27 мая 2020 11:05

Ангелы в погонах

Фото: из архива пресс-службы ГУ МВД по Иркутской области

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Есть в Приангарье категория детей, для которых «вторыми мамами», хотя бы ненадолго, становятся инспекторы полиции. Эти женщины следят за судьбой своих подопечных, радуются успехам, стараются предостеречь от ошибок. За каждым «чудесным прозрением» трудного подростка стоит огромная работа службы по делам несовершеннолетних МВД России. 31 мая она отмечает 85-летие.

О помощи детям, лишенным родительской опеки, рассказывает руководитель подразделения по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Иркутской области полковник полиции Людмила Храменкова.

– Работа с детьми – это труд по призванию?

– Да, случайных людей у нас нет. В 42-х подразделениях ПДН служат 284 сотрудника. В основном девушки, женщины. Инспектор постоянно общается с детьми, родителями, учителями, коллегами. Здесь надо быть воспитателем, педагогом и психологом в одном лице. Зачастую мужчины не выдерживают нагрузки. Зато поработав у нас, уходят в уголовный розыск, следственные подразделения. На моей памяти много таких случаев.

Задержать вооруженного преступника, конечно, сложно. Мы не носим оружия, но смелость – это наше ежедневное состояние. Ведь нелегко изъять ребенка у матери, даже самой нерадивой, если мы сами – матери… А дети к нам попадают разные, у многих за плечами уже столько испытаний, что иному взрослому порой не справиться.

 

– Какова статистика по неблагополучным семьям в регионе?

– Ежегодно на учете у нас стоит 4 тыс. подростков и чуть больше 4 тыс. родителей. В системе МВД изменился подход к понятию неблагополучия семьи. Сегодня с точки зрения достатка семья внешне может выглядеть благополучной. Но у родителей, зачастую занятых работой, на детей нет времени. Бывает, что с раннего детства мальчишки и девчонки видят в основном темную сторону жизни – у кого-то, например, конфликт с отчимом или мачехой. Им кажется, что на улице лучше, чем дома… Среди благополучных внешне семей более 40% подпадают под категорию «неблагополучные».

 

– Дети стали меньше совершать преступлений?

– Моя выслуга в полиции – 36 лет. Вспоминая прошлые годы, скажу, что раньше в год регистрировалось порядка 5 тыс. подростковых преступлений. Сейчас 1,5 тыс. Раньше количество убийств, совершенных подростками, доходило до 50. Сейчас – пять-семь. И все это – результат комплексной профилактики. Кража, угоны автотранспорта, мелкое хулиганство, порча чужого имущества, появление в общественном месте в состоянии опьянения – самые распространенные правонарушения трудных подростков.

 

– В конце концов, такие дети попадают к вам…

– И наша задача – показать им, что жизнь может быть другой, что и сами они могут быть другими: образованными, талантливыми, счастливыми. Каждый ребенок этого заслуживает.

Ежегодно мы выявляем до 2,5 тыс. детей безнадзорных, оказавшихся в социально опасном положении. Защищаем права и законные интересы «трудных» подростков, становимся им старшими товарищами, постоянными гостями в семьях, находящихся в трудной жизненной ситуации. Про наше подразделение неслучайно говорят – «Ангелы в погонах». Мы помогаем каждому оступившемуся ребенку. Последние три года ежегодно работаем с 7 тыс. подростков и 8 тыс. родителей. Профилактические меры приводят к тому, что мы ежегодно снимаем с учета 2 тыс. подростков и 3 тыс. семей. Даже один исправившийся ребенок – это очень важно.

Справка:

В начале 1930-х годов советская милиция играла главную роль в задержании безнадзорных детей. Первая мировая война, революция, Гражданская война породили огромное количество беспризорников, занимающихся преступным промыслом. 31 мая 1935 года в Иркутске, как и по всей стране, были созданы приемники-распределители. В селе Александровском организовали детский изолятор и колонию. В 1940 году стали открываться детские комнаты милиции. В 1961-м борьба с детской преступностью и безнадзорностью была возложена на аппарат уголовного розыска и подразделения по делам несовершеннолетних. В 1977 году детские комнаты милиции были преобразованы в инспекции ПДН.

– Поменялись ли формы и методы работы с «трудными» детьми?

– Инспектор сегодня работает совсем иначе по сравнению с тем, что было несколько лет назад. И дети в плане правовой грамотности стали другие. Существует большое информационное поле, где они черпают информацию, но трактуют ее порой в свою пользу.

Большую помощь оказывают общественные комиссии ПДН. Сильны волонтерские движения и ЮИДовцы – творческое объединение школьников, которые помогают в профилактике безопасности дорожного движения.

Важна дополнительная занятость детей. Наши сотрудники вовлекают несовершеннолетних, состоящих на учетах, в деятельность социально-культурных, спортивно-оздоровительных и досуговых учреждений по месту жительства.

