Тамара Драница: Подражать для художника – это смерть

Искусствовед Тамара Драница – ярчайшая личность в иркутской культуре. К ее экспертному мнению прислушиваются художники и коллеги. Ее живые и острые комментарии охотно цитируют журналисты. Теперь насладиться хорошим слогом искусствоведа и лучше узнать художественную жизнь Иркутска можно, прочитав ее сборник статей и критических заметок, который недавно был издан Иркутским областным художественным музеем, где Тамара Драница проработала 45 лет. Книга выпущена к юбилею автора.

Признак таланта – особая энергетика

– Тамара Григорьевна, давно мечтаю задать вопрос о ваших критериях оценки искусства.

– Для меня средства исполнения и стилистика произведения – второстепенны. Говорят, и обезьяну можно научить рисовать. То есть основам мастерства может, в принципе, научиться каждый. Признак таланта – это индивидуальный творческий посыл и особая энергетика. Например, по выставкам последних лет в Иркутске мы видим, что все умеют рисовать, строить композицию, организовывать холст. Жаль, что за этим часто скрывается пустота. Это как в поэзии – бывает очень грамотно и красиво написано, но совсем не трогает. Для произведения искусства, на мой взгляд, главное – смысловая насыщенность. Почему, например, недавно снова порезали картину «Иван Грозный убивает своего сына» Ильи Репина? Видимо, слишком велика сила ее воздействия на зрителя. Ведь через руки на холст передаются эмоции и чувства.

– Вы сказали, что художники у нас профессиональные, но чего-то все-таки не хватает?

– Часто на выставках мы видим лишь красивые цветовые пятна, апробированные сюжеты, как в средних буржуазных домах, чтобы было не хуже, чем у других. Выпячиваться сегодня страшно, ведь тебя могут не понять.

– Но авторы выставки «Независимый формат», кажется, этого не боятся?

– Здесь у нас совершенно другие критерии, нацеленные на творческий поиск. Главное для меня – контекст открытия. На самом деле подражать для художника – это смерть. Во многих работах даже может раздражать корявость и несовершенство, зато образ насыщен глубокими смыслами и эмоциями. Мы ставили одной из задач – подтолкнуть некоторых художников к творческому поиску. Многие говорят: «Мы реалисты, какой у нас может быть эксперимент?» Напротив – реализм сейчас страшно актуален, как и проблема русского пленэра.

– Как вы можете охарактеризовать сегодняшнее время в художественной плоскости?

– Мы живем в период поставангарда, и пластические искусства считают, что для них это смерть. Сейчас пышным цветом цветет видеоарт и концептуальные искусства. Но наши художники отстаивают эту традицию живописать реальность и идут к истокам – первым опытам русского символизма и модерна. Стараются в старой проблеме увидеть новизну.

– Многие воспринимают «Независимый формат» как выставку непрофессиональных художников, но ведь это не так?

– Действительно, большинство участников члены Союза художников, но они сохранили потребность видеть мир независимо. Например, Геннадий Уланкин пишет своих типов – деклассированных элементов, дом которых – лес. Этих мужиков кормит тайга, они живут в зимовьях, продают кедровые орехи и черемшу. Но при этом они сохранили душевное благородство и трезвый взгляд на мир. Я не скажу, что это подвиг, но это его творческая и человеческая позиция, которая достойна уважения. Словом, у нас есть выпускники различных художественных вузов. А некоторых и учить не нужно, потому что у них есть самобытность. Вспомним Нико Пиросмани. У нас в этом направлении – неимоверной искренности – работает Владимир Щербинин. У него мы видим совершенно необычную природу и людей, свет и цвет. А ведь он начал писать уже будучи взрослым человеком. Но сейчас он уже художник, и все профессионалы его оценивают очень позитивно.

Время, оскудевшее на эмоции

– Почему художники остерегаются творческих экспериментов, казалось бы, сейчас нет цензуры?

– Когда я начинала работать, цензура была только на бумаге. Например, рекомендацию для вступления в Союз художников Борису Десяткину – этому хулигану и экстремисту – дал Виталий Рогаль. Также он рекомендовал в творческую организацию Сергея Коренева, Галину Новикову и других. У старого поколения классиков была очень развита интуиция на новизну. Именно Брюсов и Горький в свое время поддержали футуристов. Но традиция – великая вещь. Главное в общей проблеме – увидеть что-то новое и выразить это исключительно по-своему. В этом, наверное, главный пафос искусства. Кстати, на нашей выставке нет характерного для поставангарда цинизма, голых цитат и неуважения к классике.

– Что мешает сегодняшним художникам творить на полную катушку?

– Безнадега. Государство плюнуло на художников. Если на Западе они всегда имели вторую профессию или хорошую раскрутку, то в Советском Союзе все было иначе, авторы были привычны к тому, что государство их опекает – мастерские, командировки, закупки произведений искусства в музеи и художественный фонд. И вдруг после перестройки художникам пришлось выживать самим. Что делать? Писать цветочки и сосенки в угоду богатым обывателям или коллекционерам, у многих из которых не развит вкус? А если тебя никто не покупает? Работать на историю? Но ведь и при жизни хочется жить. Жаль, что культура в нашем государстве сейчас в основном сувенирная – Большой театр, Мариинка, крупные музыканты. И хорошо, что есть альтернативное искусство.

