02.04.2014 07:15

Лабиринты госзакупок

Насколько качественны продукты питания, поставляемые в учреждения здравоохранения, образования и социальной защиты Приангарья? Какие нарушения выявляются при проверке пищеблоков? Кто и как должен с ними бороться? Эти вопросы находятся в компетенции десятков ведомств. Их представители собрались за круглым столом в редакции газеты «Областная».

В дискуссии приняли участие заместитель руководителя службы ветеринарии Иркутской области Николай Лазарев, исполнительный директор Союза предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности Геннадий Гладышев, заместитель начальника отдела надзора за качеством зерна, крупы и семенного надзора Управления Россельхознадзора по Иркутской области Марина Преловская, исполнительный директор агропромышленного союза Приангарья Павел Соболев, директор ФБУ «Иркутский ЦСМ» Евгений Курбатов, председатель совета директоров птицефабрики «Саянский бройлер» Владислав Буханов, заместитель руководителя регионального управления Роспотребнадзора Михаил Лужнов, первый замминистра сельского хозяйства региона Николай Эльгерт, главный экономист СХОАО «Белореченское» Татьяна Степанова, заместитель министра социального развития, опеки и попечительства Приангарья Лариса Ануфриева, министр по регулированию контрактной системы в сфере закупок Иркутской области Эдуард Мицкевич, заместитель начальника управления – начальник отдела дошкольного и общего образования министерства образования Марина Крамаренко, руководитель Иркутского УФАС России Валентина Заморина.

Крупа с клещами и металломагнитной примесью

ОГ: – Как часто проводятся проверки качества продуктов питания в учреждениях образования, здравоохранения и социальной защиты Иркутской области?

Николай Лазарев:

– В прошлом году нашим ведомством проведено 100 плановых проверок. Хочу отметить важный момент: в 2013 году был подписан план мероприятий ветслужбы по недопущению некачественных и опасных пищевых продуктов животного происхождения на объекты социальной сферы. Он подразумевает консультационную и профилактическую работу с каждым учреждением. В прошлом году было проведено 400 консультаций, на этот год запланировано 1,5 тыс. По их итогам госветинспекторы не могут предъявлять штрафные санкции. Но если выявляются нарушения, информация о них еженедельно доводится до мэра муниципального образования, профильного министерства. Также направляются письма в прокуратуру и Роспотребнадзор. Мы сразу информируем всех, чтобы факты не были скрыты. Только в этом году уже 120 писем направлено в органы прокуратуры, около 50 – в управление Роспотребнадзора. Наиболее типичные нарушения – истекшие сроки годности продуктов, несоблюдение условий хранения, отсутствие документов, подтверждающих качество.

Михаил Лужнов:

– Последние три года мы ежегодно проводим в среднем 700 плановых и внеплановых проверок в детских и лечебных учреждениях. Причины нарушений связаны, как правило, с плохим состоянием пищеблоков, необеспеченностью инженерными сетями, устаревшим технологическим оборудованием, несоблюдением технологии приготовления, режима хранения.

Марина Преловская:

– В 2013 году специалистами нашего управления проведено 125 надзорных мероприятий в отношении государственных учреждений соцсферы, здравоохранения и образования. В ходе проверок были выявлены, в частности, крупы, зараженные вредителями хлебных запасов (клещ, жуки), а также металломагнитная примесь. Даже если провести тепловую обработку на пищеблоке, продукты жизнедеятельности клещей не исчезают, а металломагнитная примесь может вызвать тяжелые заболевания желудочно-кишечного тракта. В таких случаях некачественная крупа утилизируется. Мы контролируем этот процесс.

Госзакупки по новому закону

ОГ: – С 1 января 2014 года вступил в силу новый 44 федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Чем он отличается от того, что действовал ранее?

Валентина Заморина:

– 28 ноября 2014 года вышло постановление правительства РФ, которое регламентирует действия нового федерального закона по госзакупкам. В документе оговорены условия проведения процедуры конкурса с ограниченным участием при закупке товара для учреждений образования, здравоохранения, социальных учреждений для детей, пожилых людей и т.д. Это нужно для того, чтобы в торгах не участвовали перепродавцы.

В постановлении обозначены требования к участникам: они должны иметь опыт работы на рынке не менее трех лет; стоимость ранее исполненного ими контракта должна составлять минимум 25% от начальной цены, предложенной на торги. Также участники конкурса должны иметь копию договора аренды недвижимого имущества, заключенного на срок не менее двух лет, обязательно зарегистрированного в едином государственном реестре. Им также необходимо предоставить перечень находящегося в собственности, аренде, лизинге технологического и иного оборудования, необходимого для производства товаров, выполнения работ и оказания услуг с указанием его производственных мощностей в сутки. В федеральном законе № 94 этого не было.

ОГ: – Станет ли проще местным сельхозтоваропроизводителям участвовать в закупках?

Владислав Буханов:

– Здесь многое зависит от заказчика. Когда он просит привезти молоко, сметану, мясо вместе с кирпичами, возникает вопрос: как производителю выполнить такой непрофильный заказ? Это делается специально, чтобы в данном конкурсе не мог победить сельхозтоваропроизводитель.

