24 апреля 2019

Виктор Боровский: Всегда ценил деловую и разумную критику

У Ивана Зелента, первого председателя Законодательного Собрания, эстафету принял гендиректор ОАО «Иркутскэнерго» Виктор Боровский. Он пробыл на своем посту недолго, лишь полтора года, но этот период был, пожалуй, самым драматичным в истории областного парламента.

И началось все с выборов спикера, когда два претендента на эту должность – Виктор Боровский и директор Иркутского авиазавода Владимир Ковальков – в течение трех месяцев не могли набрать нужное количество голосов. Лишь в январе 2001 года Законодательное Собрание смогло приступить к регулярной работе.

– Что вас привело в Законодательное Собрание?

– Желание защитить «Иркутскэнерго», с которым у меня связана вся жизнь. Красноярцы поддались на удочку Анатолия Чубайса и разбили весь энергокомплекс на куски: отдельно приватизировали Красноярскую ГЭС, отдельно Саяно-Шушенскую, оставив «Красноярскэнерго» тепловые станции с дорогой энергией. Но и той не хватало. Пришлось закупать у новых владельцев ГЭС. А те моментально задрали тарифы, и цены на электроэнергию поднялись в несколько раз выше иркутских. Мы не хотели повторять их ошибку и боролись за сохранение энергетического комплекса в целости.

– И каким путем пошли?

– Честно говоря, я вообще был противником приватизации энергетики. И до сих пор считаю, что самым разумным было сохранить ее полностью в руках государства. Но поскольку плетью обуха не перешибешь, то нужно было, избегая негативных последствий, акционировать все имущество в комплексе. Мою позицию полностью разделял тогдашний губернатор Ножиков, и совместными усилиями мы сумели отстоять цельность энергетической компании, а значит, и низкие тарифы. Когда я уходил в 2000 году с поста гендиректора «Иркутскэнерго», стоимость одного киловатт-часа равнялась восьми копейкам. Это был самый дешевый киловатт-час в России.

– Все полтора года, что вы занимали должность спикера ЗС, длился конфликт между вами и губернатором. Чем он объясняется?

– Разными взглядами на приватизацию «Иркутскэнерго». Те депутаты, которые поддерживали мою точку зрения, создали фракцию «Народный депутат», те, кто встал на сторону губернатора Бориса Говорина, – фракцию «Деловой союз». Она, собственно, и инициировала мою отставку, придравшись к формальном поводу. Направив письмо в российское правительство, где доказывал необходимость консолидации госпакета акций в одних руках, я подписался как председатель Заксобрания, тем самым как бы выступая от лица всего Собрания. А как, позвольте, я должен был подписаться: гражданин, товарищ или господин Боровский? Я писал письмо от своего имени и, естественно, поставил свою должность. Этому очевидному доводу не вняли, точнее, не захотели внять.

– Мира и согласия так и не получилось?

– А нужен ли мир и согласие между двумя ветвями власти? Я считаю, коль власть разделили, то они по своей природе должны бодаться друг с другом. Не надо жить дружно, как часто нас к этому призывают. Дружно жить надо только с критикой. Чем больше критики, тем больше шансов, что будет принято правильное решение. Я был сторонник такого подхода, еще работая в «Иркутскэнерго». На нашем совете любой директор филиала мог высказать свою точку зрения, не боясь испортить отношения с начальством. Если совет проходил без критики, я считал, что он прошел плохо. Этот принцип я перенес и на Законодательное Собрание.

Другие материалы