26 июня 2015 07:06

Проблема бездомных животных

По-прежнему остается в Приангарье одной из самых острых

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Второй год в Иркутской области действуют региональные законы, призванные решить проблемы, связанные с безнадзорными животными. Однако на практике они реализуются не так успешно, как хотелось бы. Число бездомных животных не уменьшается, а количество пострадавших от укусов собак даже увеличивается. Почему сложилась такая ситуация? Кто и как должен ее разрешать? Чем грозит рост количества бродячих животных? Эти и другие вопросы обсуждали эксперты на круглом столе, который прошел в редакции газеты «Областная».

В дискуссии участвовали заместитель председателя комитета по законодательству и природопользованию, экологии и сельскому хозяйству ЗС Приангарья Роман Габов, начальник управления правовой работы и государственной гражданской службы ветеринарии Иркутской области Игорь Рыморенко, заместитель руководителя службы ветеринарии Иркутской области Николай Лазарев, и.о. начальника управления по охране окружающей среды и экологической безопасности администрации Иркутска Наталья Ступина, главный специалист отдела экологической безопасности и контроля администрации Иркутска Валентина Сафонова, главный специалист-эксперт отдела надзора на транспорте и санитарной охраны территории Управления Роспотребнадзора по Иркутской области Александр Гришин, директор некоммерческой организации «Городской благотворительный фонд защиты животных «Хатико» города Усть-Илимск Светлана Бульбук, руководитель и организатор справочной о потерянных и найденных животных «Потеряшка» Юлиана Морозова.

Масштабная проблема

ОГ: Сколько безнадзорных животных сегодня в Иркутской области и как осуществляется их подсчет?

Игорь Рыморенко:

В 2013 году в регионе были приняты законы «Об отлове, транспортировке и передержке безнадзорных собак и кошек в Иркутской области» и «О наделении органов местного самоуправления отдельными областными государственными полномочиями в сфере обращения с безнадзорными собаками и кошками в Иркутской области». Они начали реализовываться с 1 января 2014 года, для этого были приняты подзаконные акты. В частности, один из них устанавливает порядок проведения мониторинга по определению количества безнадзорных собак и кошек на территории Приангарья. Эту процедуру совместно проводят областные бюджетные учреждения, подведомственные службе ветеринарии, и муниципальные образования.

По результатам подсчетов, полученных в первом квартале нынешнего года, в Приангарье насчитывается 16,6 тыс. безнадзорных животных. В частности, в Иркутске зафиксировано 1,1 тыс. бродячих собак. Отмечу, что в течение года цифры меняются. Летом животные мигрируют в пригород. С наступлением холодов происходит обратный процесс.

К данному мониторингу привязано и финансирование, которое выделяется из областного бюджета на исполнение полномочий муниципальными образованиями. Объем средств, которые необходимо заложить в бюджет будущего года, определяется в августе на основе данных мониторинга за первое полугодие. Хотя к концу года количество бездомных животных может отличаться.

В Иркутской области применяется метод визуального подсчета – специалисты проезжают по улицам и считают бродячих животных.

Наталья Ступина:

Мы осуществляем мониторинг совместно с городской станцией по борьбе с болезнями животных. Собственные подсчеты также осуществляют и общественные организации.

Николай Лазарев:

Сегодня в РФ не существует какой-либо единой процедуры по учету животных. До того, как в бюджете появились средства на отлов животных, в некоторых районах нам говорили, что там вообще нет безнадзорных собак. Когда приняли закон, то вдруг откуда-то появились сразу по 15 тыс. бездомных животных.

ОГ: Каковы основные причины появления на улицах городов и поселков бродячих животных?

Юлиана Морозова:

В основном виноват человек, его безответственность. На телефон нашей справочной службы регулярно поступают сообщения о находках или пропажах животных. Я выкладываю эту информацию в интернет и консультирую людей, что им делать. Не все спешат находить своих потерянных питомцев. На 10 сообщений о находке приходится максимум один или два звонка от хозяина, который заявил о пропаже.

Светлана Бульбук:

Я обсуждала проблему с администрацией Усть-Илимска, разными службами. Предлагала провести хотя бы один рейд в гаражные кооперативы, лесопилки, стройки – это же основные места-рассадники, где появляются бездомные собаки. Ну почему нельзя применить какие-нибудь рычаги к людям, по вине которых на улицах появляются бездомные животные?

Игорь Рыморенко:

А что мы этим людям предъявим? Сегодня невозможно предъявить претензию, даже если животное не на поводке и не в наморднике. Нет таких полномочий. Кто будет предъявлять? Полиция? Служба ветеринарии? Местная власть? В Государственной думе РФ находится законопроект «Об ответственном обращении с животными». Там содержатся разные нормы, но документ прошел первое чтение в 2011 году и до сих пор не принят во втором и третьем чтениях.

