09.09.2020 11:38

Байкальский ихтиандр

Сколько вы можете проплыть под водой? Пять, от силы десять метров. Иркутянин Дмитрий Соколов в 2019 году на чемпионате России по фридайвингу – подводному плаванию с задержкой дыхания – проплыл 169,4 метра, завоевав серебряную медаль и став единственным в Иркутской области мастером спорта по подводным видам спорта.

 

Гонка на одном дыхании

Чемпионат проводился в Петербурге. Как обычно, соревновались в четырех дисциплинах. И только в одной из них счет идет на секунды. Это так называемое статическое апноэ (апноэ в переводе с греческого – без дыхания). Человек лежит расслабленный на поверхности воды и держит вдох. Рекордсмены умеют растянуть этот один единственный глоток воздуха на 9 минут и более (!).

Не может быть, – поражаюсь я. – Ведь мозг может умереть за это время.

– Может, – соглашается Дмитрий, – если ему вовсе перекрыть кислород. Но мы учимся распределять его равномерно. Когда я пять лет назад начал заниматься фридайвингом, выдерживал на одном вдохе менее 4 минут, сейчас уже 5,5 минуты. Но это не мой вид. Я предпочитаю динамическое апноэ.

Его можно исполнять тремя способами: в длинных би-ластах, моноласте и без ласт. Самый быстрый и красивый способ – с помощью моноласты. Человек плывет, подражая дельфину, делая волнообразные движения. Именно таким образом передвигался под водой Ихтиандр в фильме «Человек-амфибия».

Дмитрий предпочитает другую разновидность динамического апноэ – без ласт, за счет мускульной силы рук и ног. Время здесь не имеет значения, учитывается только расстояние. На чемпионате России существует норматив – проплыть не менее 155 метров под водой и занять одно из четырех первых мест, чтобы рассчитывать на получение звания мастера спорта. И дается только одна попытка.

Задача сложная. Личное достижение Дмитрия – 150 метров. Но, как говорится, чем черт не шутит. Он был в хорошей форме, да и техникой плавания к тому времени овладел в совершенстве.

Брасс обожаю. Он у меня ассоциируется с каким-то подводным полетом на глубине полутора-двух метров, – признается Дмитрий. – Руками, как будто крыльями, машешь. Вот только перед стартом нужно изгнать из головы все мысли. Как известно, активный мозг потребляет от 20 до 25% кислорода. Приходится опустошать сознание, чтобы подольше растянуть запасы воздуха. Это, пожалуй, самое трудное.

Важно не только проплыть дистанцию, но и вынырнуть в адекватном состоянии, чтобы выполнить так называемый поверхностный протокол. За те минуты, что спортсмен плывет под водой, его мозг находится на голодном кислородном пайке, и при всплытии все моторные функции начинают притормаживать, реакции замедлятся. Случается, что еще на пути к финишу его накрывает гипоксия – кислородное голодание, и он теряет сознание. Для страховки каждого спортсмена сопровождает спасатель, плывущий рядом на поверхности бассейна и зорко наблюдающий за состоянием пловца.

– На протокол дается 15 секунд. За это время ты должен вынырнуть, снять маску, отдышаться, сложить большой и указательный палец кольцом, показать его судье и сказать по-английски «I am okey». В противном случае попытка не засчитывается.

Когда объявили результат, Дмитрий был ошеломлен. Обычно подводники прибавляют в год по 5–6 метров, а тут сразу почти на 20. Невероятно. Это позволило ему сразу, минуя кандидата в мастера спорта, стать мастером спорта России и получить путевку на чемпионат мира, который должен был состояться в нынешнем году. Но пандемия спутала все карты. Теперь, чтобы попасть туда, ему надо снова занять одно из двух призовых мест на чемпионате страны.

 

Человек с ружьем

Путь во фридайвинг у Дмитрия лежал через подводную охоту. Два года он занимался у тренера Владимира Лебедева, инициатора создания в Иркутске областной федерации подводной охоты.

