03 июня 2020 10:06

Выбор доктора Семенова

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Ежедневные плановые и экстренные операции, консультации больных и обучение молодых врачей. Таков ритм работы заведующего нейрохирургическим отделением 3-й Кировской больницы Иркутска Александра Семенова. Но ведь и отдача велика – тысячи спасенных человеческих жизней, благодарные отзывы коллег и пациентов.

Труд врача высоко оценили на государственном уровне. Президент России Владимир Путин подписал указ о присвоении ему звания «Заслуженный врач РФ». Доктор Семенов стал самым молодым нейрохирургом в Иркутской области, удостоенным этой награды.

 

Счастливый случай

Выкроить время для беседы в плотном графике Александру Семенову оказалось непросто. То и дело звонил телефон, врача отрывали неотложные задачи, но, тем не менее, встреча состоялась. Доктор согласился на разговор, ибо посчитал, что он будет полезным для молодых людей, которые только определяются с выбором профессии. У него, например, он произошел, благодаря совету школьного учителя.

У меня нет родственников-врачей, а медицинская династия началась уже с моей семьи. Жена – невролог, наш старший сын в этом году стал студентом медуниверситета. А вот родители были далеки от медицины, – рассказывает Александр Валерьевич. – Отец – инженер, работал на 403-м заводе и в аэропорту, мама – литератор, член Союза писателей, трудилась в Восточно-Сибирском книжном издательстве. Я же собирался стать биологом, мечтал об океане.

Перенаправил его юношеский максимализм преподаватель истории Алексей Борисович Самсонов. Он сам учился в мединституте и посоветовал этот вуз подростку. Так Саша записался в кружок, который при мединституте для старшеклассников вел Геннадий Давидович Брук. Пошел скорее ради любопытства, а потом занятия зацепили по-настоящему. Он открыл для себя ту сферу деятельности, которой хотел бы посвятить жизнь и где мог бы приносить реальную пользу.

Поступить в вуз удалось с первого раза, однако учеба оказалась сложной. Приходилось много читать, зубрить, «пахать», как выражается Александр Семенов.

– Так нарабатывались большие количественные знания, которые удержать в голове сложно, но именно в юности они хорошо запоминаются, «записываются» на всю жизнь, а потом – раз – и выскакивают в нужный момент, – признается наш герой.

На третьем курсе познакомился с профессором Михаилом Дмитриевичем Благодатским. У студентов начались занятия по нейрохирургии, правда, длились они всего три дня, с чем Александр Валерьевич в корне не согласен. Тем не менее этого времени ему хватило с лихвой, чтобы выбрать специальность. После института Семенов поступил в ординатуру по нейрохирургии, потом – в аспирантуру, которую окончил в 2001 году защитой кандидатской диссертации. Работать пришел в ту же больницу, где трудился его учитель и наставник. А через семь лет Александра Валерьевича назначили заведующим нейрохирургическим отделением.

 

«Мильон» терзаний

Нейрохирургов не зря считают медицинскими ювелирами. Они разбираются в тончайших структурах человеческого тела: головном и спинном мозге, сплетении нервов и кровеносных сосудов. На счету Александра Семенова около 2 тыс. успешных операций, но перед каждой он по-прежнему волнуется. Всегда есть риск задеть какой-то нерв или, что еще хуже, артерию, что может инвалидизировать пациента или привести к моментальной смерти от кровотечения. Нейрохирургу нужна решительность и сноровка, а также немалая доля удачи. Каждый конкретный случай индивидуален, ведь расположение опухолей, гематом, аневризм и других источников «проблем» у каждого пациента разное.

Нейрохирургия сложна и интересна тем, что в ее компетенцию входит много различных заболеваний, – объясняет доктор. – Более того, для дифференциального диагноза нейрохирург должен знать заболевания, которыми занимаются неврологи.

Раньше, продолжает врач, нейрохирургия считалась специальностью «штучной». Не было МРТ и МСКТ. Приходилось на основании жалоб, анамнеза и осмотра «молоточком постучать», «иголочкой потыкать», понять, что находится внутри черепной коробки, чтобы, сделав трепанацию, точно попасть в опухоль. Специалистов были единицы. Профессор Благодатский как раз из таких – хирург высочайшего класса. Советов своего учителя и наставника Александр Валерьевич старается придерживаться на практике. «Самый лучший врач – это ученый врач, – любил повторять Михаил Дмитриевич. – Какой бы обширной практикой он ни обладал, каких бы званий ни удостоен, учиться необходимо постоянно». Однако опыт и мастерство не избавляют врача от рисков и душевных переживаний. Серьезно заболев и очутившись в больнице, человек, терзаемый страхом за свою жизнь, верит в сверхчеловеческие способности врачей. Если операция проходит удачно, хирург – настоящий бог, если нет – преступник. Но ведь и перед самим врачом всегда стоит проблема выбора: удалить опухоль целиком, рискнув полноценной жизнью пациента или все же оставить часть. Поторопиться с проведением оперативного вмешательства или не стоит…

