«Звездочка» Китойского берега

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Село Одинск, что в нескольких километрах от Ангарска, во многом необычное. Это единственное в Приангарье этнически однородное бурятское село, расположенное за пределами Усть-Ордынского Бурятского округа. Здесь нет повальной миграции, характерной для большинства российских деревень, и безработицы. Село активно застраивается и развивается. Несмотря на то что стоит оно на реке Китой, название которого переводится с бурятского как «холодный», люди в Одинске относятся к друг другу по-настоящему тепло. Живут одной большой дружной семьей, сохраняя родной язык, национальную культуру и традиции.

 

Восемь бурятских родов

Столетия назад, когда не было в округе ни Ангарска, ни Усолья, ни Иркутска, проезжал бурятский охотник Хоридой по берегу реки Китой на коне и заметил блеснувший в свете луны родничок. Около него и основал свой аймак, назвав его Одинск (в переводе с бурятского «звездочка»). С охотника Хоридоя и небесной девы-лебеди, согласно легенде, пошли китойские – «хутинские» буряты, относящиеся к племени хондогор.

В том, что в этих местах издавна селились люди, свидетельствуют обнаруженные археологами могильники в приустьевой части реки Китой. Останки располагались головой на северо-восток, то есть по солнцу, что характерно для промонголов – далеких предков бурят. Также были найдены изделия из кости и камня: костяные наконечники стрел, шильца, гарпуны, топоры из нефрита. Артефакты, названные ученым «бурятские юртища», дали основание предполагать, что на земле нынешнего Ангарского городского округа жили древние люди, которые в дальнейшем образовали бурятскую народность.

Вели они полукочевой образ жизни, занимались скотоводством. Веками сложившийся уклад нарушил приход русских-казаков. В историко-статистическом очерке «Покорение Иркутской губернии на 1865 год» записано: «… Иван Похабов своей жестокостью и крайним корыстолюбием до того раздражал бурят, что в 1658 году они восстали поголовно, убили пришедших за ясаком русских и бежали в Монголию».

Скорее всего, считают местные краеведы, бурятские племена с берегов Китоя ушли конными тропами через горы в Тункинский край, который в первой четверти XVIII века был в подданстве монгольских ханов. За беглецами была послана погоня, но казаки вскоре потеряли их след. Почти 35 лет прожили хутинские буряты в Тункинской долине, а когда старое забылось, возвратились в родные края. Каждый род поселился в своем аймаке. Юрты были поставлены в Одинском, Шобгорском, Иданском, Шарадхановском, Сяхтинском, Чечеловском улусах. Позже там появились селения с уже знакомыми названиями: Одинск, Ново-Одинск, Чебогоры, Калиновка, Архиереевка, Шароны. В роду не разрешались родственные браки до четвертого колена, поэтому жен издавна привозили из Тунки. До сих пор на землях нынешнего Ангарского городского округа проживают восемь родов хутинских бурят: назартан, хэлтэгэ, дархат, модони, панай, хогдэ, гымыл и шошолог.

В 1916 году в Одинском улусе насчитывалось 37 хозяйств с населением 160 человек. Буряты, как и русские, были заняты на промыслах: добывали живицу, смолу, древесный уголь, гнали деготь, заготавливали дрова, сплавляли лес по реке Китой. Среди них было немало отличных мастеровых: бондари, экипажники, кузнецы.

С началом коллективизации в междуречье Оды и Китоя начали образовываться коллективные хозяйства: тозы, коммуны, колхозы. В 1967-м появился совхоз «Саяны», который объединил все сельскохозяйственные предприятия в окрестностях Ангарска.