Предупредить бешенство

ОГ: Сколько жителей страдает от укусов бродячих животных в Приангарье?

Александр Гришин:

В последние годы количество укусов собаками в Приангарье значительно увеличивается. В 2013 году пострадали 3,8 тыс. человек, причем 1,7 тыс. покусаны безнадзорными животными. В 2014 году из 4 2 тыс. пострадавших 2,1 тыс. покусаны бездомными животными. За пять месяцев 2015 года зафиксировано 469 пострадавших.

Должен сказать, что в Иркутской области уже более 48 лет не фиксировались случаи собачьего бешенства. Хотя в соседних регионах заболевание время от времени проявляется. Увеличение количества безнадзорных животных может изменить ситуацию в сторону ухудшения. Поэтому меня интересует вопрос: животных отловили, а что с ними происходит дальше? Проводится ли профилактика бешенства?

Николай Лазарев:

Два областных закона преследовали главную цель – это профилактика и предупреждение болезней. Одна из основных целей отлова животного – привить его от бешенства.

Игорь Рыморенко:

Обезопасить людей от нападения безнадзорных животных – еще одна задача, которую призваны решать законы. Полномочиями по их исполнению наделены муниципальные образования. Они реализуют их на бюджетные средства, привлекая стороннего исполнителя.

ОГ: Кто контролирует выполнение мероприятий, прописанных в вышеуказанных законах?

Роман Габов:

В наши полномочия не входит контроль за исполнением законов. Но, тем не менее, депутаты ЗС время от времени принимают участие в рейдах, смотрят, как содержатся животные.

Игорь Рыморенко:

В части контроля целевого освоения бюджетных средств определен уполномоченный орган – служба ветеринарии Иркутской области. За исполнение контракта отвечают муниципальные образования.

Свои чужие собаки

ОГ: Насколько успешно сегодня решается проблема бездомных собак в городах и районах Приангарья?

Светлана Бульбук:

Мы отлавливаем животных по субвенции с 2014 года. Признаюсь, не хотели заниматься этим, сопротивлялись, но нас уговорили. В моем приюте более 700 животных.

Игорь Рыморенко:

Чтобы реализовать свои полномочия, муниципалитетам необходимо на конкурсной основе отобрать исполнителя. На это требуется время. Не во всех территориях с первого раза получилось найти такого исполнителя. Где-то по два, где-то по три, а где-то и по четыре раза объявлялись конкурсные процедуры. Поэтому фактически в этом году отлов начался в марте–апреле. А в некоторых районах он вообще еще не начинался.

Наталья Ступина:

Сначала поступает заявка. По ней выезжает организация, которая отлавливает собак. Животное обязательно сразу же проходит ветеринарный осмотр, получает необходимые прививки. Потом 30 дней собака содержится на карантине. После этого вплоть до шести месяцев животное содержится в питомнике. В соответствии с законодательством через полгода собака выпускается в среду прежнего обитания, она должна быть стерилизована или кастрирована. Это обязательное условие. В этом году практически еженедельно мы выезжаем в приюты, контролируем, чтобы требования выполнялись.

ОГ: Сколько животных в Иркутской области выловлено в этом году?

Игорь Рыморенко:

Отчет из территорий предоставляется ежеквартально. По итогам первого квартала отчитались два муниципальных образования, в них было выловлено 405 животных. Свежие данные мы получим в июле.

Наталья Ступина:

В Иркутске муниципальный контракт начал действовать с 22 апреля, с тех пор было отловлено 420 собак. В первом квартале контракта у нас не было, и наши данные не вошли в общие цифры службы ветеринарии Иркутской области.

Роман Габов:

По итогам прошлого года мы слышали полярные мнения. Кто-то говорил, что закон четко работает, и бездомных собак на улице становится меньше. Но были и сигналы, что бродячих животных не становится меньше, а возможно, наоборот, даже больше. Понятно, что это субъективные мнения, поэтому нужно уделить внимание мониторингу и грамотному распределению квот по отлову.

Наталья Ступина:

В нашем муниципальном контракте прописано по сравнению с данными мониторинга значительно меньшее количество бездомных собак, которых нужно отловить – 558. Поэтому мы сделали акцент на агрессивных собак, они в первую очередь отлавливаются.

Игорь Рыморенко:

…агрессивно настроенное животное можно усыпить.

Николай Лазарев:

В прошлом году эвтаназии в Иркутской области были подвергнуты 3,9 тыс. больных, не поддающихся лечению и агрессивных собак.

