28 ноября 2018

Что стало причиной коммунальной аварии на улице Карла Либкнехта?

Как прожить зиму без ЧП?

Не успела зима толком вступить в свои права в Иркутске, как прорвало трубу горячего водоснабжения на улице Карла Либкнехта, ставшей уже притчей во языцех. Это, пожалуй, единственная магистраль в областном центре, которую без конца перекапывают и ремонтируют. Из-за аварии тепло и горячую воду отключили в 37 объектах, в том числе в четырех социально значимых.

13 ноября иркутяне окрестили черным вторником. Плотный пар из-за бьющего кипятка из-под земли окутал несколько кварталов. Видимость – практически нулевая. Люди искали дорогу и пешеходные переходы на ощупь. Машины медленно, со скоростью 7 км/час, двигались друг за другом. За считанные минуты после коммунальной аварии образовались многокилометровые пробки. К вечеру иркутянам вернули в дома тепло и горячую воду.

Что же стало причиной аварии? Зима только началась, а в областном центре уже прорвало трубу. Почему? Что иркутянам ждать дальше? Выдержат ли тепловые сети суровые низкие морозы, когда температура может быть ниже сорока градусов?

Наследство советских времен

Надо отметить, что в Иркутске чуть больше 600 км тепловых сетей. Порядка 240 км находятся в собственности ПАО «Иркутскэнерго». Около 300 км – это муниципальная собственность, которая по концессионному соглашению передана в управление энергетикам.

– Участок теплосетей, где произошла авария, принадлежит ПАО «Иркутскэнерго». В настоящее время ведется расследование, результаты которого будут нами внимательно изучены. Однако в рамках подготовки к отопительному сезону мы получили акты о выполненных работах по проведению так называемых гидравлических испытаний. В частности, по данному участку энергетики проблем не выявили. Надеемся, расследование покажет, что привело к разрушению трубы, – прокомментировал Дмитрий Анчутин, заместитель председателя комитета городского обустройства – начальник департамента инженерных коммуникаций и жилищного фонда.

– В 2008 году мы взяли городские сети в работу, на тот момент они в прямом смысле находились в «мертвом» состоянии. На трубах было огромное число повреждений, которые зачастую даже не устранялись – их просто не успевали ремонтировать. Мы провели ряд мер по реанимации, свели до минимума потери тепла и обеспечили теплоисточниками новые микрорайоны, – сообщил Олег Причко, генеральный директор ПАО «Иркутскэнерго».

Энергетики применили наиболее эффективный и экономически выгодный способ по замене тепловых сетей. Дело в том, что механически вырезать трубы, меняя старые на новые, – это расточительство в современных экономических реалиях. Иркутские энергетики собирают и хранят статистику обо всех повреждениях. Раз в три-четыре года они проводят полное обследование с помощью ультразвука и других технологий. Получается своеобразный рентген тепловых сетей. На основе статистики и обследований выявляются проблемные места, которые устраняются в результате локальных ремонтных работ. Такой подход в четыре-пять раз дешевле, чем замена труб погонными метрами.

– Нормативный срок для стальных труб – 25 лет. Исходя из практики, могу сказать, что степень износа сетей зависит от многих причин. Например, мало кто знает, но рядом с трамваем существуют так называемые блуждающие токи, которые уничтожают коммуникации. Эффект такой, будто картечью в трубу стреляют, – отметил Олег Причко.

Возвращаясь к улице Карла Либкнехта, стоит обратить внимание, что здесь проложены тепловые сети, водопровод, ливневая канализация, сети электроснабжения, в связи с чем здесь регулярно выполняются ремонтные работы. Так получилось, что теплоснабжение Иркутска развивалось уже после того, как сам город был сформирован.

Кстати, в Москве получил распространение другой опыт – строятся специальные тоннели, что позволяет обеспечить свободный доступ к инженерным коммуникациям. Иркутску о таких проектах можно только мечтать, поскольку их строительство требует миллиардных инвестиций.

Труба преткновения

Стальная труба на улице Карла Либкнехта, где произошла авария, действует с 1994 года, то есть 24 года. Внешний вид у нее вполне хороший, судя по обрезу, качество металла надежное. Казалось бы, служить да служить ей еще много лет. Откуда тогда коррозия?

