Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

10 июля 2019

Тулун: жизнь после потопа

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Тулун, переживший самое страшное за свою историю наводнение, пытается прийти в себя. В городе, на беду которого откликнулись тысячи людей, сегодня работают спасатели, военные, добровольцы. На месте трагедии побывали корреспонденты «Областной».

Эпицентр беды

Уже на въезде в город видны последствия масштабных разрушений. Улицы напоминают кадры военной кинохроники. Сломанные дома, вывороченные с корнем деревья, озера все еще не ушедшей воды… Теплицу, место которой в огороде, слепая волна отнесла далеко в лес.

Улица Гидролизная. Повсюду накренившиеся заборы, постройки без окон. Здесь когда-то был дом… После прихода многометровой волны от него остались лишь фундамент и каменная лестница, ведущая в никуда.

На крышах, воротах и в палисадниках сушатся вещи. На уцелевших постройках голосят голодные кошки.

На АЗС, расположенной по соседству, молодые люди пытаются наладить в одночасье рухнувшую жизнь – метут и скребут. На улице Володарского замечаем даже торговлю под открытым небом. Возле стола с нехитрым товаром – ни одного покупателя.

Особенно страшная картина по дороге на городской водозабор – по глумливой прихоти стихии в лесу на деревьях развешены куски полиэтилена, баннеры и даже оконная рама. Дома, покореженные, с сорванными крышами и вывернутыми окнами, сдвинуты с мест. Особенно сиротливо выглядит новенький сруб, который вода то ли выдернула с привычного места, то ли принесла с собой.

Кадры потопа в Тулуне облетели все соцсети и ведущие телеканалы планеты. Мост через реку Ия, о который, словно картонные коробки, ломались плывущие по воде дома, стал символом трагедии.

Сегодня город переполнен полицией, военными, людьми в форме. На дорогах армейские автомобили. Палатки МЧС развернуты практически в каждом квартале, здесь же работают водовозки, полевые кухни.

На улице Ленина воды было меньше, чем в микрорайоне ЛДК, но очевидцы видели насмерть перепуганных рыбок, которых потоком несло прямо поверх асфальта.

В первых открывшихся магазинах – продукты если не в изобилии, но точно есть.

– Марина, – кричит в телефон продавец, – скажи, чтобы хлеб не привозили. Его военные на улицах бесплатно раздают.

Военные, по традиции, одними из первых пришли на помощь людям. Они ликвидируют последствия наводнения, проводят массовую вакцинацию населения от вирусного гепатита, брюшного тифа и дизентерии. В Тулун оперативно прибыла мобильная биологическая лаборатория выявления опасных инфекционных заболеваний 48-го Центрального научно-исследовательского института Минобороны РФ. А еще военные развернули в городе бесплатную общественную баню.

Хроника наводнения

Первая информация о превышении критической отметки уровня воды в реке Ия поступила 27 июня. Синоптики предупредили – вода может подняться еще выше. Администрация Тулуна призывает людей сохранять спокойствие и не поддаваться панике. Оперативное информирование об уровне воды происходит на ее официальном сайте, в официальной группе «Вконтакте», по радио и на телевизионном канале.

Трагедии никто не ожидал, рассказывают местные. Люди снимали стримы о том, как поднимается вода. «Прикольно», – хохотали на берегу мужики. Но через считанные часы всем стало не до смеха…

27 июня в середине дня объявлен режим чрезвычайной ситуации. Вода прибывала в среднем по 10 см каждые два часа. Начались работы по укреплению дамбы. С помощью мешков с песком удается ликвидировать первую течь на дамбе, но вода уже подходит к пятиэтажным домам в микрорайоне ЛДК.

28 июня открыты первые пункты временного пребывания людей, волонтеры проводят подворовые обходы. Уходят под воду дома по улице Литейная. Начинается эвакуация людей с улиц Больничная, Юбилейная, Медицинская, Песочная, Озерная, Коммунальная, Фрунзе, Пролетарская, других. С затопленных территорий вывозят свыше 200 человек. Спасательные работы продолжаются 29 июня.