Светлана Бульбук:

Мы в прошлом году вместо трехсот отловили 400 животных, нынче отловили уже 110.

ОГ: Питомников в области, по всей видимости, недостаточно?

Валентина Сафонова:

В областном центре, где бездомных животных больше всего, питомников не хватает. Почему так складывается ситуация? Просто организации, которые отлавливают собак в других населенных пунктах, привозят животных в питомники Иркутска. Здесь собаки содержатся шесть месяцев, после этого по закону их должны выпустить обратно в среду обитания. Но не повезет никто собак обратно, чтобы выпускать в Заларях или Черемхово! И мы точно знаем, у нас есть сведения о том, что собаки, привезенные из других городов, были выпущены в Иркутске и пригородах. Поэтому у нас опять получился такой бум бродячих собак.

Николай Лазарев:

В прошлом году в Иркутской области было отловлено 9,1 тыс. собак, из них в среду обитания вернулись всего 1,6 тыс. собак, 2,5 тыс. животных нашли новых хозяев. Если в Иркутск и везли собак, то очень мало. В тех же Заларях отловили всего лишь 70 животных. Не думаю, что это могло серьезно усугубить проблему.

Решить проблему воспитанием

ОГ: Что нужно сделать, чтобы проблема безнадзорных животных в Приангарье решалась более эффективно?

Наталья Ступина:

Я считаю, что в принципе бездомных собак не должно быть на территории городской среды. А если они появились, то их нужно отправлять в специальные приюты. Это необходимо, прежде всего, в целях обеспечения санитарно-эпидемиологической безопасности. Думаю, что для решения проблемы необходимо увеличивать финансирование и усиливать контроль за использованием средств.

Игорь Рыморенко:

Нужно начинать с себя, воспитывать ответственное отношение к животным. Хоть миллиард рублей выдели сейчас на отлов и содержание бродячих собак в Иркутской области, проблема не решится.

Юлиана Морозова:

Чтобы на улицах стало меньше бродячих собак, нужен комплекс мер, и самое главное – это воспитание в гражданах ответственного отношения к животным. Нужны массовые акции по пропаганде, агитации, просвещению граждан о таких операциях, как стерилизация, кастрация собак и кошек. Это гуманные методы для сокращения и удержания на низком уровне численности бездомных животных.

Светлана Бульбук:

Необходимо ввести поголовное чипирование животных, стерилизацию и налог на содержание. Если собака стерилизована, то владелец может заплатить чисто символический процент налога. Если человек является заводчиком, значит, должен платить налог полностью. Также должна быть ответственность, начиная от штрафа и заканчивая уголовным наказанием.

Александр Гришин:

Как мы видим, проблема комплексная, над ней работают и ветеринарная служба, и муниципалитеты, и органы здравоохранения. Бешенство – одно из опасных инфекционных заболеваний, которое характеризуется абсолютной летальностью. К сожалению, сегодня нет лекарств от этого недуга. Сегодня Россия тратит более 50 млрд рублей в год только на вакцинацию людей, пострадавших от укусов. Если животное чипировано, и медикам известно, что она привита, вакцины потребуется в разы меньше. Также необходимо информировать население о контактах службы, которая занимается сбором павших животных. К нам очень много таких вопросов поступает.

Николай Лазарев:

Согласно ветеринарно-санитарным правилам, решение озвученной вами проблемы возлагается на владельца территории, где обнаружено павшее животное. То есть обращаться нужно в службу коммунального хозяйства муниципалитета.

Роман Габов:

Для решения проблемы бездомных собак в областном бюджете в прошлом году было заложено 32 млн рублей, в этом – 30 млн. В прошлом году 16 муниципалитетов участвовали в реализации законов, а в этом году полностью все 42 района. Таким образом, 26 районов начали решать проблему с нуля. Следовательно, появились те же самые вопросы, которые мы в прошлом году отрабатывали.

В регионе необходимо больше приютов, сейчас их очень мало. Мы выпускаем в естественную среду обитания стерилизованных собак, соответственно, по логике их не должно становиться больше, и финансирование проблемы из областного бюджета должно со временем уменьшиться.

Отрадно видеть, что увеличивается число волонтеров и зоозащитных организаций. Они проводят акции по бесплатной стерилизации животных, выезжают в отдаленные территории, помогают вакцинировать бездомных животных, собирают средства на их содержание.

Нужен федеральный закон об ответственном обращении с животными. И мы через депутатов Государственной думы от Иркутской области инициируем принятие этого документа. В законе прописаны многие основополагающие моменты, которые нам помогли бы в дальнейшем внести поправки в региональное законодательство и решать проблему более эффективно.