В рамках закона Иркутской области действует Комендантский час. Ежегодно мы проводим более 6 тыс. рейдовых мероприятий по выявлению подростков, оказавшихся в неположенных местах в неположенное время. Благодаря этому ночная уличная подростковая преступность снизилась в разы.

Мы не гонимся за цифрами. Наша задача – качественно помочь ребенку и семье. Все сотрудники полиции принимают участие в профилактических акциях, например, «Каждого ребенка за парту». Полицейские совместно с комиссией ПДН проводят сверку посещаемости учащихся школ региона. Выясняют причины их отсутствия или опозданий, поддерживают тесную связь с классными руководителями и родителями.

 

– Говорят, бывших сотрудников полиции не бывает…

– Да, особенно в нашем подразделении. Работа с детьми – это навсегда. Те, кто ушел на пенсию, продолжают помогать нам в работе, оказывают всяческое содействие в воспитании подрастающего поколения. У нас трудятся целые семейные династии инспекторов ПДН. В Усолье-Сибирском детскими инспекторами работали Людмила Михеева и ее мама Нина Коробейникова. Обе отслужили в ПДН порядка 40 лет. В Алзамае есть династия инспектора Ольги Довгаль. В Нижнеудинске вся семья инспектора ПДН Натальи Захаровой служила в органах. В Киренске еще дед инспектора Валентины Рубцовой работал в милиции.

Наши ветераны возглавляют общественные комиссии ПДН, общественные советы при МВД. Среди них майоры в отставке Людмила Михеева, Галина Козлова и другие. Хочется назвать майора милиции в отставке Светлану Афанасьеву (Шелехов), майора милиции в отставке Ольгу Карамышеву (Братск), майора в отставке Нину Дроздову (Кутулик), майора в отставке Татьяну Климову (Ангарск), майора в отставке Валентину Лбову (Усть-Уда), майора в отставке Раису Гудзь (Зима) и многих других моих коллег. Всем им огромная благодарность за их труд.

 

Реальные истории

Начальник ОДН, ОП-6 Зульфия Белоусова:

– Два года мы помогали женщине по имени Вера выбраться из алкогольной депрессии. Женщина родила дочь от мужчины, которого любила, а он ее бросил. Вера перестала справляться с бедой и запила. Ребенка несколько раз изымали из семьи, даже собирали документы на ее лишение родительских прав. Но мы продолжали за нее бороться. Подопечную закодировали, оказали психологическую помощь. И здоровое начало в женщине победило. Спустя два года она воспряла духом, ребенок остался с мамой, семью сняли с учета. Но мы контролируем и видим, что Вера трудится на двух работах, выходит замуж, счастлива. Был у нас и показательный мальчик с бесконечными правонарушениями. Его поместили в спецшколу в Санкт-Петербурге. Окружение и город благотворно повлияли на пацана. Он вернулся из спецшколы, приобрел специальность. Сейчас ему 21 год, парень женат, есть ребенок. И так приятно, когда он, при встрече здоровается и рассказывает о себе…

 

Начальник ОДН ОП-5 Вера Томских:

– Вспоминаю своего подопечного – подростка Баранова, специалиста по угону отечественного автопрома. Мы с ног с ним сбивались. Как правило, он совершал угоны «под хмельком». Однажды позвонил мне на сотовый и сказал: «Я угнал автомобиль, заберите меня». Приехали, забрали, он показал, где бросил автомобиль. Доверял, знал, что только мы сможем вытащить его из беды. Мои бывшие «трудные подростки», а сегодня взрослые дядьки, нередко здороваются со мной. Я порой не помню их имен, а они меня помнят.

Недавний случай – Денис Толкачев, стоящий у нас на учете, сводил с ума весь город. Всегда попадал под влияние компаний, с 2017 года совершал противоправные действия. Доходило до того, что его мама звонила в панике и сообщала: «Дениса нет дома». Инспектор, которая к нему была прикреплена, ночь-полночь на личном автомобиле разыскивала парня. Казалось, управы на него нет – беседы не помогали. За очередное преступление мы поместили его в Центр содержания несовершеннолетних подростков. Парень все воспринял с юмором, бравадой. Позже мы собрали материал на помещение Дениса в спецшколу. За мои 17 лет работы я впервые видела на суде дикие слезы. Парень кричал: «Вы просто хотите от меня избавиться!» А через три месяца он позвонил мне и сказал: «А здесь совсем даже не плохо. И я рад, что тут оказался». Парень научился учиться, читать книги, что-то делать руками. Научился общаться со сверстниками. После школы пришел к нам в отдел и принес торт. Мама его вышла замуж за иностранца, супруги дождались, пока Денис окончит спецшколу, и уехали в Польшу. На 8 марта, День полиции и Новый год Денис и его мама нам звонят и поздравляют.

Другие материалы