Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

12 апреля 2016

Гавриил Франтенко: Мы твердо стоим на ногах и развиваемся

Автор: Юрий Юдин

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

 

Крупнейший в Приангарье производитель сельскохозяйственной продукции – открытое акционерное общество «Белореченское», как и весь агропромышленный комплекс России, переживает сегодня не лучшие времена. О том, как базовому сельскохозяйственному товаропроизводителю Иркутской области удается не только удерживать набранные темпы развития, но и увеличивать производство яйца и молока, рассказал генеральный директор предприятия Гавриил Франтенко.

– Видите ли вы реальные результаты политики правительства России, взявшего курс на импортозамещение, и что в связи с этим предпринимается в Иркутской области?

– Наверное, не совсем правильно будет мне оценивать результаты работы по импортозамещению. В том числе и потому, что никто не уполномочил меня это сделать. Что касается нашего предприятия, то мы динамично увеличиваем производство своей продукции. По сравнению с 2014 годом в 2015-м дали на 800 тонн больше молока, от наших несушек получили яиц больше на 8 млн штук. Я считаю, что это и есть наш вклад в импортозамещение.

– Известно, что сельское хозяйство Европы и США пользуется значительной финансовой поддержкой государства. А как вы, один из базовых сельскохозяйственных товаропроизводителей области, ощущаете на себе государственную финансовую поддержку со стороны федерального центра и министерства сельского хозяйства региона?

– По Сеньке и шапка. Мы не в США и не в Европе живем, а в России, и потому работаем и пользуемся российскими возможностями. Наши бюджеты, мягко говоря, сильно отличаются. Другое дело, какова эффективность использования этих средств. В кризисной ситуации мы не можем рассчитывать на увеличение господдержки, потому что для этого нет никаких источников, да и откуда они возьмутся? Тем не менее я хочу подчеркнуть: мое предприятие получило такое развитие благодаря тому, что всегда имело государственную бюджетную поддержку. Приведу цифры, на которые прошу особо обратить внимание. Когда 15 лет назад мы по распоряжению губернатора создавали объединенное предприятие, в наших сельскохозяйственных филиалах в общей сложности трудились 1780 человек. Сейчас их работает 840, и надо сказать, что производительность труда имеет в экономике одно из решающих значений. Эти хозяйства вместе тогда производили 30,5 тыс. тонн зерна, а сейчас мы произвели 106 тыс. тонн в среднем за последние годы и увеличили, таким образом, производство зерна в 3,5 раза.

Все эти восемь хозяйств производили 8,5 тыс. тонн молока. Сейчас они же, объединенные в три хозяйства, производят 45 тыс. тонн, увеличив производство в 5,4 раза. Разве это не вклад в импортозамещение? Мы только за последний год заплатили налогов в государственную казну 605 млн рублей. И когда мы говорим о помощи нашему хозяйству, то должны сопоставлять ее с тем, что мы даем государству.

С самого начала образования нашего предприятия мы, планируя повышение эффективности производства, рассчитывали, в том числе, на привлечение бюджетных средств. Особенно на долгосрочные кредиты с субсидированием за счет средств федерального и областного бюджетов части кредитной процентной ставки. Это основное направление государственной поддержки. Мы смогли привлечь более 2 млрд рублей долгосрочных кредитов и направить их на обновление материально-технической базы нашего производства. В том числе провести модернизацию нашего основного источника доходов – птицеводства. Заработав деньги на птицеводстве, мы смогли создать современную базу зернового производства, значительно улучшить техническую и технологическую базу молочного животноводства.

Конечно же, мы всегда помним, что развитие нашего хозяйства поддерживалось правительством Иркутской области и по другим направлениям. Мы имели возможность участвовать на общих для сельхозпроизводителей основаниях во всех программах развития сельского хозяйства, реализуемых в регионе. В этой связи приведу несколько примеров в ответ тем, кто критикует нас. Есть мнение, что наше предприятие пользуется особым приоритетом при оказании государственной поддержки. Так вот, в Иркутской области на каждый рубль произведенной сельскохозяйственной продукции из бюджета выделяется 14 копеек, а нашему предприятию – 9 копеек.

И все же поддержка эта крайне недостаточна. Она не обеспечивает бурного роста производства, соответствующего задачам, поставленным президентом России В.В. Путиным по импортозамещению.

– Есть ли у вас предложения по повышению эффективности сельскохозяйственного производства?