– Повреждение на трубе локальное, с четко выраженными границами. Это результат воздействия не просто воды, а с содержанием реагентов. Накануне аварии, когда снега на дороге не было, коммунальные службы города зачем-то обработали асфальт противогололедным средством. Мы зафиксировали это на фотоснимках. Реагенты не испаряются, а стекают в реку, или через различные щели проникают вглубь, достигая труб. По существующим правилам тепловые сети прокладывают вдоль транспортных магистралей, а не под жилыми застройками, чтобы в случае аварии можно было вскрыть дорожное полотно и провести ремонтные работы. На наш взгляд, именно реагенты стали причиной коррозии на трубе, что привело к аварии, – поделился своим предположением Олег Причко.

В мэрии Иркутска знакомы с версией энергетиков. Но не согласны с ней. Свои аргументы произошедшего представил Андрей Пономарев, заместитель председателя комитета по городскому обустройству – начальник департамента дорожной деятельности и транспорта:

– Для обеспечения безопасности движения на дорогах города мы обрабатываем проезжую часть исключительно природным материалом – это песко-соляная смесь. Данное условие прописано и в муниципальном контракте. Именно данная технология разрешена к применению Росавтодором. Используем 90% песка и 10% соли, привезенной из Тырети. Насколько мне известно, тепловые сети пролегают на глубине 1,5–2 метра. Это каким же объемом соли надо пропитать землю, чтобы она трубу разъела? И потом, насколько мне известно, трубы у энергетиков защищены от внешних факторов железобетонными лотками. В данном случае – больше вопросов к эксплуатации сетей, чем к работе дорожников.

На данные аргументы мэрии Олег Причко привел другой пример:

– Железобетонные лотки бывают разной конструкции, не везде они покрывают трубы сверху и снизу, бывает, что только снизу – как в случае с трубой на ул. Карла Либкнехта. Продолжая тему влияния реагентов на тепловые сети, давайте вспомним сентябрь 2017 года, когда произошла авария на Глазковском мосту. Тогда все телевизионные каналы показали облако пара над Ангарой. Так вот там была стальная труба 2010 года, покрытая слоем теплоизоляции и полимерной защитной пленкой. Место аварии также было локальным.

25.09.2017 года. Глазковский мост. Повреждение обратного трубопровода Dу800 ТМ №2, вызванное воздействием дорожных реагентов. Фото №1

Труба находится под мостом, где все проветривается. Но через сливное отверстие реагенты попадают на тепловые сети. А под мостом мы обнаружили соляные сталактиты. Химический анализ подтвердил наличие в них хлорид-ионов – активных стимуляторов коррозии. Применять противогололедные реагенты нужно в строгом соответствии с инструкцией по эксплуатации, чего, к сожалению, у нас никто не делает. А за ремонт в итоге платит потребитель!

25.09.2017. Глазковский мост. Повреждение обратного трубопровода Dу800 ТМ №2, вызванное воздействием дорожных реагентов. Фото №2

Сотрудниками Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева было проведено исследование о влиянии противогололедных материалов на коррозию поверхностных тепловых сетей.

– Экспериментальные исследования и химический анализ взятых образцов позволили выявить бесспорные факторы разрушительного воздействия противогололедного рассола на полиуретановые антикоррозионные и теплоизоляционные покрытия трубопроводов, причем эти воздействия усиливаются в условиях высоких температур, присутствующих при эксплуатации теплопроводов. Так, расчеты показали, что в условиях рабочих температур трубопроводов тепловой сети (70–130°С) скорость гидролиза, т.е. разрушения полимера изоляции, увеличивается как минимум в 1000 раз. Кроме того, наряду с агрессивным воздействием непосредственно на трубопроводы, противогололедные материалы приводят также к разрушению бетонных и металлических конструкций тепловых камер, что может привести к тяжелым авариям с большим периодом отключения теплоснабжения потребителей для выполнения ремонтно-восстановительных работ, – поделился итогами исследования директор института Валерий Стенников.

Андрей Пономарев заверил нас, что коммунальные службы города уже два года не обрабатывают рассолом Глазковский мост:

– На мостах запрещено использовать противогололедные реагенты, так как данные сооружения более требовательны к обработке. Поэтому мы просто чистим от снега и наледи проезжую часть и посыпаем песком. Тот факт, что на Глазковском мосту проложены тепловые сети – это наследство советских времен. Но так быть не должно!

Возможно, аварии на Глазковском мосту и улице Карла Либкнехта станут поводом для пересмотра маршрутов тепловых сетей в Иркутске или еще более внимательного отношения к эксплуатации тепловых сетей. Нам, жителям города, остается только надеяться на профессионализм и здравый смысл тех, от кого зависит отопительный сезон в городе. Хочется, чтобы зима прошла спокойно, без ЧП и коммунальных катастроф.