Наш Китеж-град

Жизнь в Тулуне разделилась на «до потопа» и «после». «Наш Китеж-град» – ласково и печально называют свой город жители…

О том, как все начиналось, рассказывает заместитель директора городской гимназии Жанна Бурова:

– Я живу в Березовой Роще, нас вода не задела. В соцсетях была информация, что сначала вода до полутора метров поднимется. Нас остерегали от паники, и мы были уверены – дамба выдержит. Потом поступила команда эвакуировать дачные поселки, подготовить документы, создать запас продуктов. Тем, кто в отпусках, предписывалось сообщить о себе в администрацию, чтобы знать, кто где. Эвакуация людей началась ночью из наиболее затопленных районов, например, с ЛДК. В первую очередь спасали стариков-дачников, которые не уехали, несмотря на предупреждения. Решили, что переждут. А потом стали звонить детям – помогите, тонем…

Сотрудники гимназии находились в отпусках, когда пришло распоряжение создать на базе гимназии дополнительный пункт временного размещения. Все женщины как одна вышли на работу, несмотря на то что среди них тоже есть пострадавшие.

Сегодня в гимназии расквартирована бригада спасателей. Во дворе стоят резиновые лодки, палатка, фойе здания заполнено емкостями с водой. Каждое утро по графику сюда, как и в другие точки города, приходят водовозки.

Педагог Елена Пашкевич рассказывает, что одними из первых в воду стали погружаться пятиэтажки на Горького. Три улицы моментально затонули на глазах очевидцев.

Люди не понимали, что будет огромная вода. Ночью я увидела внезапный свет, загудели лодки, вертолеты, и тогда я поняла, что произошло что-то очень страшное. В 4 утра выглянула на улицу – шла вода, стоял треск от разваливающихся домов, топило даже те улицы, что никогда не тонули. Паника у людей была страшная. Не все ведь в соцсетях оповещения читали или бегущую строку по ТВ видели. Увеселительные заведения накануне потопа не отменили, я про выпускные говорю. Школа № 18 оказалась отрезана водой…

Участок федеральной трассы «Сибирь», проходящий через город, закрыли к утру 29 июня: уровень воды над дорогой достиг трех метров. Люди по обе стороны реки были оторваны от внешнего мира. Все заправки затонули, в первые часы в городе не было бензина и воды…

Вадим Амирасланов работает в Куйтуне на вахте:

– Я вернулся домой аккурат в пик паводка. К маме кинулся, на лодке ее вывез. Других спасал. Сейчас я пока без работы, воду помогаю развозить людям. Надо же хоть чем-то помочь землякам…

Уплывшая икона

В пункте временного размещения (ПВР), расположенном в школе № 1, – стойкий запах валерианки.

– А мы не замечаем уже, – признаются сотрудники ПВР. На заборе у школы развешаны списки тех, кто еще не получил выплат и компенсаций. Люди ищут себя в списках. Кто-то не находит.

– Я прописана была в одном месте, жила в другом. Дом затонул, но не уплыл, мне говорят – компенсации не положено. – Ирина Вальковская плачет и ожесточенно трет лицо рукой.

У заместителя директора школы Андрея Попова измученный и усталый вид. Он находится в самом эпицентре человеческого горя:

– Пойдемте, я покажу, как мы людей разместили.

Татьяна Гордова с Заозерной, 12 попала в ПВР одной из первых:

– Мы верили, что дамба выдержит, поэтому и не уезжали никуда. Несколько раз в моей жизни дом подтапливало. Пуганые мы, да недопуганые. А как пришла вода, я в чем стояла, в том и побежала. Дом свернуло, комнаты полны глины, 40 лет я там прожила. И дом сына тоже утонул. Компенсацию я получила. Жить останусь в Тулуне, куда я теперь отсюда.

Фотографии внуков – все, что успела схватить с комода Тамара Стенина. Женщина больше не плачет, хоть и в одночасье потеряла дом с имуществом. Проблема у нее самая женская – во что переодеться.

