18 июля 2018

Кукольное царство Татьяны Поповой

«Старость – не радость, но и не грусть», – говорит пенсионерка из поселка Невон Усть-Илимского района, народный мастер Иркутской области Татьяна Попова. Всю жизнь она делает кукол и дарит их людям.

Татьяна Павловна, мастерица и кукольница, встретила нас на крылечке своего дома. Одетая в народный костюм, сшитый собственными руками, она сама была похожа на добрую куклу-бабушку.

– Вот, бусики еще не успела надеть. Ну, пойдемте, буду вам сказки рассказывать, – приветливо улыбается хозяйка.

Дом Татьяны Павловны – кукольное царство. В каждой комнате на полках и в шкафах стоят, сидят, висят, лежат сделанные ею игрушки.

Она протягивает нам куклу в ситцевом сарафане с ребенком на руках. Вокруг головы игрушечной женщины – тяжелая пшеничная коса.

– Это память о маме. Я именно такой ее помню…

Куклы в жизни Татьяны Павловны начались с детства, от мамы.

– Я из Ташкента родом. Это длинная и грустная история. Мама увезла меня от пьющего отца в Казахстан, но он и там нас нашел. Покоя в семье не было. Надо было бежать от него куда-то, так мы и оказались в Сибири, в Тулунском районе. Случайно уехали, добирались от станции к станции и попали в поселок Сибиряк, третье отделение Тулунской селекционной станции.

Девочке тогда было 8 лет. Когда Таня училась в пятом классе, мамы не стало – не перенесла она сурового сибирского климата, сердце заболело. Сироту определили в детский дом в Бодайбо.

После выпускного вечера в 1969 году Татьяна поехала в Киренское педагогическое училище. А потом началась работа в школе и продолжилось любимое занятие – конструирование кукол.

– Почему именно куклы, Татьяна Павловна?

– Мама, компенсируя мое печальное детство, часто мне их покупала. Она работала, я играла. Но покупные игрушки мне быстро надоедали. В третьем классе я порвала старую наволочку и смастерила себе тряпичную куколку. Та игрушка потом потерялась, конечно. Но в память о первой поделке я, став взрослой, скрутила себе другую, похожую.

Мама, видя увлечение дочери, показала, как делать другие фигурки, научила шить куклам юбки и рубашки.

– Сидя на русской печке, я играла в балы и свадьбы. Там у меня был целый город. В детстве все мои куклы были женскими, мужчин в доме не было никогда…

Свои игровые куклы мастерица всегда делала без лица. Объяснила – это чтобы ребенок сам домысливал эмоции: когда кукла грустит, когда смеется.

Татьяна Павловна – педагог, почетный работник общего образования, ветеран труда, народный мастер Иркутской области. Всю жизнь она преподавала в школе изобразительное искусство, учила детей делать куклы. В 2011 году ее пригласили в Межпоселенческий центр культуры руководить творческой мастерской по изготовлению народной тряпичной куклы «Благодать».

Ее коллекция началась с обрядовых и обережных куколок. Все они наполнены особой энергией. В них заложена вековая житейская мудрость, творческий потенциал нашего народа.

Мы проходим в комнату, где на специальных полочках и в шкафу размещены тематические работы-обереги. Каждая – с историей.

– Вот кукла День-Ночь. Видите, она двусторонняя – два лица, два цвета. В старину такие куклы вместо часов висели в домах и задавали хозяевам ритм жизни.

Рядом видим Масленицу, Троицу. Вот Свадьба – жених и невеста на одной палочке. Это символ любви, олицетворение радости.

Есть у Татьяны Павловны и целые серии обережных кукол. Серия Мировое древо символизирует женскую судьбу. Здесь представлена женщина в разные периоды ее жизни. Сначала идет юная Красота, затем Замужняя беременная женщина. Вот она – Мама с первенцем, а вот уже и Взрослая мама – у нее вместо рук мы видим двух детей. Финал жизни – бабушка со множеством детей и внуков.

Среди кукол замечаем веселый Веничек благополучия. Иметь такой оберег в доме раньше было мечтой любой хозяйки. А это кукла Зерновушка, набитая зерном.

– Она в плохие времена спасала крестьянскую семью от голода. Из куклы понемногу брали зерно, она становилась пустотелой, падала. Когда в гости приходили соседи и видели полупустую Зерновушку, они понимали – совсем голодно в семье, надо помогать. И помогали – приносили еду, кто что мог, – рассказывает кукольница.

Десять лет дистанционно Татьяна Павловна проучилась в Архангельском университете. Именно Архангельск считается колыбелью традиционных народных кукол Русского Севера. Кукольница изучала виды вышивок, плетение поясов, училась красить яйца. Она постоянно ездит на курсы повышения квалификации. За много лет обучила немало мастериц. О своем увлечении наша героиня может говорить часами.

– Как рождается кукла?

– Душа требует работы, – просто говорит кукольница, – замысел должен созреть. Я много думаю о будущей игрушке. Иду, например, морковку сажать, а сама размышляю – из чего же я моей кукле волосы делать стану?

Сейчас у нее в работе одновременно пять кукол. И каждая ждет своего часа.

Разные техники использует мастерица в работе, разные материалы. Опилки, береста, дорогие ткани – лен и шелк, чего только нет в ее мастерской. После обрядовых и игровых женщина освоила новое направление – будуарные куклы. Барышень викторианской эпохи делать очень сложно. Шляпки, зонты, туфельки и панталончики – все выполнено искусно и ювелирно, во всех подробностях. И нет ни одной похожей работы.

На выставках ее осаждают иностранцы с просьбой продать ту или иную работу, но мастер непреклонна. На куклах Татьяна Павловна не зарабатывает:

– Не продаю. Кукла бесценна, и даже не потому, что много времени и средств затрачиваешь. А потому, что каждое изделие – как собственный ребенок, часть души.

Свою бесценную коллекцию она мечтает передать в дар местному музею, который районные власти обещают открыть в ближайшее время.

В планах у нее – создать сказочную серию кукол: Золоту рыбку, Принцессу на горошине…

У Татьяны Павловны трое детей – взрослая дочь и сыновья. А еще пять внучат – мальчиков. Потому-то некому сегодня играть в ее куклы.

– Сколько же у вас работ?

– Может быть, пятьсот. Я и не считала никогда, просто работаю, все никак не наиграюсь. Старость – не радость, но и не грусть…

Другие материалы