03 февраля 2012 08:02

Выбираю деревню на жительство

Почему горожане возвращаются в черемховские села?

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

За минувшие десятилетия, не самые легкие для сельского хозяйства, ни одно село не исчезло с карты Черемховского района.

Даже в крошечных деревнях, где насчитывается всего с десяток дворов, все еще светятся по вечерам окна, топятся печи, продолжается жизнь. Как выживают деревни в таежной зоне района, узнали корреспонденты «Областной».

Строительный бум на селе

Мы едем в Нижнеиретское муниципальное образование, одно из показательных в отношении сохранения малых деревень. Нижняя Иреть находится в 50 км от Черемхово, но дорога туда совсем не простая. Асфальт, уложенный еще в советские времена, разбит лесовозами.

Из-за обилия новостроек и ледовых фигур на улицах Нижняя Иреть кажется нарядной, праздничной. Помимо традиционных Снегурки, Деда Мороза и драконов, мы видим праздничные столы с напитками, огромные фруктовые вазы – все сделано изо льда и снега. Местные жители постарались украсить на всю зиму собственные подворья.

 

– Люди у нас живут творческие, активные, – подтверждает глава Нижнеиретской администрации Татьяна Винокурова.

Ей есть чем гордиться – за минувшие три года в Нижнеиретском поселении было построено 14 жилых домов, из которых 11 уже ввели в эксплуатацию.

С 2007 года на территории работает областная программа по социальному развитию села. Первыми в нее вступили бюджетники.

[EXP]

Жилье в селе довольно старое. Сама Нижняя Иреть ведет свое начало с 1870 года. Последние дома здесь были построены в 1992 году силами местного совхоза. Дальше – тишина. И лишь пять лет назад активно возобновилось жилищное строительство. В 2007 году были построены два дома, через два года – четыре. В 2010 году еще три семьи справили новоселье. А в 2011-м застроились уже четыре подворья. На 2012 год три семьи подали документы на участие в программе, и, надеется глава, средства на строительство получат. Дома возводятся по схеме «70 на 30», где 30% от суммы – вклад застройщика, а 70% оплачивает государство.

Одна из участниц программы – Оксана Малыгина. На ее подворье строители возвели новый сруб.

– По проектно-сметной документации дом в 90 квадратов нам с мужем обошелся в 1,3 млн рублей, – рассказывает Оксана. – Мы вложили еще часть собственных средств, построили второй этаж. У нас трое детей, большой дом нужен. Тем более мы еще деток планируем, – улыбается хозяйка.

Люди из Ирети трудятся в агрохолдинге «Белореченское», чьи филиалы раскиданы по всему району. В Иретском поселении работают молочно-товарная ферма и зерносклад.

Оксана, как и большинство земляков, имеет подсобное хозяйство, огород. Она работает в администрации, муж – в дорожной службе. Это не самая бедная, по сельским меркам, семья. Чтобы вступить в программу, им пришлось взять кредит в банке.

Оформлять необходимые документы, в том числе и на землю, застройщикам помогает сельская администрация.

Кстати, решение жилищного вопроса способствует приезду в село специалистов.

– Недавно, закончив вуз, в Нижнюю Иреть из Иркутска приехала налоговик Надежда Деревина с двумя детьми. Ветврач Наталья Селиверстова взяла под опеку четверых детей, вступила в программу. Фермер Михаил Миронов, дорожник Николай Скирин, молодая семья Антона Селиверстова, – перечисляет застройщиков глава поселковой администрации.

Жизнь в таежной зоне

В Нижнеиретское поселение численностью 1,1 тыс. человек входят шесть населенных пунктов. Жители маленьких деревень вокруг Нижней Ирети тоже охотно строятся, несмотря на то, что работы здесь нет. Пенсионерам она как будто и не нужна, а молодые трудоустраиваются в райцентре и в соседних сельхозпредприятиях.

– К нам едут жить из Иркутска, Усолья-Сибирского. В Большебельске шестеро построились, одна семья из Черемхово переехала. В Бажее семья построила дом. В селе Паточном – две семьи дома срубили. И даже в маленькой деревне Шестакова и то люди строятся, – радуется Татьяна Винокурова.

Деревня Шестакова тянется вдоль реки Ирети и утопает в снегу. Тишина вокруг почти звенящая. С бассейна Ирети начинается лиственничная тайга Присаянья. Название реки происходит от эвенкийского «ирэкте» – лиственница.

А свое название населенный пункт берет от первооснователя Шестакова. В середине прошлого века деревня, хоть и имела всего три десятка дворов, была шумной. По обе стороны реки располагались пионерские лагеря, где работали местные жители. Буквально через дом жили многодетные семьи. В семье Девятериковых было девять ребят. Дети пешком ходили за два километра в Иретскую школу.

В конце 1990-х годов старожилы начали покидать деревню. Дома оставляли. Девять лет назад из родного дома дети увезли последнюю вдову ветерана Великой Отечественной войны.

– А сегодня наши жители возвращаются из других краев. Я тоже уезжала отсюда после школы, жила и работала в Братском районе, потом вернулась, – вспоминает Татьяна Винокурова.

Сегодня в Шестакова из 35 заселены 15 домов. Пенсионер МВД Николай Шевчук живет тут шестую зиму, переехал из Черемхово.

– Здесь воздух лучше, чем в райцентре, снег, смотрите, белый какой. Река под окнами, рыбалка, ленок, хариус, – рассказывает он.

Новых обитателей деревни не пугают ни разливы реки, которая в иные годы поднимается до порога и подполья, ни пожары, то и дело случающиеся за рекой. Несколько лет назад в Шестакова от верхового лесного пожара сгорел дом.

В деревне местные живут землей, рекой, держат подсобное хозяйство. И мало кто жалеет об оставленных благоустроенных квартирах. Зимой в таежной зоне температурная разница с Черемхово составляет почти десять градусов мороза. Зато тихо, спокойно, чужие здесь не ходят.

Перед Новым годом в Шестакова переселились три сестры из многодетного рода Девятериковых. Вернулись из разных городов на малую родину, решили жить вместе. Неподалеку от дома, где живут сестры – их старинная родительская усадьба.

– Почему люди возвращаются в малые деревни? – спрашиваем у главы.

– Кого-то к земле тянет, кого-то – на родину. В маленькие села переезжают и пенсионеры, и молодые. И знаете, такая ситуация началась именно с Шестакова. Сегодня у нас рождаемость превышает смертность – последнее время примерно по 30 детей ежегодно рождается.

Кроме того, с увеличением численности поселения в бюджете растут земельный и имущественный налоги, увеличивается и госдотация для муниципального образования.

– Ни одну малую деревню за последние годы мы не потеряли, ни одна из них себя не изжила. Такого, думаю, никогда не случится, – уверена Татьяна Винокурова.

[/EXP]

Другие материалы