– Мы считаем, что способ стимулирования нашего хозяйства, других сельхозпредприятий Иркутской области, взятый за основу правительством региона несколько лет назад путем реализации взаимно намеченных инвестиционных проектов, имеет положительные результаты. В том числе такие, как увеличение объемов производства сельскохозяйственной продукции участниками инвестпроектов, создание новых рабочих мест. В данном случае бюджетные средства Иркутской области тратились не на текущие расходы, не для пополнения оборотных средств, а на создание, модернизацию материально-технической базы сельского хозяйства. Это и есть настоящие инвестиции в развитие села. И то, что наше предприятие сегодня производит ежедневно 125 тонн молока, является прямым результатом инвестирования значительных средств в развитие молочного животноводства. Сегодня жители Иркутской области, бюджетная сфера, особенно дети, испытывают недостаток натуральной молочной продукции. Это данные официальной статистики. И даже если сегодня сельскому хозяйству выделят достаточно денег, это не значит, что в ближайшее время молока станет больше. Таковы особенности животноводства. Чтобы вырастить корову, требуется не менее трех-четырех лет.

У нас есть предложения по дальнейшему повышению эффективности производства. Мы представили в министерство сельского хозяйства области три инвестиционных проекта.

Первый – мелиорация. Нас губит засуха. В области есть проблема производства овощей. Лишней земли у нас нет, но мы можем выращивать в три раза больше овощей за счет мелиорации, которая обеспечит гарантированную высокую урожайность. На поливных гектарах мы можем получать до 100 тонн овощей с каждого поливного гектара. У нас для этого есть большое желание, есть предварительные согласования, есть какой-никакой незаконченный проект, однако нет уверенности, что будет господдержка.

Второй проект – улучшение условий содержания молочного стада. На нашем предприятии производство молочной продукции значительно эффективнее, чем в среднем по области. Но и у нас скрыты большие возможности по увеличению продуктивности молочного стада, соответственно, по увеличению объемов производства молока. Для этого необходимо создать значительно лучшие условия для проживания и содержания коров. Потому что половина из 6600 коров, содержащихся на наших фермах, живет в помещениях, которые непригодны для этого из-за сырости и ветхости и списаны по «заслуженной старости». Из-за этого мы получаем двукратную разницу в продуктивности в сравнении с теми животными, которые живут в новых коровниках. Реализовав данный инвестиционный проект, мы бы заменили ветхие коровники на новые и смогли получить дополнительные объемы качественной молочной продукции. Мы представили в министерство сельского хозяйства инвестиционный проект на строительство коровника на 400 голов.

Третий проект тоже имеет отношение к молоку. Наша мечта – построить молочно-товарный комплекс не менее чем на 800 голов. Не обязательно в нашем хозяйстве, но если нам доверят, мы это сделаем. В этот комплекс должны входить и производство молока, и выработка его в специальное детское питание, расфасованное в пакеты с пластиковыми трубочками-соломинками. Хватит кипятить молоко в кастрюлях и разливать его по стаканам в детских учреждениях Иркутской области. Зная, что ребятишки пьют специально для них приготовленное молоко, я был бы счастлив.

– В прошлом году многие хозяйства области пострадали от засухи. Эта беда коснулась и вас. Достаточной ли оказалась финансовая помощь государства для того, чтобы пережить последствия засухи, и насколько эффективна государственная поддержка вашего предприятия?

– Засуха 2015 года причинила нам необратимый вред. Мы потеряли 45 тыс. тонн зерна и сохранили свое предприятие только благодаря тому, что у нас оставались большие переходящие объемы и зерна, и кормов. С предыдущего года у нас перешло 20 тыс. тонн зерна и около 45 тыс. тонн кормов для коров. Но все равно пришлось сократить часть мясного поголовья, чтобы сохранить молочное стадо. Мы закончили зимнее содержание, прежде всего, молочного скота без потерь, но и без остатков кормов на будущее.

Теперь все зависит от того, как сложатся погодные условия весны и лета 2016 года. Погоду мы не можем изменить, но можем к ней приспособиться. Наши технологи предусматривают максимальную сохранность влаги, которая есть в почве. Много лет назад хозяйство освоило беспахотное земледелие. Мы не можем дать земле влагу, но мы можем сохранить ту, которая есть в почве, и сосредоточиться на подготовке почвы и борьбе с сорняками.

В связи с этими особыми обстоятельствами мы провели учебу механизаторов. От них очень многое зависит, и с этими людьми нам ничего не страшно. Я объехал всех трактористов: они рвутся в «бой», в поле.