– Гуманитарную помощь зачем-то на Стекольный завод и в Сосновый Бор увезли. А там люди не пострадали. Ну, и привезли бы вещи сюда, – в сердцах говорит женщина…

Ольга Емашева, проживающая в переулке Степном, 12, переживает о другом:

У меня дом в 53 квадрата хоть и затопило, но с фундамента он не сошел. Наверное, никакой компенсации я не получу. 

Ольга рассказывает, что в последние часы перед наводнением по городу ездила пожарная машина, по громкоговорителю женщина-спасатель всех предупреждала – берите документы, уходите из дома. Эту женщину, к слову, мы потом встретили в местной администрации. Она настолько охрипла, что ни назвать своей фамилии, ни разговаривать с журналистами уже не могла.

У Валентины Малиновской утонул дом и пострадали все родные.

– Юбилейная, Буденного, Фрунзе, – перечисляет она затонувшие улицы с адресами родственников. – Наш дом четыре раза топило на моей памяти. Но мы и не страховались никогда, нет такой моды у нас. А теперь все пропало, куры, собаки, свиньи потонули. Дети и внуки разбросаны по всему городу. Даже не про всех и знаю – кто где. Спасибо школе, приютила нас, но нам бы хоть маленький, но свой уголок…

Из Тулуна Валентина Ивановна уезжать не хочет.

– И я не поеду, – вторит ей Ирина Карпова с Фрунзе, 21. – Я тут родилась, тут и останусь. Дом у меня не унесло, слава Богу. Маме моей 83 года, как она переживет, не знаю.

Свою историю спасения Людмила Данилюк рассказывает сквозь рыдания:

– Я на чердаке сижу, волонтер, парнишка молодой, на лодке приплыл. Первым делом собаку стал отвязывать, а потом прыгнул на дровяник, чтоб меня забрать. Упал, бедный, в воду, потом снова за мной полез. Я, помню, лодку держала, чтобы не уплыла… Так на лодке и спаслась. А сосед мой утонул, пчел поплыл спасать. Дочка у меня в Питере, внучка в Калининграде. Звонят, плачут, уже все знают…

Женщину бьет крупная дрожь. Ее дом тоже неоднократно тонул в разные годы. Накануне наводнения Людмила Леонидовна повесила повыше шубу. Как учил покойный муж, повыше на печку положила дрова, лучину и спички. Ни дома, ни печки не осталось. Но самая страшная потеря – вещи, оставшиеся от мамы, – старинное Евангелие и икона Иверской Божией Матери…

В ПВР немало детей. Трехлетний Дениска играет яркой пластмассовой машинкой и пока не понимает, почему нельзя вернуться домой. Наталья Пакулова, мама, рассказывает, что ее восьмилетнюю дочь после потопа отправили в детский оздоровительный лагерь. Дом Пакуловых по улице Мастерская, 21 затопило. Автосервис, где работал муж, тоже пострадал.

– Дом мы купили на материнский капитал, три года прожили в нем всего…

Все, что осталось после потопа

На улицу Фрунзе, одну из наиболее пострадавших, нас привез местный житель Владимир Бурнейко. Вокруг – завалившиеся дома, покореженные теплицы, растоптанная ногами домашняя посуда. В канаве, заполненной водой, видим старую электропечку, автомобиль без стекол. Запах разложения и грязь, грязь…

Но, как торжество жизни, в одной из разрушенных оград полыхает алый пион, непонятно как спасшийся из-под толщи воды.

– Все унесло, живу как бомж, где придется, – местный житель Михаил Данилевич, не скрываясь, рыдает. Мы отводим глаза…

Владимир Бурнейко бродит по территории и разыскивает хоть что-то, оставшееся после потопа.

– О, тазы мои, – радуется мужчина…

Он рассказывает, что округа страдает от мародеров, и что патрулировать улицы полиция стала лишь недавно. Домашняя утварь под ногами – ржавые банки, старые кастрюли… На что здесь позарились мародеры?