Эдуард Мицкевич:

– В прошлом году несколько министерств Иркутской области занимались анализом закупок. Таких конкурсов нет, о них пора забыть.

Валентина Заморина:

– С октября 2006 года по закону «О защите конкуренции» запрещено совмещение в одном лоте строительных материалов и продуктов питания. Это является нарушением законодательства. Ни от одного сельхозпроизводителя по этому поводу жалоб к нам не поступило.

Павел Соболев:

– Сегодня наши крупные агрохолдинги готовы поставлять продукцию по кольцевому завозу туда, куда потребуют потребители. Необходимо в масштабе области выстроить двухуровневую логистическую систему поставок продовольствия, сконцентрировать бюджетные потоки на продовольственное обеспечение бюджетной сферы. Местные производители повезут напрямую в учреждение свою продукцию, а то, что не производится у них в районе, мы привезем.

Валентина Заморина:

– Может быть, с точки зрения целесообразности соглашусь с этим, но должна быть соблюдена публичная процедура.

Эдуард Мицкевич:

– Анализ процедур закупок показал недостаточную активность региональных производителей продуктов питания в торгах. Объясняется это сложной для малого и среднего бизнеса процедурой участия в конкурсах. Она требует квалифицированного персонала. Сказываются также недостаточные запасы собственных оборотных средств для обеспечения заявок, ограничения в части банковских гарантий. Поэтому участие в конкурсах принимают только крупные сельхозтоваропроизводители, которые имеют соответствующий штат сотрудников и достаточный объем средств.

Валентина Заморина:

– Нужно решать вопрос объединения со стороны заказчиков в большие лоты, в годовые заказы, формировать заказ таким образом, чтобы местные производители были заинтересованы в них. Такая практика существует во многих странах. Мелкие заказы с учетом наших расстояний ведут к удорожанию товара.

Лариса Ануфриева:

– Мы обязали все свои учреждения укрупнять заказы, это делается уже третий год. Но сельхозпредприятия, как правило, удалены от крупных городов и районных центров. У них нет своих складов, холодильных установок, поэтому с нами сотрудничают те, кто способен поставлять продукцию в комплексе.

ОГ: – Какова доля местной продукции из всей, что поставляется в учреждения?

Николай Эльгерт:

– По итогам 2013 года всем учреждениям социальной сферы Иркутской области было поставлено продовольствия на общую сумму 2 млрд 100 млн рублей. По сравнению с 2012 годом в учреждениях образования почти в два раза увеличился объем закупок продовольствия у местных производителей. По линии министерства социального развития, опеки и попечительства ежегодный рост поставок 2–4%.

Татьяна Степанова:

– СХОАО «Белореченское» в системе социального обеспечения работает не один год. С 2011 года поставки были увеличены в два раза. Если в 2011 году их осуществлено на 80 млн рублей, то в прошлом – уже на 193 млн. ФЗ № 44 действительно расширяет возможности предприятий участвовать в торгах. Но нужно понимать, что качественный товар не может быть дешевым. А производители полноценного продукта никак не защищены от дешевых подделок. Тот технический регламент, который сегодня введен в действие, попросту не исполняется. Даже покупатель далеко не всегда видит по маркировке, из чего изготовлен продукт, а уж в больницах, детдомах, санаториях даже эта форма контроля недоступна. А в конкурсах заведомо выигрывает тот производитель, который будет работать на дешевом, ненатуральном, некачественном сырье. И он, конечно, по ценовым параметрам пройдет, а мы нет. Несмотря на то, что у нас есть оборудование, основные средства находятся в собственности, мы три года участвуем в государственных контрактах, но цена определяет исход конкурса.

Контроль качества

ОГ: – Какие механизмы помогают избежать попадания некачественных продуктов в учреждения соцсферы, образования, здравоохранения?

Марина Преловская:

Отмечу, что оба закона предусматривают входной контроль и привлечение экспертов при обнаружении недостатков в количестве и качестве поставляемой продукции. Нами отмечено во время проверок: практически ни одно учреждение это право не использует. Это происходит из года в год. Не уменьшается количество учреждений, которые привлекаются к административной ответственности. Когда мы обнаруживаем во время проверки некачественные продукты, сотрудники разводят руками и уверяют, что виноват поставщик. Но ведь учреждение заключило договор, следовательно, ответственность переходят к тому, кто получил эту продукцию.

Валентина Заморина:

– Наша практика работы по 94 ФЗ показала, что в большинстве случаев все проблемы возникают из-за заказчиков, в частности, из-за отвратительного контроля за поставляемой продукцией. Заказчик распоряжается бюджетными деньгами, именно на него законодатель возложил обязанность рационально использовать эти средства.

Марина Преловская:

– Когда проверяешь конкретное учреждение, руководитель говорит, что ни он, ни его подчиненные не знают, как правильно оформить свои претензии к поставщику товара, как правильно себя вести в такой ситуации. Эти проблемы не раз возникали, например, в системе образования. У нас очень много надзорных полномочий, но нет полномочий обучать. Однако мы можем пойти навстречу и провести консультации на этот предмет.