Что касается господдержки на сегодняшний день, то я уже говорил здесь, сколько копеек на заработанный рубль приходится нашему предприятию. Но даже эти деньги мы не можем использовать по своему усмотрению. Налицо парадокс: стремление власти решить продовольственную проблему сводится к нулю неуемными аппетитами коммерческих организаций. Люди, поставляющие нам средства защиты, удобрения, дизельное топливо, – это настоящие мародеры, которые, пользуясь отсутствием должных мер со стороны государственных контролирующих органов, устанавливают на свой товар непомерные, фантастические цены. В итоге себестоимость нашей продукции за три месяца увеличилась на 17% по сравнению с прошлым годом. Таким образом, постоянный рост цен на удобрение, добавки, горючее трансформируется в розничные цены на продукты питания, которые мы производим.

Я полностью согласен с Галиной Павловой, автором статьи в газете «Сельская жизнь», которая пишет: «Западные санкции практически не распространяются на продовольственный рынок России, зато наши ответные «контрсанкции» привели к обеднению рынка, росту посреднических структур, взяточничества, коррупции, контрафакта, контрабанды и, как результат, к резкому ухудшению качества продовольственных товаров и катастрофическому росту цен на них. Это было ожидаемо и предсказуемо, так как находящееся в глубоком системном кризисе сельскохозяйственное производство страны не может одномоментно превратиться из отсталого в высокопроизводительное – на это даже при мощной государственной поддержке потребуются многие годы».

Здесь же она пишет, что удобрения своим крестьянам продаются дороже, чем иностранцам. Необходима немедленная реакция государства хотя бы в виде повышения экспортных пошлин на удобрение, но этого нет, а на носу посевная, и снова кто-то купит его втридорога, а кому-то просто будет не на что покупать.

Как я уже говорил, любое увеличение цен на ресурсы, которые мы используем, это покушение на цену розничную. Если говорить о господдержке сельского хозяйства, давайте сравним ее с теми цифрами, на которые увеличиваются цены на ресурсы. Государство не может за ними угнаться. Эта поддержка неэффективна, в том числе, потому, что она направляется не на инвестиции, не на расширение производства, а на погашение разницы в ценах, которые задирают эти мародеры. Выходит, по факту, что вся государственная поддержка уходит на компенсацию наценок. Господдержка фактически – это поддержка ненасытных и алчных олигархов.

– Вы постоянно говорите, что большие проблемы создает присутствие на рынке контрафактной продукции. Как можно решить эту проблему?

– Нам никуда не деться от контрафактной продукции, пока отечественный рынок не насыщен натуральными продуктами, изготовленными из коровьего молока и нормального мяса. Подделка попадает к нам с Запада и с Востока. Контрафактом грешат и сибирские производители, которые ухитряются производить молочные продукты без коров и колбасу без мяса. Контрафактный товар дешевле натурального и тем привлекателен. Я не против того, что подделки (контрафакт) будут присутствовать на торговых прилавках, но пусть производитель честно напишет на упаковке, из чего сделан продукт, а покупатель сам решит, что ему брать, а что не брать. Без специального закона и внесения соответствующих поправок в Гражданский кодекс, а может быть, и в Уголовный, здесь не обойтись.

– Каково ваше отношение к созданию в Приангарье агротехнопарков? Каковы ваши дальнейшие планы?

– Об агротехнопарках в Приангарье я не информирован, но мне кажется, что дальше разговоров дело не пошло. Но могу заявить, что акционерное общество «Белореческое» и есть агротехнопарк со всеми признаками этого понятия, включающего в себя все, начиная от производства и переработки, до реализации готовой продукции в собственной торговой сети.

О наших планах. Мы твердо стоим на ногах и продолжаем развиваться, несмотря на кризис и рост цен на ресурсы, которые необходимы для производства. Олигархам «от ресурсов» нас не одолеть. Правильно пишет умный человек в статье, которую я уже здесь цитировал: чтобы быть конкурентоспособным, надо внедрять новые технологии. Но надо было продолжить предложение: нужно иметь источник финансирования. Одного желания мало. Наши инвестиции зависят от наших возможностей. К сожалению, возможности «Белореченского» истрачены на приобретение кормов, которые мы недополучили в прошлом году. В этой связи вопросы дальнейшего развития предприятия мы рассматриваем только в глубокой связке с намечаемой инвестиционной программой министерства сельского хозяйства региона.

Я убежден, что большинство жителей не представляют Иркутскую область без нашего предприятия. Они могут быть уверены в том, что и в дальнейшем мы будем обеспечивать производство и поставки в торговые сети нашего региона качественной сельскохозяйственной продукции. В том числе натурального молока и продуктов его переработки.

Другие материалы
Реклама от YouDo