 

Обряд поклонения предкам

Если казаки, а затем и советская власть смогли поменять образ жизни кочевого народа, заставить их изменить своей вере никто не в силах. Вероисповеданием бурят по-прежнему остается шаманизм. Небо, земля, вода, горы, огонь для них имеют своих духов, которым поклоняются люди. Вот как описывает борьбу советской идеологии с шаманизмом Инна Ботороева в книге «Мой народ – моя гордость»: «Отец рассказывал, что до 1930-х годов запретили проводить тайлаганы, людей заставляли бросать в печь онгоны (культовые изображения защитников рода). Известный в Одинске шаман Семен-боо десять лет просидел в тюрьме, но не отказался от веры. Шамана Курдакова Михаила отправили на Колыму. Отбыв срок, он вернулся домой. Шаманы в лагерях и тюрьмах не пропадали и не умирали, всегда возвращались домой. Запрещенная религия ушла вглубь семьи, народ продолжал капать духам и молиться своим богам».

И сегодня у каждого рода есть свое священное место, где селились прародители, где была поставлена первая юрта. Ежегодно весной или в начале лета родственники собираются на обряд поклонения предкам – тайлаган. Участие в нем разрешено принимать только мужчинам. Женщины сидят в сторонке и варят саламат, который затем выливают в священный костер, как подношение предкам. А мужчины преподносят духам барана. Его разделывают, варят мясо кусками, а после также бросают в огонь.

Для хутинских племен боги – это духи их дедушки (тообэй) и бабушки (тоодэй). Они защищают род, берегут дом и скот. Дату тайлагана объявляют старейшины рода, они же вместе с шаманом проводят обряд. К назначенному времени на праздник съезжаются родственники. Бывает, что в священном месте собираются до 200–300 человек. Если кто-то приехать не сможет, обязательно просит родственников внести от их имени в общий котел баночку сметаны или деньги на жертвенное животное. Каждый род привязывает на березу определенного цвета ленточки, а по окончании обряда отламывают веточку и прикрепляют ее над входной дверью дома, чтобы оградить его от злых духов.  чтит свое животное, которое является оберегом всего рода. Например, в роде модони поклоняются бабушке Талюр. По семейному преданию, мангут (русский) выкрал девушку Талюр из Тункинской долины, женился на ней и поселился в землянке на берегу Оды. После смерти душа бабушки воплотилась в птицу. Во время проведения обряда, рассказывают местные, она и сегодня прилетает, кружится над своими потомками.

 

Дом культуры – главная достопримечательность

В 2014 году после образования Ангарского городского округа Одинск превратился из муниципалитета в негородскую территорию, куда помимо села входит деревня Чебогоры, заимки Ивановка и Якимовка. Как рассказала начальник отдела Одинской территории Евгения Широнова, общая численность населения около 1400 человек, более тысячи из которых проживают в Одинске. В селе работает крупное сельскохозяйственное предприятие ОАО «Одинское» и семь крестьянско-фермерских хозяйств. Социальная сфера представлена школой, детским садом, фельдшерско-акушерским пунктом, почтовым отделением и сельским Домом культуры, по праву считающимся главной достопримечательностью.

Новое здание было построено по областной программе «Социальное развитие села» и сдано в эксплуатацию в 2015 году. В ДК работают спортивные секции по боксу и бурятской борьбе, национальный хореографический ансамбль «Гэсэр», вокальные студии «Тэрэнги» (багульник) и «Нарамни» (солнышко), театральная студия и клуб по интересам для взрослых «Увлеченные», библиотека, интернет-клуб и тренажерный зал для взрослых. По выходным здесь показывают мультфильмы и кино, а по пятницам проводят дискотеку.

Поскольку коренное население Одинска – буряты, мы сохраняем национальные традиции, – объясняет директор учреждения культуры Зоя Золотова. – Вскоре после открытия ДК провели празднование Сагаалгана – бурятского Нового года, летом у нас прошел Сур-Харбан. Самым интересным моментом праздника стала презентация бурятских родов. Команды готовили национальные блюда, читали благопожелания, исполняли бурятские танцы и песни.