Охотились, как правило, на Ангаре. Вся экипировка: маска, ласты, ружье и, конечно, гидрокостюм. Без него в ангарской воде долго не выдюжить.

Тихо нырнул, незаметно подкрался, твоя задача – стать частью подводного ландшафта, – шутит Дмитрий. – На Ангаре течение быстрое, около двух метров в секунду. Тебя и несет течением, только поворачивай влево вправо, выискивая рыбу.

Рыба разная. Один только хариус трех видов, а кроме него лещ, налим, а в заводях окунь, щука. За добычей глубоко нырять не надо, рыба держится в теплых слоях воды, в трех-пяти метрах от поверхности и всегда движется против течения. В воде все предметы, в том числе и рыба, кажутся крупнее на 30%. Когда целишься, надо это обстоятельство учитывать, чтобы не загарпунить мелочь. На соревнованиях к зачету принимается рыба весом не менее полкилограмма. Самая крупная рыба, добытая Дмитрием, – щука весом больше 4,5 кг.

Я предпочитаю охотиться зимой, – рассказывает он. – И вода прозрачнее, и нет опасности, что какая-нибудь моторка тебя переедет. Ружье тоже выбираешь по сезону. Чем вода светлее, тем оно должно быть длиннее, способное стрелять на 6–7 метров, ближе рыба при такой видимости не подпустит, а когда охотишься где-нибудь в камышах или заводях, то берешь покороче, поражающее цель на два, а с вытянутой рукой – на три метра. С длинным ружьем там просто не развернуться.

Увлечение подводной охотой Дмитрий до сих пор поддерживает, но занимается ею теперь изредка.

 

Она ушла непобежденной

Фридайвинг, как спортивное направление, начал развиваться в конце 1940-х годов. Родоначальниками считаются итальянцы, первыми достигшими глубины 30 метров без акваланга, на задержке дыхания. А в 50-годах была создана Конфедерация подводных видов деятельности, в которую вошло десять стран. Кроме ныряльщиков она объединила любителей подводной борьбы, стрельбы, хоккея…

Россия обязана знакомству с фридайвингом Наталье Молчановой, установившей в этом виде спорта 41 мировой рекорд. Это первая женщина, кому удалось задержать дыхание более чем на 9 минут и нырнуть на одном вдохе на стометровую глубину. Она разработала методику погружения, которой пользуются спортсмены всех стран.

Когда узнал, что Молчанова начала заниматься фридайвингом в 40 лет, я просто загорелся, – рассказывал Дмитрий. – Я старше ее всего на два года, нырять обожаю, почему бы тоже не попробовать. И записался на ее курсы шесть лет назад.

Свои курсы Молчанова проводила в Египте, на Красном море. Там, неподалеку от города Дахаба, есть карстовый провал глубиной около 97 метров, прозванный Bluehole – Голубая дыра. От волнения на море он защищен коралловыми рифами, что создает идеальные условия для тренировки.

– Было, конечно, много сомнений, смогу ли. Но Наталья Вадимовна всегда утверждала: здорового мужчину можно за неделю научить нырять на глубину 30 метров и более. И точно: к окончанию семидневного курса я достиг 38-метровой отметки, заработав сертификат третьей волны из четырех возможных. А через полгода, в 2015 году, погрузился на 42 метра, получив уже сертификат четвертой волны, дающий право на прохождение курсов инструкторов.

Но больше встретиться с Натальей Молчановой не удалось. Когда он в октябре приехал в Дахаб на курсы, ее уже не было в живых. Она погибла в Средиземном море, возле испанского острова близ Ибицы, во время погружения. По всей видимости, попала в сильное подводное течение. Все попытки обнаружить ее тело оказались безрезультатными.

