Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

05 июня 2019

ЦСН на пороге 30-летия

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Иркутскому областному Центру по сохранению историко-культурного наследия 1 июля исполнится 30 лет. Это старейший государственный орган охраны памятников в нашей стране. Сегодня он активно продолжает свою работу как структурное подразделение Службы по охране объектов культурного наследия. Ее руководитель Андрей Фоменко рассказал о работе ЦСН в наши дни.

– Андрей Александрович, какие функции сегодня у Службы и ЦСН?

– Служба – это орган государственной власти, а ЦСН – автономное учреждение, которое занимается обеспечивающей функцией. Центр популяризирует объекты культурного наследия, выпускает книги, проводит выставки и так далее. Занимается сохранением, то есть реставрацией памятников, которые находятся в областной собственности, у нас их в регионе порядка 120. В данном случае ЦСН выступает заказчиком работ, поскольку там есть целый отдел профессионалов, которые досконально разбираются в вопросах сохранения. Они следят, чтобы при производстве работ все было в соответствии с законом и канонами реставрации. Служба же, как госорган, анализирует проектную документацию, исследует акты государственной историко-культурной экспертизы, эскизного проекта, собирает от заказчика документы, чтобы выдать разрешение на проведение работ по сохранению, а также вводит памятник в эксплуатацию. Кроме того, центр занимается подготовкой материалов для осуществления Службой государственной охраны объектов культурного наследия, в которую входит включение в Единый государственный реестр объекта культурного наследия, определение предметов охраны и его границ.

– Сколько в области памятников историко-культурного наследия?

– Их колоссальное количество – порядка 10 тысяч. Кстати, в настоящее время не у всех объектов, даже у тех, что находятся в реестре, есть утвержденные границы. На протяжении последних трех-четырех лет мы активно вели эту работу, и по госзаданию нам осталось утвердить границы 18 объектов архитектурного наследия. Кроме того, ведется работа по включению в реестр выявленных объектов. В этом году ЦСН выступит заказчиком по 51-му памятнику.

– А число выявленных объектов в регионе?

– Около 4,5 тыс. в области, из них в городе Иркутске порядка 500 объектов. Нужно отметить, что раньше эта работа проводилась в очень небольшом количестве, но в последние годы ресурсное обеспечение программы выросло в геометрической прогрессии, и мы соответственно наращиваем темпы. Если в 2014 году на госохрану выделялось 9 млн рублей, то в 2019 году – уже 89 млн. Недавно нам выделили средства на проведение работ по уточнению пообъектного состава Кругобайкальской железной дороги.

– Но ведь КБЖД включена в реестр памятников.

– Да, как объект культурного наследия федерального значения, но она включена в реестр как одна единица. Хотя в комплексе 805 объектов археологии и архитектуры. Недавно нам пришло разъяснение от Министерства культуры РФ, из которого следует, что все эти памятники до сих пор считаются выявленными, потому что в 90-е годы документы не были соответствующим образом оформлены. Поэтому важно как можно скорее провести такую работу, поскольку сейчас рассматривается вопрос о включении КБЖД в перечень объектов культурного наследия ЮНЕСКО.

– У нас есть объекты, которые остро нуждаются в реставрации, среди них – здание Иркутского ТЮЗа.

– Проектирование реконструкции ТЮЗа велось с 2017 года и продолжается до сих пор. Но тот проект, который предполагал увеличение объемно-пространственных характеристик памятника, не может быть реализован, ведь в законодательстве произошли изменения. И если территория объекта культурного наследия утверждена, как в данном случае, то на его территории запрещается возводить объекты капитального строительства и увеличивать объемно-пространственные характеристики уже существующих зданий, за исключением перепланировок и освоения подземного пространства. Существующий же проект предполагал увеличение самого здания в четыре раза. Кроме того, сейчас администрацией города Иркутска ведутся работы по внесению изменений в проект межевания, чтобы объединить два существующих там участка. Они будут закончены в третьем-четвертом квартале этого года. После чего мы сможем продолжить проектирование ТЮЗа. В итоге там будет располагаться основная и малая сцена, репетиционное пространство и комплекс помещений для детских студий.

– А как дела с Домом Кузнеца, будет ли там консерватория?

– Да, мы считаем, что такая возможность есть, но для того, чтобы сделать окончательное заключение, нам нужно провести комплексное обследование здания. Мы сделаем это до конца 2019 года. В случае если мы не выявим противоречий, то приступим к созданию проектно-сметной документации на реставрацию этого объекта с приспособлением.

– Это радует, ведь здание давно требует реставрации.

– Кстати, внутри этого комплекса есть деревянный памятник – исторический дом купца Давида Кузнеца, в котором он жил. Каменный же особняк он сдавал внаем. Деревянный объект на сегодняшний день выявленный, но мы намерены включить его в реестр и отреставрировать. Уверен, что памятник станет изюминкой этого проекта.

– Какие здания еще сейчас реставрируются за счет областного бюджета?

– У нас сейчас в работе шесть объектов. Один из них находится на улице Каландаришвили, 12, где расположено структурное подразделение онкодиспансера. У нас уже прошла государственная экспертиза, а также конкурс на реставрацию, и примерно через месяц состоится подписание контракта. Второй объект – Усадьба Антонова на улице Карла Маркса. Третий – комплекс зданий ВСОРГО – краеведческий музей. Четвертый и пятый – по улице Свердлова, 16 – филиал Художественного музея и Усадьба Бревнова (Дом литераторов), где появилась необходимость в работах по отведению грунтовых вод. И шестой объект, собственно, Дом Кузнеца.

– По всему получается, что Приангарье – передовой регион в плане реставрации, но при этом много памятников остро нуждается в реставрации.

– Уверен, мы движемся в правильном направлении. За последнее время всего два выявленных памятника не были включены в реестр, и это, по мнению наших уважаемых экспертов, вполне обосновано. А еще мы проводим процедуру по выявлению новых объектов. Недавно у меня побывала директор Дома культуры им. Горького 1957 года постройки из Черемхово. Он не является памятником, но при этом имеет интересные элементы декора, поскольку там ни разу не было капитального ремонта. Она радеет за его сохранение в первозданном виде, и скоро нам будут поданы документы на его выявление.

Наша область входит в пятерку регионов страны по количеству памятников и является чуть ли не лидером по количеству выявленных объектов культурного наследия. В отношении всех выявленных объектов должны быть подготовлены акты государственной экспертизы, подтверждающие их ценность. Кстати, все экспертные заключения по ним проходят через сито общественного совета при службе.

– Общественный совет помогает вам в работе?

– Это хороший инструмент общественного контроля, поскольку рабочий день чиновника – это круговорот событий, и трудно все держать под пристальным вниманием. А когда со стороны компетентной общественности идут подсказки – это полезно и важно. Кроме того, председатель общественного совета Надежда Красная – бывший директор ЦСН и квалифицированный специалист в этой сфере. Она, в частности, обозначила нам болевые точки по объектам деревянного зодчества и выявленным культовым деревянным объектам.

Другие материалы