 

Алеша

Не менее трепетно здесь относятся и к памяти земляков – участников Великой Отечественной войны. Из сел Одинского сельского совета на фронт было призвано свыше ста человек, вернулось меньше половины. Случалось, что из одной семьи защищать страну уходили по трое-четверо сыновей. Сегодня двери и калитки этих домов отмечены красными звездочками. В доме № 7 на улице Набережной их четыре. В семье Хадыка и Бултаханы Тыхеевых было пятеро детей: дочь Таажа, сыновья Николай, Иннокентий, Василий и Алексей. Все парни воевали, но вернулся домой только младший. В честь 75-летия Великой Победы сотрудники Одинского Дома культуры сняли о нем фильм, который назвали «Алеша». Проникновенное повествование о земляке не оставило равнодушными членов жюри Всероссийского конкурса «Была война», признавших киноленту одной из лучших.

 

Воспитание чувств

С ранних лет прививают детям любовь к родной земле и в местной школе. Бурятский язык и фольклор здесь – обязательные предметы, которые ведутся со второго по девятый класс. Проходят конкурсы на знание родословной, юных богатырей и красавиц (баторов и дангин), народных умельцев. Несколько лет назад по инициативе учителя начальных классов в школе появился краеведческий музей. Деревянная посуда, скребки для выделки кож, березовые колотушки для колки дров, керосиновые лампы, прялки, маслобойки, самовары, охотничьи лыжи – все это теперь наглядные пособия для изучения истории своего края. Располагаются экспонаты не в отдельном помещении, а прямо в школьных рекреациях, поскольку преподаватели посчитали, что так информация и для нынешних школьников, и для бывших выпускников, а также многочисленных гостей будет доступнее.

Отдельный стенд посвящен истории самой школы, которая в этом году отметит 112-летие. 27 октября 1908 года распахнуло свои двери Одинское инородческое училище. Старинные семейные фотографии, снимки первых выпусков и преподавателей, среди которых немало учительских династий – главное украшение стенда.

Кстати, нынешний директор школы Марина Васильевна Ефимова – представитель такой учительской семьи. Отец ее свекра Григорий Матвеевич Ефимов был директором и одновременно учителем в четырехклассной школе, прямо на дому открыл ликбез. Когда началась Великая Отечественная война, был призван на фронт. Погиб в боях в Ростовской области в 1942 году. Его сын Владимир Григорьевич преподавал химию, биологию, ОБЖ. Супруга Любовь Григорьевна работала учителем математики и долгое время была директором Одинской школы. При ней в 1985 году был организован переезд школы из старого одноэтажного деревянного помещения в современное трехэтажное здание. Какое-то время преподавали в школе муж Марины Васильевны и их дочь Елена.

Большая часть учителей Одинской школы – ее бывшие выпускники, среди которых немало молодежи.

Наша молодежь после школы продолжает учебу в городе, а затем или работает в селе, или в Ангарске, но все равно живет здесь, – поясняет Евгения Широнова. – Благодаря этому Одинск активно застраивается, у нас растет рождаемость.

Строить новые дома помогают муниципальные и региональные программы, участниками которых уже стали более 40 семей. Обращают внимание на Одинск и горожане. Чистый воздух, живописная природа, река Китой – прекрасное место для обустройства загородного дома.

Особенно привлекает людей чувство безопасности и спокойствия, которое сразу же возникает, когда приезжаешь в Одинск. С пьянством и наркоманией здесь борются не постановлениями, а всем миром. Когда в 1990-е пошло поветрие на распространение в деревнях наркотиков, мужики встали на защиту села и выгнали торговцев, не дав им развернуть распространение «заразы».

Местные уверены: их тоонто (малую родину) хранят духи предков. По древнему обычаю в том месте, где родился ребенок, закапывали послед, связывая человека пуповиной с его родной землей. Он кочевал, бывал в других краях, но всегда возвращался в тоонто. Для хутинских бурят родная земля – это их «звездочка» на берегу Китоя, и они стараются сделать все, чтобы не дать ей угаснуть.