06 мая 2020 11:05

Низко кланяемся ветеранам

Фото: из семейного архива

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Письма в редакцию

В преддверии Дня Победы в редакцию газеты «Областная» пришло много писем, в которых дети войны вспоминают военное лихолетье, а внуки ветеранов и тружеников тыла благодарят своих предков за мирное небо над головой.

 

Память и слава ветеранам научного центра

30 сентября 2011 года был открыт музей истории Иркутского научного центра хирургии и травматологии. Его директором является ветеран труда Калинина Софья Александровна. Работа музея истории тесно связана с ветеранской организацией ИНЦХТ. В послевоенные годы первым председателем общественной ветеранской организации стала участник Великой Отечественной войны, младший лейтенант, фармацевт Надежда Гавриловна Косякова. В 1965 году была создана пенсионная комиссия, называемая комиссией милосердия. Косякова Н.Г. почти каждого ветерана посетила на дому, в больнице, проводила в последний путь. Надежда Гавриловна вела тетрадь участников ВОВ, тружеников тыла, в которую были включены более 130 работников.

На начало 2020 года ветеранская организация ИНЦХТ объединяет более 70 человек, среди них участник Великой Отечественной войны Зинаида Иннокентьевна Сорокина,  труженик тыла, ветеран Великой Отечественной войны Рахмиель Евелевич Житницкий, 20 пенсионеров, имеющих статус детей войны. Вместе с этим, ветеранами труда и Научного центра являются 50 работников и неработающих пенсионеров.

В Иркутском научном центре хирургии и травматологии работали и продолжают трудиться рядом с нами дети войны. Это история целого поколения, чье детство пришлось на годы Великой Отечественной войны. У каждого из них была своя война. Сохранение памяти и участие в жизни ветеранов и детей войны является одним из направлений работы профсоюзного комитета первичной организации профсоюза работников здравоохранения РФ ИНЦХТ.

Со многими ветеранами Великой Отечественной войны и ветеранами труда мне посчастливилось трудиться рядом. Незабываемы многолюдные, объединяющие ветеранов и молодых, торжественные праздники в институте и Научном центре в честь юбилеев со Дня Победы в 1995, 2005, 2010 годы.

Низко кланяемся ветеранам, героически прошедшим долгими тернистыми дорогами войны, а потом своим самоотверженным трудом возродившим страну. Преклоняемся пред круглосуточным трудом работников госпиталей, лечивших раненых и ставивших в строй бойцов Красной Армии. Отдаем глубокое уважение труженикам тыла, кто помогал фронту и поддерживал Родину. Низкий поклон и уважение детям войны за участие в Победе и жизни будущих поколений!

Ветераны Великой Отечественной войны, ветераны труда и дети войны, мы благодарны вам за верность Иркутскому НИИТО, Институту хирургии, Иркутскому научному центру хирургии и травматологии. От всего сердца желаем вам здоровья, благополучия и мирного долголетия.

Председатель первичной организации профсоюза работников здравоохранения РФ ИНЦХТ НЕГРЕЕВА М.Б.

 

«Мне шел шестой годик, и от недоедания я не могла ходить»…

Я родилась в 1940 году. Папу, Лужкова Харитона Гавриловича, призвали служить в армию. Маме одной пришлось воспитывать нас, троих детей – меня-малютку, сестру Танюшу девяти лет и брата Васю восьми лет. Жили мы очень бедно. С детства помогали маме, летом и осенью копались в огороде – сажали, пололи, окучивали и копали картошку. Зимой сестра с братом в таком возрасте уже ездили в лес. Пилили валежник и на санках или сделанных из дерева латках возили дрова.

Мама работала в больнице санитарочкой, получала копейки за тяжелый физический труд. Денег не хватало ни на одежду, ни на обувь. Картошки у нас тоже не хватало до свежего урожая.

Летом жили тем, что росло в огороде. Мама пыталась подкапывать еще цветущую картошку. Она отщипывала картошку и варила мне одной. А остальные ели суп из травы. Мама варила суп из лебеды и крапивы, заправив молочком. Едой был и толченый лук. У нас была корова, но толку от нее было мало, она давала очень мало молока. А была такая норовистая! Лягалась, не давала доиться. Сколько мы намучились с этой коровой, но держать приходилось. Мне шел шестой годик, и я от слабости, от недоедания не могла ходить. Помню, как сестра Танюша зовет меня: «Галечка, посмотри, какие красивые цыплятки». Я пыталась пойти, но упала от слабости…

Когда в доме не оставалось никакой еды, чтобы накормить нас, мама ходила в соседние деревни за несколько километров и меняла какие-то вещи – замки, инструменты, какими пользовался отец. Там ей давали немного хлеба. И она, не евшая сама, несла хлеб домой, чтобы нас покормить.

