18 июня 2014 07:06

Леонид Яковенко: Мои реликвии – спортивные майки, пропитанные потом

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

10 июня мастеру спорта международного класса по велогонкам, экс-главе спортивного Приангарья Леониду Яковенко исполнилось 65 лет. Он возглавлял спортивное ведомство Приангарья в драматические 90-е годы, когда стройная советская система физического воспитания безжалостно разваливалась и требовались недюжинные волевые усилия и умение, чтобы не утратить позиции и сохранить веру в будущее у огромной армии физкультурников и спортсменов. Взваливая на свои плечи груз ответственности, новый председатель знал, на что шел. Бойцовских качеств ему было не занимать.

Вместо университета – на гонки

После окончания десятого класса Лене Яковенко как серебряному медалисту Усть-Ордынской средней школы дали направление в Московский университет имени Патриса Лумумбы. Ему бы на седьмом небе быть от счастья, а он отказался от поездки. Завуч школы Ефим Тимофеевич Федоров чуть дара речи не лишился.

– Ты хоть соображаешь, что делаешь? – спросил он. – Тысячи ребят мечтают учиться во всемирно известном вузе, а он, видите ли, не желает. У тебя же светлая голова, способности к точным наукам.

– Я бы рад там учиться, – волнуясь, стал объяснять Леонид, – но вы меня поймите: родители в возрасте и их не на кого оставить – старший брат в армии, сестра переехала в город.

 Ефим Тимофеевич шагнул к Лене и крепко его обнял.

– Я всегда был в тебе уверен, Леонид, ты – замечательный сын! А с учебой, думаю, определишься, в Иркутске тоже есть университет.

Но вместо университета Леня укатил на гонку. Обеспокоенная мама выговаривала сыну:

– Все твои школьные друзья готовятся поступать в институты, а он по соревнованиям разъезжает. Неучем хочешь остаться?

– Не волнуйся, мама, институт от меня не уйдет, обязательно поступлю.

Отвез документы в политехнический институт на только что открывшийся престижный факультет самолетостроения. Конкурс был сумасшедший. Леня сдавал экзамены без подготовки, все – на отлично. Зачислили без проблем. И закрутилась карусель: сборы, соревнования, сессии… Учился он хорошо и столь же успешно выступал на соревнованиях. Когда его спрашивали, как успеваешь, улыбался:

– У меня выбора нет, порядок такой в нашей велошколе: не успеваешь – уходи. Я уходить не собираюсь.

Мы – из Усть-Орды

В детстве Леня любил гонять на трехколесном соседском велике. Все углы были его, синяки и шишки как приложение. Когда на день рождения отец подарил ему новенький «Пионер», счастливее его не было в поселке мальчишки.

– Вот теперь посмотрим, кто из нас самый быстрый, – зазывал он ребятишек и, раскручивая что есть мочи педали, мчался впереди всех по пыльной улице.

Настырного паренька приметил энтузиаст велогонок Виктор Татаринов. Инженер по технике безопасности, он на общественных началах тренировал местных ребят. Наиболее способных направлял в Иркутск к почетному мастеру спорта, тренеру Анатолию Ощерину, с которым когда-то конкурировал на областных соревнованиях. Отличие лишь в том, что Ощерин профессионально увлекался велогонками. Лучшей школой для него явились годы учебы в Омском институте физкультуры, где судьба свела с легендарным Леонидом Живодеровым, заслуженным тренером СССР, воспитавшим плеяду выдающихся гонщиков с мировыми именами. Упорный и талантливый Ощерин вскоре стал своим человеком в команде прославленных чемпионов, выиграл вместе с ними десятки всероссийских и союзных соревнований. При этом Анатолий, как губка, впитывал тренерские навыки Живодерова. Еще студентом решил, что школу, подобную омской, он будет создавать в родном Иркутске. И после окончания института он ее создал.

– Мы из Усть-Орды! Нас Виктор Иванович Татаринов к вам направил! – отрапортовали Ощерину, как на школьной линейке, два паренька.

– Очень хорошо, будем знакомиться: Анатолий Афанасьевич Ощерин, старший тренер Школы высшего спортивного мастерства.

– Александр Татаринов, – пробасил круглолицый крепыш.

– Леонид Яковенко! – выпалил черноволосый.

Ощерин невольно улыбнулся, вспомнив недавний разговор с Виктором Татариновым, который отрекомендовал ему двух самых способных учеников. Точные портреты.

А вслух сказал:

– Давайте, ребята, договоримся на берегу: у нас профессиональная школа, а это регулярные, изнуряющие тренировки. Не существует слов «нет, не могу, не буду». Здесь я для вас отец и тренер. Понятно? Вот и отлично! Готовьтесь, через 10 минут – тренировка.