– Вы столько лет в искусстве, как вы оцениваете это время вашей жизни?

– Искусство отдельно, время отдельно. Кто-то писал, что художник существует одновременно в двух временах – в настоящем и в пространстве мировой культуры. Сегодняшнее время – прагматичное, оскудевшее на эмоции, со счетчиками в глазах. Словом, судьба у художника достаточно тяжелая.

– А у искусствоведа? Вы не сожалеете, что выбрали эту профессию?

– Глубоко сожалею, но теперь уже поезд ушел.

– Если бы вы заново выбирали профессию, кем бы вы стали?

– Может быть, художником. С юности я неплохо рисовала. В 15 лет меня приглашали в Ярославское художественное училище, но так как я была маленькая, мама побоялась отпустить меня в другой город. Но сейчас уже поздно начинать, тем более, что у меня еще покойные художники не описаны. Тут уже профессиональный долг.

– Сколько ваших работ вошло в книгу?

– Где-то около половины. Сейчас моя главная задача привести все накопленные материалы в систему, чтобы обобщить и показать, что такое иркутская художественная школа. Говорят, что начало ей положили выпускники Суриковского института, которые приехали в Иркутск после войны. И действительно, они раскрыли колористическое дарование наших авторов. Но в принципе школа начала складываться раньше. Вспомним замечательного художника Александра Вологдина, которого называли в Новосибирской энциклопедии 1929 года импрессионистом. Он был репрессирован в 1938 году, и все картины исчезли. О нем мне рассказывал Виталий Рогаль, который у него учился. И вот этот росток, который был заложен в 1910-е годы, расцвел пышным цветом.

– В чем особенность иркутской художественной школы?

– Это относительная обособленность, ведь мы далеко от Европы. Избыточного ландшафта. На фоне этой космической роскоши выпендрежем заниматься не стоит – природа тебя подавит. В то же время богатство красок породило великолепных колористов. Кроме того, у нас человеколюбивые традиции, отсюда развитый жанр портрета. Еще вокруг сплошная мистика – об одном только Байкале столько мифов и легенд.

– Над чем вы сейчас работаете?

– Меня интересует творчество Юрия Карнаухова и Дмитрия Лысякова. Нужно заканчивать статьи про Анатолия Костовского и Льва Серикова. Дополнить работы про других художников. И сесть за мемуары, потому что я всех этих авторов знала лично. А там такие люди! И сюжеты, словно из Достоевского, Чехова и Хичкока! Время было интересное – люди горели творческим огнем. А в эпоху кризиса выживать тяжело, но необходимо. Как сказал Тютчев: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые!».

 Предыдущий материал
Следующий материал 
Внимание! Сайт содержит материалы, охраняемые авторским правом. Использование авторской информации, размещенной на сайте, допускается только при указании гиперссылки на www.ogirk.ru в качестве источника материала.

Комментарии

Новые материалы

Какие подарки получат учителя, врачи и работники дошкольного образования к профессиональным праздникам, как власти будут мотивировать население Усть-Ордынского Бурятского...

Водитель Skoda Octavia Tour сбил женщину на улице Маяковского в Иркутске 9 ноября. ДТП произошло в утреннее время около...

Нелегальный груз черной икры пытались провезти через стационарный пост полиции «Рубеж» в городе Слюдянке Иркутской области 20 ноября. Об...

Бюджет Иркутской области на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов принят в первом чтении на сессии...

Знакомый незнакомец из страны Oз Не только Страшила, железный Дровосек и трусливый Лев, но и вороны-рокеры, мыши-растаманы и другие современные...

Фотография как продолжение кино В Иркутске побывал известный кинооператор, заслуженный деятель искусств РСФСР Анатолий Заболоцкий, на счету которого 15 художественных...

Иркутская команда «Комсомолл 1» победила на первенстве России по керлингу среди юношей до 19 лет, которое с 12 по...

Волейболистки «Ангары» заняли первую строчку результативной таблицы по итогам второго тура чемпионата России среди женских команд Высшей лиги «Б»...

Когда твоя команда лучшая Бойцы студенческих отрядов Приангарья победили на заключительных турах конкурса профмастерства «Труд – крут». Окружной этап...

Поддержку интересов Иркутской области на федеральном уровне и участие в госпрограммах обсудили председатель Законодательного Собрания Сергей Сокол и представители...
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете “Областная” reklama@ogirk.ru




Реклама от YouDo
Смотрите тут - ремонт квартир коттеджей под ключ цена можно найти здесь.
Размещенные проекты — настроить Директ Москва, подробности...
  • мужчины в рубашке в butik.ru
  • Камуфляжная одежда - широкий выбор моделей, выгодные цены в интернет-магазине Specodegda.ru
  • Смеситель бежевый. Смеситель бежевый, Купить для ванной в Москве.