты пишешь, становится нудным и скучным.

–То есть вы пишете прозу?

– Это короткие рассказы, потому что изначально они были заточены под формат социальных сетей. Сейчас люди больше пишут и читают что-то не длинное. Возможно, это веяние времени. Говорят, что это клиповое сознание. И, я думаю, тут есть немаловажное влияние ЕГЭ, через сдачу которого прошли все, кто младше 30 лет. Формат сочинений, которые мы с дочкой писали, готовясь к сдаче экзамена, состоял из 17 предложений. Возможно, что у нового поколения зафиксирован такой стандарт мышления. Но будет неправильно утверждать, что это плохо, поскольку такие размерные ограничения заставляют писать очень емко. С другой стороны, это веление времени, и глупо с ним бороться. За пять лет у меня накопилось немало рассказов. Есть самое первое произведение – «Роман расставаний» про эту мою любовь, которая открыла во мне способность писать. Отношения были очень болезненными, тот человек сыграл в моей жизни роль будильника, а будильники должны быть таковыми, иначе они не разбудят. Человек ушел, но творчество осталось. Сейчас у меня другие отношения. Еще мной написана трилогия из небольших частей, которая рассматривает героев одной семьи.

– Что вас еще волнует как автора?

– То, что больше всего волнует меня в жизни. Моя старшая дочь Даша вот-вот должна родить ребенка, поэтому сейчас меня волнует тема новой жизни. И именно поэтому наш прошлый «Кофейник» был про любовь и все ее последствия. Вообще меня больше всего вдохновляют отношения людей и природа, их взаимосвязь. Очень интересна человеческая вдумчивая жизнь во всех ее проявлениях, особенно в нестандартных шагах в новое. У наших авторов, как правило, тоже очень живые темы, поэтому я хочу издать сборник произведений людей, которые читают на «Кофейнике». Думаю, это будет интересно.

– А если кому-то из наших читателей тоже захочется прочесть свои произведения в «Кофейнике»?

– Он может найти меня в социальных сетях и отправить мне свои тексты.

Другие материалы