Когда сестра и брат пошли в школу, была огромная проблема с обувью. Сестра была прилежной ученицей, по теплу ходила в школу босая. Но потом стало холодно. Сестра все время плакала, что пропускает занятия. Пришла учительница, узнала о причине пропусков и отдала Танюшке какие-то ботики.

Брат тоже бросил школу зимой из-за того, что носить было нечего. Мама, собрав копеечки, купила ему большие валенки. Он был маленький, а валенки такие здоровущие…

Я, совсем еще маленькая, запомнила радостные крики в День Победы. Не понимала тогда смысла радости. А на отца мы получили «похоронку»…

Галина Кириенко, Союз пенсионеров, Нижнеудинск

 

Жизнь прожить – не поле перейти!

Если бы мне довелось в этом году пройти в «Бессмертном полку», я взяла бы с собой фотографию дорогого мне человека – моей бабушки Анны Естифеевны Фонаревой.

Жизнь прожить – не поле перейти. Эта пословица как нельзя точно характеризует ее жизнь! Анна Естифеевна родилась в 1916 году в деревне Ташлыкова Иркутской области. Окончила начальную школу, а дальше было уже не до учебы, она стала рано работать. В 1935 году поступила на иркутскую швейную фабрику (сейчас это швейная фабрика «Узоры») швеей-мотористкой. На фронт ушел муж Анны Александр Клименко, он погиб в первые месяцы войны… 25-летняя девушка осталась вдовой.

В военные годы фабрика в бесперебойном режиме шила обмундирование, плащ-палатки, брезентовые палатки. Работали в холодных и сырых цехах без продыху… В 1942 году Анна Естифеевна тяжело заболела туберкулезом, работу пришлось оставить и бороться уже за жизнь. В военные годы от туберкулеза умирали сотнями, но Анна выжила. Старшая сестра Полина с мужем выхаживали ее, давали как лекарство собачий жир – это спасло ее, болезнь понемногу отступила. Два года Анна Естифеевна была на инвалидности, но в 1944-м вернулась к работе. Она трудилась в кооперативной промысловой артели «Труд инвалида» прядильщицей, вязала для солдат носки и особые, как она их называла, «однопалые» рукавицы, чтобы можно было стрелять, не снимая рукавицы с рук.

С 1949 года она работала заведующим производством фабрики, затем мастером смены. А в 1960-м Анна Естифеевна Фонарева стала исполняющим обязанности главного инженера фабрики и осталась работать здесь до пенсии. За высокие производственные показатели награждена многочисленными грамотами, занесена в книгу почета.

После смерти мужа она жила в маленькой комнатке двухэтажного деревянного дома в Черемховском переулке, потом переехала в микрорайон Ново-Ленино. У нее не было своей семьи, но каким теплом, добротой, неравнодушием, искренним участием она окружала братьев, сестер, племянников, внуков, соседей, просто знакомых! Прожив тяжелую жизнь, всегда была жизнерадостным, очень светлым человеком, к которому тянулись люди. Она не жаловалась на судьбу, не ругала власть. Я говорю об этом с уверенностью, потому что вместе с ней мы провели все мое детство, с рождения, когда родители привозили меня к ней в коляске. Она водила меня в театры, музеи, библиотеки, парки! Очень живо интересовалась всем, любила старинные русские песни. Помню, укладывая меня, маленькую, спать днем, она напевала их мне, но я не хотела засыпать и пела вместе с ней.

В блокноте она тщательно записывала наши дни рождения, всегда отправляла поздравительные открытки. Писала аккуратно, разборчиво, печатными буквами, после слов поздравлений обстоятельно рассказывала о делах и здоровье всех родственников.

Анна Естифеевна была красивой женщиной, она следила за собой, на ее полочке стояли косметика и флакон духов, которыми она пользовалась до глубокой старости!

Я очень любила приходить к ней, уже когда стала взрослой. Мы разговаривали, она всегда интересовалась моей жизнью и делами, о себе много не рассказывала. Я очень жалею сейчас о том, что не могу ни о чем спросить ее и узнать о ней больше.

Анна Естифеевна прожила 91 год, и в ее жизни было все – лишения, горести, счастливые моменты. Самое главное, что она пронесла через всю жизнь любовь к людям.

Ольга Архипова, Иркутск

Другие материалы