 

Покорители байкальских глубин

– Меня глубина заманила, – признается Дмитрий. – Это такая эйфория. Выныриваешь, кровь пополняется эндорфинами, этими гормонами счастья, и ты получаешь ни с чем несравнимое удовольствие.

За последние шесть лет вокруг него, возглавившего областную федерацию фридайвинга, сложился круг учеников, преданных подводному экстриму. И что удивительно, рискуют уходить под воду и девушки. Особенно бесстрашна 47-летняя Наталья Черных, выполнившая в марте норматив кандидата в мастера спорта. В декабре 2019-го она завоевала Кубок Байкала, набрав наибольшее количество баллов во всех дисциплинах.

Самое сложное во фридайвинге – это, конечно, ныряние в глубину. Одно дело, когда ты это делаешь в теплом и ласковом Красном море, другое – в Байкале, где вода быстро перемешивается: сегодня 15 градусов, а завтра может упасть до пяти. Не знаешь какой гидрокостюм надеть: зимний, толщиной в 9 мм, или потоньше, в котором легче плыть под водой.

Перед погружением опускают в воду трос с привязанным на конце грузом. Это ориентир для ныряльщика, чтобы не сбиться с пути. На глубине редко что происходит, а вот на подъеме, когда до спасительного вдоха остается 10–15 метров, может случиться блэкаут – потеря сознания. Поэтому спортсмен пристегивается к тросу специальным поводком, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств его можно было поднять на поверхность.

– Я предпочитаю нырять зимой, когда температура воды в Байкале однородная. Чтобы достичь успеха, надо сойтись многим факторам: и физическая подготовка, и психологическая. Необходимо также правильно выбрать тактику. В гидрокостюме плавучесть повышается, чтобы преодолеть ее, на пояс надевается груз. Когда я ныряю в Байкале, навешиваю четыре килограмма свинцовых грузов. Предельная глубина, на которую мне пока удалось опуститься, – 53 метра.

 

Когда над головой сомкнулись льды

У Дмитрия есть еще одно достижение, которое вошло в книгу рекордов Иркутской области. Но уже не в глубину, а в длину. Причем зимой. Он проплыл подо льдом 100 метров.

В ту зиму толщина льда на Байкале в Листвянке достигла 55 см. Для заплыва Дмитрий выбрал моноласту, с помощью которой он в бассейне проплывает больше 200 метров. Но Байкал с бассейном не сравнишь: температура около нуля, а главное – лед над головой давит на психику. Без страховки это было слишком опасное предприятие. Всю дистанцию он прошел под эскортом друзей. Для этого во льду было сделано еще пять дополнительных майн. Через 20 метров сопровождающий выходил из воды, а следующий уходил под лед.

– Как всегда, еще на старте выкинул из головы все мысли, но чувство тревоги не отпускало, – вспоминает Дмитрий. – Был момент, когда подмывало выскочить из воды, не дойдя до конца. Но наверху надо мной стояли зрители, и обмануть их ожидание было невозможно. Когда вынырнул, было ощущение, что мог бы проплыть еще метров 20.

Фридайверы ожидают приезда в Иркутск Алексея Молчанова, возглавившего после гибели матери российскую федерацию фридайвинга. На его счету тоже несколько мировых рекордов. Он сумел в моноласте достичь глубины 130 метров.

– Поедем на Малое море, там потренируемся. У Алексея можно многому поучиться. Мы хотим пригласить его зимой, чтобы он поставил рекорд Байкала по подледному нырянию.

 

 

ЛИД

За те минуты, что спортсмен плывет под водой, его мозг находится на голодном кислородном пайке, и при всплытии все моторные функции начинают притормаживать. Случается, что еще на пути к финишу его накрывает гипоксия, и он теряет сознание. А ведь важно не только проплыть дистанцию, но и вынырнуть в адекватном состоянии, чтобы выполнить так называемый поверхностный протокол: снять маску, отдышаться, сложить большой и указательный палец кольцом, показать его судье и сказать по-английски «I am okey».