26 октября 2016 11:10

Сбежали из города

В Жигаловском районе молодежь возрождает сельское хозяйство

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

В деревнях и селах Жигаловского района молодежь открывает крестьянско-фермерские хозяйства. Благодаря государственной поддержке люди приобретают сельхозтехнику, развивают животноводство и возрождают растениеводство на брошенных колхозных полях.

Глава крестьянско-фермерского хозяйства Евгений Пацаган спешит до наступления холодов закончить строительство навеса. Нужно надежно укрыть от снега сельхозтехнику, чтобы уже ранней весной она исправно служила на посевной. Трактор «Беларусь» и культиватор он приобрел на деньги, полученные по инвестпроекту «Начинающий фермер», а пресс-подборщик купил уже на свои кровные. Этой техникой молодой фермер обрабатывает 60 га пашни.

– Решение заняться фермерством я принял не случайно, – рассказывает Евгений. – Отец и мать после развала колхоза организовали небольшое сельхозпредприятие, а я просто продолжил их работу, как они ни противились.

Любовь Васильевна и Владимир Федорович единодушно подтверждают: они на самом деле не хотели, чтобы сын после окончания Иркутской сельхозакадемии вернулся в деревню. Профессия инженера-механика казалась вполне востребованной и в областном центре, однако Евгений настоял на своем.

– Да не нравится мне город, надоел за время учебы. Суета, постоянная спешка, – улыбаясь, объясняет непокорный отпрыск. – Живешь в четырех стенах. Не по душе мне это.

Вернувшись, Евгений год поработал с отцом, а потом тот переписал все хозяйство на сына, лелея тайную мысль: намается, сам сбежит, работка-то на земле – каторжная! Сын же, узнав о проектах, которые реализует региональное министерство сельского хозяйства, взял и написал бизнес-план и выиграл грант. На полученные 1,5 млн рублей, положенные по проекту «Начинающий фермер», купил новую технику, благодаря которой увеличил посевные угодья с 30 до 60 га.

Все руководители КФХ, как и Евгений, из молодых. Поискав счастья в городе, вернулись в родные места. Разрабатывают брошенные поля, разводят скот. Некоторые из них уже пробуют участвовать в инвестпроектах, пока, правда, на уровне района.

– Ладно, мы с отцом занялись в 1992 году фермерством, – не сдается Любовь Васильевна. – Дочь и сын еще маленькие были, на ноги поднимать их надо, кормить, одевать-обувать, учить. Колхоз тогда уже на ладан дышал – ни работы нормальной, ни заработков. Вот и занялись земледелием обособленно. Разбогатеть, конечно, не получилось. Хватало на самое необходимое, и то хорошо. А для сына мы, конечно, хотели другую судьбу.

– Вы поймите, у нас ведь север, – втолковывает Владимир Федорович. – Осень начинается рано, весна – поздно. Пробовали ячмень сажать – то заморозки ударят, то дожди зальют. Рожь тоже не сильно пошла, а Женя решил пшеницу сорта «ирень» посадить. Вроде хорошо получаться стало.

Урожай прошлого года фермеров порадовал – собрали по 20 центнеров с гектара, а вот нынешняя засуха заставила сильно поволноваться.

– Нынче собрали всего 10 центнеров с гектара, дождей летом совсем не было. Еще заготовили тонн пятнадцать кормов для скота, – перечисляет Евгений. – Ничего, продержимся до следующего года. Часть зерна оставим себе, часть продадим на фураж. Северобайкальцы в этом году его хорошо берут. У нас же возле дома трасса. Развесил объявления, едут мимо – покупают.

На следующий год молодой фермер планирует расширить посевные площади до сотни гектаров, а сенокосные угодья хочет довести до сорока. Говорит, что можно было бы и больше обрабатывать, в округе полно пустующих земель, но нужна мощная техника. Поля за 20 с лишним лет простоя основательно заросли сосняком. Подумывает рачительный хозяин и об участии еще в каком-нибудь проекте, чтобы получить помощь на развитие от государства.2C3A7627

– Есть хороший проект – «Семейная животноводческая ферма», но животноводством заниматься пока не хочу, – объясняет он. – Скот мы держим исключительно для себя: три дойных коровы, столько же телок и бычков. Есть в хозяйстве поросята, куры, цесарки, лошади, но чтобы развиваться основательно, нужны работники. Пока мы справляемся своими силами. Технику я ремонтирую сам – образование позволяет, на уборочную и посевную нанимаем сезонных рабочих, а если появится ферма, нужны будут постоянные: доярки, скотники.

С рабочей силой, как говорит Евгений, пока одни проблемы. Работоспособные мужики в основном трудятся вахтой на газопроводе – благо он в этом же районе. Да и со сбытом молока и мяса потруднее, чем с фуражом. В Иркутск за 400 км не повезешь, к тому же рядом Баяндаевский район, где своего скота хватает. Перекупщики демпингуют цену на мясо – говядину принимают всего по 180 рублей за килограмм. Собственную переработку в одиночку не потянуть – только объединившись. А это вполне реально. За последние два года только в Петрово открылось еще пять крестьянско-фермерских хозяйств. Все руководители КФХ, как и Евгений, из молодых. Поискав счастья в городе, вернулись в родные места. Разрабатывают брошенные поля, разводят скот. Некоторые из них уже пробуют участвовать в инвестпроектах, пока, правда, на уровне района. Но не исключено, что уже в ближайшее время, последуют примеру Евгения Пацагана.

Другие материалы