Дом Шубиных

«Дом Шубиных представляет собой историческую и культурную ценность, являясь не только самым старым – ведь это единственный уцелевший дом, построенный до 1800 года, – но и единственным домом подобного типа в Иркутске».

Виталий Барышников,

Руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области

Этот полуразрушенный дом по улице Лапина, 23, бывшей 2-й Солдатской, – самый известный памятник деревянного зодчества в Иркутске. Срубленный более 200 лет назад на совесть из толстых крепких бревен, он имеет вид монументальный и жалкий одновременно. Сегодня он – как покосившийся старый корабль, выброшенный на сушу и заросший травой. Впечатление усиливают пустые глазницы окон, ведь в доме давно уже никто не живет, тем не менее у него есть хозяева, ведь он находится в частной собственности. Именно поэтому исключительный во всех отношениях для истории Иркутска памятник федерального значения уже много лет не могут отреставрировать.

– Сейчас мы проработали вопрос о возможном его изъятии у собственников через суд из-за бесхозяйственного содержания объекта культурного наследия. А пока мы не можем помочь объекту материально, ведь по закону это будет нецелевое расходование средств. По этой причине деревянное здание не попало и в план подготовки к празднованию 350-летия Иркутска, – отметил руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Виталий Барышников.

А пока органы охраны бьются над тем, чтобы вопрос собственности был решен, о доме Шубиных вспоминают, только когда памятник начинает гореть. К сожалению, к дому, благополучно пережившему страшный пожар 1879 года, горожане немилосердны, ведь только за последние годы он горел несколько раз. К счастью не дотла. Ведь напротив уникального объекта находится Главное управление МЧС по Иркутской области, сотрудники которого стараются присматривать за зданием. Но это, к сожалению, не входит в их прямые обязанности. Во всех случаях причиной было неосторожное обращение с огнем. По официальным версиям, невольными поджигателями в брошенном доме в большинстве случаев были лица без определенного места жительства.

Чем же интересен дом Шубиных с архитектурной точки зрения? Он принадлежит к числу деревянных зданий с традиционной иркутской планировкой и представляет собой одноэтажный, на подклете, особняк с прирубом к боковому фасаду, в котором расположены крыльцо, сени и лестница. Причем есть и так называемый антресольный этаж прируба, на котором устроен открытый балкон.

Антресольный этаж – одна из характерных архитектурных хитростей того времени, ведь в те годы в Иркутске существовал официальный запрет на строительство двухэтажных домов. И поэтому маленький чердачный этаж был виден только со двора. В основе дома небольшой пятистенный сруб площадью 7,2 на 7,9 м. На первом этаже даже сохранилась русская печь. По мнению экспертов, памятник представляет, прежде всего, типологическую ценность, являясь одной из первых построек, сооруженных по характерной для Иркутска композиционно-планировочной схеме.

Кстати, непонятно почему памятник называют домом Шубиных, ведь в архивных документах, где зафиксированы имена его многочисленных владельцев с 1876 года, ни разу не встречается фамилия мифического офицера Шубина, который, по городской легенде, и владел домом. Впервые в Окладной книге собственницей особняка на улице 2-й Солдатской значится некая чиновница Анна Дудкина. Далее из справочной книги «Адрес-календарь города Иркутска» за 1901 год следует, что в доме также проживает коллежский советник, старший ревизор контрольной палаты Николай Шишмарев и его сын вольнонаемный служащий Управления государственным имуществом Герман Шишмарев, а в 1915 году последний становится владельцем усадьбы. Неизвестно, имел ли место факт продажи дома или это было вступление в права наследства. После его смерти в 1935 году дом переходит к Акулине Шишмаревой. Может быть, именно эту фамилию по созвучности за давностью лет заменили на «Шубина»? Владелица скончалась в 1943 году, и собственником стал ее сын Александр Черных, который в декабре этого же года продал половину имущества Тамаре Рекославской, а в марте 1950 года – еще четверть имущества Варваре Семиной, эта часть собственности много раз переходила из рук в руки. Хозяева дома сдавали комнаты в доме, и в апреле 1997 года по вине одной из квартиросъемщиц произошел пожар, из-за которого здание сильно пострадало.