Первая волна воспитанников подобралась из удивительных ребят. При несхожести характеров их объединяла бескорыстная любовь к велогонкам. Все они вскоре стали мастерами спорта, завоевали признание на всесоюзной и международной арене. На чемпионат мира первой прорвалась Татьяна Воронова, кстати, ставшая первой из учеников школы чемпионкой СССР. В число мастеров спорта международного класса первыми прорвались Леонид Яковенко и Владимир Журавлев. Именно прорвались, иначе не скажешь. Перед всесоюзными соревнованиями в Каунасе Журавлев заболел ангиной, крутить педали в таком состоянии 120 км – безумие. Но у него не было ни тени сомнения.

– Умру, но доеду до финиша, – сказал он Яковенко, – поверь мне, Леня, сегодня наш день, мы не должны упустить шанс.

На трассе они работали, как часы, вели гонку уверенно. А ближе к финишу Журавлева стало мотать из стороны в сторону.

– На него было страшно смотреть, – вспоминает Яковенко, – я представлял, какие муки он испытывал и какую стойкость нужно иметь, чтобы выдержать. Я взял лидерство на себя, позволив Володе отдышаться за моей спиной. Откуда только силы взялись! После финиша слышу взволнованный голос тренера:

– Молодцы, ребята! Поздравляю с нормой мастера спорта международного класса!

Леонид, единственный из учеников Ощерина, кто подвергал сомнениям отдельные решения тренера. Делал это с упрямым упорством в своей правоте. Объяснение одно: сошлись два темперамента, два сильных характера.

– Время все расставило по местам, – говорит Леонид, – я был ершистым и часто спорил с Анатолием Афанасьевичем, но чаше всего последнее слово оставалось за ним. Он был большим тренером.

Тренер с большой буквы

Почти все воспитанники Ощерина учились в вузах. Наставник вникал во все студенческие проблемы так же глубоко, как в тренировочный процесс. Надо было, добивался встреч с преподавателями, заведующими кафедрами, проректорами, ректорами. Анатолий Афанасьевич верил в своих учеников. Верил, что они вырастут достойными людьми. Многие из них действительно добились признания в обществе, проявив себя в разных сферах. Сергей Босхолов – доктор юридических наук, профессор, в 90-е годы был депутатом Госдумы, заместителем губернатора; Георгий Губин стал известным врачом, возглавлял комитет областного здравоохранения; Александр Татаринов, как прирожденный землепашец, возглавлял усольский совхоз; Анатолий Болдырев руководил крупным строительным подразделением, Сергей Радин был начальником областного следственного управления. Душа гонщиков Василий Нечаев после окончания мединститута остался преподавать в вузе.

Конвой не понадобился

Леонид Яковенко несколько лет трудился в Академии наук. Кто знает, какая судьба ждала его на ниве науки, если бы не лихорадило областной спорткомитет, нуждавшийся в сильном руководителе. Спортивная общественность такого руководителя увидела в лице бывшего гонщика, мастера спорта международного класса Леонида Михайловича Яковенко. И не ошиблась в своем выборе. Со свойственной ему решимостью и бескомпромиссностью Яковенко горячо взялся за дело, оставаясь при этом принципиальным и открытым для подчиненных, готовым поддержать талантливых, ищущих специалистов и спортсменов. Если обещал, то в лепешку разобьется, а сделает. Перед начальством не прогибался, знал дело и умел за него постоять. Головную боль усилил развал всемогущих профсоюзов, десятки дополнительных проблем свалились на спорткомитет. Чтобы отстоять свою точку зрения, действовать приходилось решительно. Не сумев как-то решить важный вопрос, Яковенко в разговоре с губернатором Юрием Ножиковым сгоряча рубанул:

– Коль так, раскладушку в областную администрацию принесу и ночевать здесь буду, пока не дождусь положительного решения. Под конвоем будете выводить.

Конвой не понадобился. Руководство области проявило гибкость и дальновидность, увеличив финансирование регионального спорта, что позволило поддержать и массовую физкультуру. Не последнюю роль в этом сыграла личность Леонида Яковенко. Им все 12 лет работы на посту главы областного спорткомитета двигали воля, характер максималиста, стремление добиться результата. Проигрывать не любил, бился до конца. Ошибался? Еще как и не единожды. Но отступать – не в его правилах, только вперед, как в гонке.

Свое отношение к прожитым в спорте годам Яковенко выразил так: «Я, как бесценные реликвии, храню майки в дырах, пропитанные потом, в которых участвовал в соревнованиях. Они – мое вдохновение. Когда тяжко или пасмурно на душе, достаю самую старенькую из них, заштопанную на сто рядов, она напоминает о лучших годах молодости. До мельчайшей детали вспоминается каждый преодоленный километр. Это согревает, поднимает настрой».

…В последние годы стали давать знать о себе болячки. Недуг вынудил сильного, жизнерадостного и общительного человека уединиться в своем загородном доме подальше от людских глаз. Не жалуется, с мужеством бойца принимает превратности судьбы. Искренне рад, когда приезжают друзья. Их много не бывает, а с годами и того меньше. Самые преданные наведываются, и в эти минуты Леонид Михайлович, стряхнув хандру, напоминает былого молодца. Побольше тебе таких дней, дружище!

Другие материалы