Николай Лазарев:

– Мы совместно с Роспотребнадзором, министерством сельского хозяйства, министерством по регулированию контрактной системы в сфере закупок разработали памятку для учреждений образования и здравоохранения. Там указано, какие документы, нормативы, технические регламенты должны быть на продукцию, расписаны все требования. Памятка разослана во все учреждения, профильные министерства. Кроме того, если что-то непонятно, к нам обращаются. Наши специалисты в случае необходимости выезжают на места и даже участвуют в приемке товара.

Михаил Лужнов:

– Все ответственные за организацию питания проходят обучение на базе центра гигиены и эпидемиологии. Во время лекций рассказывается вся информация, выдаются диски, в частности, с техническими регламентами.

Что нужно предпринять

ОГ: – Какие шаги нужно предпринять, чтобы улучшить качество продукции, поставляемой в учреждения социальной сферы?

Владислав Буханов:

– При обсуждении данной темы надо учитывать уровень доходов населения. Чем он выше, тем выше культура питания, больше качественных продуктов оказывается на столе потребителя. Агрохолдинг «Саянский бройлер» в этом году увеличивает объемы производства на 15%. Это не так много, но в абсолютных цифрах – это 3 тыс. тонн мяса, которое будет доставляться потребителю.

В целом по стране у нас недостаточно производится продуктов питания, которыми мы можем обеспечить наших жителей. Эту проблемы планомерно и последовательно нужно решать и правительству, и региональным производителям.

Николай Лазарев:

– Всем сторонам необходимо соблюдать требования нормативно-правовых актов, как федеральных, так и региональных.

Марина Крамаренко:

– Я думаю, что нам необходимо продолжить реализацию программы совершенствования питания, которая вошла в программу государственного развития образования на 2014–2018 годы.

Эдуард Мицкевич:

– Нужна консолидация усилий многих поставщиков, их централизация.

Марина Преловская:

– Необходимо грамотно составлять договор. Практика наших проверок свидетельствует о том, что требования к маркировке и к документам не прописываются надлежащим образом.

Павел Соболев:

– Действительно, сегодня все контракты регулируются ценой. И мы еще психологически ни поставщика, ни потребителя не переломили, чтобы они смотрели на качество продукции. Нам нужно сформировать систему управления качеством продукции от поля до прилавка. Начиная с земель и заканчивая потребителем. Такие службы контроля в области есть. Задача власти – не дублировать их функции, а четко скоординировать работу и оказать помощь местному товаропроизводителю в продвижении безопасного продовольствия на рынок.

В наших силах организовать крупные логистические центры, возможно, на базе агрохолдингов. Это все должно работать на потребителя.

Геннадий Гладышев:

– Цена вопроса, который мы сегодня обсуждаем, для предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности очень высока. На обеспечение питания в социальной сфере используется более 2 млрд рублей из областного бюджета. Кроме того, средства выделяются из муниципальной казны. Поэтому мы двумя руками за то, чтобы продовольствие как можно больше покупалось у местных предприятий. Члены Союза производят более 40% из всех продовольственных товаров сельхозпродукции, производимой в Иркутской области, и в состоянии обеспечить учреждения социальной сферы.

Татьяна Степанова:

– То, что местные сельхозпроизводители делают качественную продукцию, это факт. Но сегодня не хватает сырья, в том числе и для перерабатывающей промышленности. А чтобы его производили, мы должны видеть четко ориентированную политику государства в области продовольственной безопасности и, соответственно, развития сельскохозяйственного производства. Сельскохозяйственное производство – это производство с длительным циклом. Минимум три-четыре года нам нужно для того, чтобы корова вступила в продуктивный период, начала давать молоко. А мы не знаем, по какому пути оно будет развиваться. Например, в Монголии есть запрет на производство молока из сухого порошка. И сегодня к нам монгольские партнеры обращаются с просьбой поставить им молоко. Но мы не занимаемся бизнесом, мы поддерживаем политику губернатора и президента о том, что надо накормить нашу страну. Поэтому очень важен ценовой фактор при осуществлении государственных мер. Конкурировать с дешевыми подделками мы просто не можем.

Михаил Лужнов:

– Санитарные правила сегодня уходят на второй план, все больше и больше вступают в силу технические регламенты. В них регулируется соблюдение требований на уровне производства, переработки, транспортировки и реализации продукции. Если на всех этих этапах логистической цепочки будут соблюдаться требования, тогда мы сможем обеспечить именно качество и безопасность. А что такое безопасность? Это когда продукт, который потребляется человеком, не причиняет вреда здоровью.

Николай Эльгерт:

– Проблема улучшения качества питания в учреждениях социальной сферы многофакторная и долгоиграющая. Ее можно целенаправленно решать при существующих условиях.

Пожалуй, полезно было бы разработать областную комплексную программу логистического обеспечения учреждений социальной сферы.