Александр Семенов вспоминает операцию, которую проводил 35-летнему мужчине. Длилась она 15 часов:

Опухоль была доброкачественная, но расположена «злокачественно» – в непосредственном плотном контакте с жизненно важными образованиями. Пришлось работать медленно, удаление происходило по частям. Для меня эта операция важна тем, что я сумел вовремя остановиться. Любой хирург всегда заточен на полное удаление опухоли. Если удалил – ты победил. Это как инстинкт охотника. А я в какой-то момент понял, что не должен этого делать, чтобы не навредить пациенту. Иначе он мог погибнуть.

Позже подтверждение своей правоты доктор нашел в книге нейрохирурга с мировым именем Генри Марша. В своем сборнике «Не навреди» тот посвятил целую главу подобным случаям, которую назвал «Тщеславие», подразумевая под этим как раз действия врачей.

Работа нейрохирурга приносит глубочайшее внутреннее удовлетворение, если удается спасти жизнь человека. Однако за это приходится платить. Никто не застрахован от ошибок, и в конечном счете докторам остается жить и работать дальше с осознанием их последствий. В практике Александра Семенова тоже есть случаи, смириться с которыми очень тяжело. Хотя и продиктованы они исключительно благими намерениями.

– Если ты любишь свою работу, искренне болеешь за людей, перенести ошибку, конечно, непросто, – поясняет врач. – Возникают мысли: почему ты должен брать на себя ответственность за жизнь человека, ты же не господь Бог. Тем не менее медикам приходится это делать. Чтобы справиться с терзаниями, нужно понять – энергию сожаления необходимо полностью сфокусировать и перенаправить на то, чтобы такие случаи не повторялись. В этом твой долг и твое искупление.

 

Лучшая награда

Александр Семенов уверен: в борьбе за человеческую жизнь нужно браться и за сложные случаи, бороться до конца. И неважно при этом, кто перед тобой: молодой человек или пожилой. Решения об операции принимаются исключительно исходя из состояния больного. Важно уметь правильно формулировать задачи и подбирать методы, которые можно применить. Этот урок, говорит, он также усвоил у профессора Благодатского.

В нейрохирургии сегодня, констатирует Александр Валерьевич, происходит специализация направлений. Один занимается, допустим, только онкологией, второй – позвоночником. Хорошо это или плохо? С одной стороны, хорошо, врач становится в своей области высококлассным специалистом, с другой – «человека разбирают по частям», а он – единый организм.

Гиппократ говорил: мы лечим не болезнь, мы лечим больного. Мы должны видеть пациента всего и понимать, что и как, – поясняет Александр Семенов. – Человек, который занимается, допустим, нейроонкологией, должен в не меньшей степени понимать сосудистую хирургию. Универсализм начинает теряться, и это плохо.

Огорчает его и отсутствие специалистов на периферии. Пациенты есть везде, нейрохирургия – в основном экстренный вид оказания помощи. Но в глубинке их лечат травматологи. Хорошо, если есть хотя бы невролог.

Своим лучшим достижением доктор Семенов считает выздоровевших пациентов. И его совсем не огорчает, что, выписавшись из больницы, они о нем забывают.

– Это здорово, – считает он. – Самая лучшая оценка работы врача, когда пациент про него не вспоминает. Он забыл про боль, про проблему, живет своей жизнью, и ты ему уже не нужен.

Вот и к высокой награде Александр Валерьевич отнесся без излишнего пиетета:

– Я очень благодарен руководству больницы, которое готовило документы и лично главному врачу Анатолию Ивановичу Кузнецову. Спасибо коллегам, что поддержали и искренне за меня порадовались. Конечно, признание моих заслуг очень важно для родителей, жены, детей, для пациентов, которые мне доверяют свои жизни, да и для меня, ведь мою работу высоко оценило государство. Это окрыляет. Но главная моя цель – не звания, как бы высокопарно это ни звучало, а то, что я сделал, делаю и смогу еще сделать в своей профессии. Сейчас продолжаю работать над докторской диссертацией. Хочу сделать ее полезной для практикующих врачей. Я счастливый человек, занимаюсь тем, что люблю. Моя профессия дает мне смысл в жизни. И я искренне желаю молодым найти дело, которое будет приносить им такую же радость и удовлетворение.

Другие материалы