29 июля 2020 09:07

Голубиный дом на окраине Иркутска

Фото: автора

Теги:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Голубей николаевской породы разводит иркутянин Сергей Рудов. Воркующие красавцы живут в птичнике прямо во дворе одного из многоквартирных домов в микрорайоне Ново-Ленино.

 

Парящие в облаках

Иркутянин влюбился в николаевских голубей с детства. Сейчас у него насчитывается около 70 птиц. Именно эту породу он полюбил за бескружный полет. Птицы могут мгновенно взлетать до облаков, а потом парить на месте, широко распуская хвост, становясь похожими на бабочек.

Классе во втором подружился с братьями Гусевыми. Пошел к ним однажды в футбол возле дома погонять. А их дядя держал голубей. Однажды увидел, как он птиц полетать выпускал. Про футбол тут же забыл. Глаз оторвать не мог. Потом прибегал в гости уже только к своим любимцам, – вспоминает Сергей Рудов.

Вскоре мальчишка, охваченный голубиной страстью, начал узнавать, где продаются голуби. Выяснил, что птиц можно купить на рынке возле Куйбышевского завода, где каждые выходные собирались голубятники.

Первых голубей купил на сэкономленные на школьных обедах деньги. Откладывал каждый день по 20 копеек, которые давала мама. Накопив 1 рубль 20 копеек, отправился на рынок. В среднем тогда за одного голубя просили от одного до трех рублей.

Подходит ко мне мужик на рынке и говорит: «Че, пацан, голубей надо? Сколько денег есть?» Я ему зачем-то сказал, что рубль двадцать, хотя 20 копеек откладывал на автобус до дома. Он мне: «Ладно, так и быть, забирай двоих сразу». И я, счастливый, с пернатой покупкой, отправился пешком от Куйбышева до Марата, где жила наша семья. По дороге хулиганы меня чуть не ограбили. Спасибо прохожему, что вступился за меня, – говорит Сергей Викторович.

Первую голубятню иркутянин построил из досок на летней кухне. Птиц покупал или обменивал несколько раз в месяц. По-прежнему экономил на завтраках. И даже за голубей отдал свой велосипед.

Однажды я осадил необычного голубя, все в нем было по-особенному красиво: весь темный, а голова белая, экстерьер изящный, полет неповторимый… Через пару дней этот голубь улетел от меня. Я уже и думать забыл про него, но выхожу как-то за ограду и вижу, как моя белоголовая птица летит над домами. Сажусь на велосипед и гоню за ней вслед, вижу, как садится к Андрюхе на голубятню. Подъезжаю, говорю: «Андрюха, продай мне этого голубя». А он: «Продать не продам, но на велосипед обменяю». Я согласился. А голубь от меня все равно через три дня улетел, – делится историей птицевод.

С тех пор потерь у него было немало. Не всегда голуби к нему возвращались: одни терялись, другие становились легкой добычей бродячих животных или ястребов.

– Только за это лето хищные птицы уничтожили шесть моих голубей. Обидно – не то слово. Столько души и труда в них вкладываю, – с грустью говорит иркутянин.

 

Пернатые друзья

Порвать с голубиной страстью он порывался несколько раз. И когда вернулся к пустому птичнику во время отпуска из армии. Голубей доверил своему другу, а тот не сберег. Друзья-голубятники уговорили Сергея Викторовича начать все заново, даже птиц ему дарили. Три года он сопротивлялся, но сдался, сколотил заново голубятню в Ново-Ленино напротив своей пятиэтажки.

Хобби его не из простых и финансово затратное. Но для пернатых друзей ему ничего не жаль: ни денег, ни времени, ни сил. Каждый день в голубятне проводит уборку, кормит и поит птиц, выпускает полетать. В год голуби съедают полтонны зерна. Еще нужны витамины, вакцина, лекарства.

Я голубей развожу не для прибыли, а для души, эстетического удовольствия. Голубятников сравниваю с художниками, только мы создаем шедевры не кисточкой и красками, а работаем с живым материалом, мечтая вывести самого лучшего голубя, – признается Сергей Викторович.

Голуби у Рудова завидные. Их много раз отмечали на конкурсах и выставках. Кубков, медалей, грамот и дипломов у голубятника так много, что он давно перестал их считать.

Иркутянин признается, что десять лет назад ему удалось создать шедевр – голубя, которым восхищались все вокруг. Посмотреть на удивительную птицу приезжали даже из других городов.

– Мне понадобилось 30 лет, чтобы вывести такого красавца. Я годами совершенствовал породу, скрещивал лучших с лучшими, а слабых отсеивал. Мне казалось, я добился идеала, вывел лучшего голубя из всех, что видел. Голубок вышел легкий, потрясающе красивый, грациозный. И потомство у него было такое же прекрасное, – ностальгирует заводчик.

Голубиным шедевром радоваться довелось не долго. Осенью птиц настигла эпидемия. От дикого голубя породистые птицы заразились и умерли.

Одна женщина притащила мне дикого голубя, которого покусала собака. Она умоляла: «Возьмите на пару часов, я после работы заберу». И я согласился, не подумав про инфекцию. Через неделю у меня умер один голубь, за ним второй, третий. А потом захожу в голубятню – у меня аж ноги подкосились: все голуби лежали мертвые. Я ночь не спал. В четыре утра – на работу. Вернулся домой и решил, что на голубином деле крест поставлю. Все равно таких красивых больше не будет, – поделился Сергей Викторович.

Но голуби для птицеводов – наркотик, зависимость, от которой просто так не избавиться. Через четыре года он в третий раз начал разводить голубей с нуля.

– Чувствую себя человеком, который сломал обе ноги, а теперь заново учится ходить. Но самое обидное, что учеников нет. Да, голубятников в Иркутске сейчас много – человек 300, но им по 60–70 лет. Молодежь, увы, не интересуется. Боюсь, что все это скоро станет просто историей. Я уже и бесплатно готов голубей давать, если вдруг кто заинтересуется, – сказал птицевод.