– У меня есть ружье и свидетельство на право владения оружием. Я ведь стрелять буду. Как их иначе остановить? Случаи самосуда в городе уже были, – говорит Владимир.

Спасатели рассказывают, что одну из мародерских лодок, подплывших к чужому дому, разорвали сторожевые собаки. Грабители спаслись вплавь.

У Максима Драгина, жителя улицы Орджоникидзе, 15а, невыносимо грустный взгляд. Они с женой дом купили в 2014 году в кредит. Мебель тоже приобретена в кредит. Оба эти кредита унесла вода.

Мы и долги еще не раздали. Жить собирались, – растерянно говорит Максим. – Дом мы нашли потом, а пластиковые окна уже кто-то выдрал. Разве можно так – наживаться на чужой беде?

Помощь из первых рук

События в Тулуне мало кого оставили равнодушными. В первые часы трагедии жители города, у кого были лодки и плавсредства, снимали с крыш и чердаков перепуганных людей. Самоотверженно работали спасатели МЧС, военнослужащие, сотрудники других подразделений. Коллеги с федерального канала рассказали, что разбором завалов в Тулуне руководит опытный спасатель Петр Гриценко – тот самый, который после взрыва газа в Магнитогорске вытащил из-под завалов одиннадцатимесячного Ваню Фокина.

Добровольцы из Иркутска, Братска, Ангарска, Новосибирска, Улан-Удэ и других населенных пунктов собрали для пострадавших сотни тонн гуманитарной помощи.

Слова поддержки в соцсетях, адресные денежные переводы, просто протянутая рука помощи – все это сегодня очень важно для тулунчан, потерявших дома, имущество, огороды, сады, налаженный быт.

Наводнение в Тулуне показало, как отзывчиво человеческое сердце. Интернет облетела история парня, который километра полтора по пояс в воде на руках выносил щенка из потопа.

Сотрудники питомника К-9, примчавшиеся в тонущий город, отвязывали собак, снимали с крыш кошек, спасали коров и свиней.

Подруги из Питера Лариса и Светлана решили в отпуске съездить на Байкал. А услышав о трагедии, на перекладных рванули в Тулун и в первые дни после наводнения активно помогали волонтерам развозить воду, доставлять гуманитарку, ухаживать за стариками.

Наши коллеги с телекомпании АИСТ, отсняв репортажи, остались в городе, чтобы помочь старой одинокой женщине убрать дом.

Активисты из Иркутска помогают людям восстанавливать документы для получения выплат и пособий за утраченное имущество.

И таких примеров много…

В город возвращается жизнь

Сегодня Тулун, где проживает более 40 тыс. человек, возвращается к жизни. В городе уничтожено 1,2 тыс. домов, полторы тысячи людей эвакуировано. На ликвидации последствий подтопления задействовано свыше 2,5 тыс. человек.

После длительного простоя заработал водозабор. Специалисты провели очистку системы водоснабжения, обеззараживание, запустили канализационно-насосные станции. Однако пить воду из-под крана категорически запрещается, в городе продолжается подвоз и раздача бутилированной воды.

В Тулуне продолжают работать спасательные службы и медсотрудники. По данным пресс-центра Центрального военного округа, в подтопленном городе военнослужащие расчистили от завалов 13 га. Для обеспечения временного энергоснабжения городских канализационных очистных сооружений в Тулун прибыли две дизель-электростанции.

В городе остаются подтопленными свыше 200 домов. 22 человека погибло, 11 считаются пропавшими без вести. Найдены 30 человек, числившихся ранее пропавшими без вести. В семьях еще долго будут вспоминать истории чудесного спасения. О судьбе студента Ивана Рудых, отправившегося с друзьями на отдых, мама не знала пару дней. Вскоре сын вышел на связь – севший телефон не позволил вовремя связаться с родными.

Тулунчанам предстоит учиться жить заново. Справляться с посттравматическим синдромом, отстраивать дома, переезжать, восстанавливать нажитое. А еще из трагедии предстоит извлечь много уроков…

Другие материалы