18 марта 2020 10:03

Коренные малочисленные народы Прибайкалья хотят перезагрузки отношений с властью

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Численность коренных малочисленных народов Севера в Иркутской области составляет 1950 человек – 1272 эвенка и 678 тофов. Тофы живут в Нижнеудинском районе, эвенки – в Катангском, Казачинско-Ленском, Бодайбинском, Качугском, Мамско-Чуйском и Киренском районах. Основные традиционные виды их деятельности – охота, оленеводство и традиционное рыболовство. Об этом 18 марта 2020 года сообщает газета «Областная», которая провела круглый стол, посвященный КМН.  

Президент Союза содействия коренным малочисленным народам Севера Иркутской области, первый вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Сибири и Дальнего Востока РФ Нина Вейсалова рассказала, что 11-12 марта 2020 года в Листвянке состоялась информационно-правовая образовательная площадка «Актуальные вопросы обеспечения прав коренных малочисленных народов Иркутской области». Организатором выступили союз и ассоциация, партнерами стали национальные общины и управление губернатора и правительства Иркутской области по связям с общественностью и национальным отношениям. Экспертом выступил Андрей Худолеев, ответственный секретарь комиссии по вопросам информационного сопровождения государственной национальной политики совета при президенте России по межнациональным отношениям. Мероприятие состоялось и благодаря гранту в размере 412 тыс. рублй, который получил за победу в конкурсе Росмолодежи проект Надежды Максимовой, члена Союза содействия коренным малочисленным народам Севера Иркутской

Отмечается, что в Иркутской области оказывается системная поддержка коренных малочисленных народов. С 2014 года действует госпрограмма «Реализация государственной национальной политики в Иркутской области». Начальник отдела этноконфессиональных отношений управления губернатора и правительства Иркутской области по связям с общественностью и национальным отношениям Алла Ковалинская рассказала, что есть продпрограмма для коренных малочисленных народов.

Финансирование подпрограммы в 2020 году составляет более 13 млн рублей (из них почти 12 млн – областной бюджет, остальное – федеральный). Министерство сельского хозяйства оказывает содействие в сохранении и развитии традиционной хозяйственной деятельности КМН (субсидии на содержание и сохранение поголовья домашних северных оленей) – 4,5 млн рублей ежегодно; министерство социального развития, опеки и попечительства – социальную поддержку гражданам (соцвыплаты, завоз грузов малой авиацией, выплата на строительство жилых помещений) – почти 6,8 млн рублей. Министерство культуры и архивов проводит мероприятия для сохранения и пропаганды традиционной культуры и образа жизни КМН – запланировано по 2,31 млн рублей ежегодно. В 2019 году на обеспечение жилье представителей КМН было выделено 2,688 млн рублей, в 2020-2024 годах финансирование будет продолжено.

В 2019 году во время Международного года коренных языков в программу включено приобретение учебных пособий и художественной литературы для коренных, малочисленных народов по родному языку и литературе, национальной истории и культуре, объем финансирования составит 340,0 тыс. рублей. Министерство образования купило 140 учебных пособий по эвенкийскому языку для пяти образовательных организаций, расположенных в Качугском и Катангском районах. Размер финансирования в 2020 году составит 200 тыс. рублей, в 2021- 2022 годах – по 240 тыс. рублей.

Региональные власти оказывают НКО информационную, организационную, финансовую поддержку, в том числе помогают писать заявки на проекты. Представители коренных народов принимают участие в региональных и федеральных конкурсах и привлекают дополнительно средства грантов и субсидий на развитие культуры. В том числе общины могут принимать участие в конкурсе «Губернское собрание общественности Иркутской области». В 2019 году были реализованы три проекта на 686 тыс. рублей, двум организациям предоставлены субсидии на проект «Северяне в многонациональном Иркутске» и на возмещение затрат на участие в международных мероприятиях.

Образовательные семинары за год посетили более 60 представителей национальных общин, в том числе молодежь. Их знакомили с нововведениями в федеральном и региональном законодательстве, эвенки и тофы пообщались с представителями министерств и федеральными экспертами из Москвы, получили необходимую информацию, обозначали наиболее актуальные вопросы. А их накопилось немало. И основная, по мнению Нины Вейсаловой, это обеспечение приоритетного доступа к природным ресурсам и налаживание диалога с исполнительными органами власти. Волнуют также вопросы природопользования, взаимодействия с промышленными предприятиями. Проблема участия оленеводов и рыбаков в общественных слушаниях упирается в невозможность своевременного информирования об их проведении. Находясь в тайге, они не всегда могут вовремя вернуться в муниципалитет и принять участие в слушаниях. Еще претензия – субсидии на поддержку традиционных промыслов малочисленных народов распределяются без учёта мнения самих народов.

Председатель тофаларской общины «Тагул» Денис Корнилов рассказал, что их община находится в 250 км от поселка, в глубине тайги, и члены общины уже постфактум узнают о том, что их охотничьи угодья сданы в аренду бизнесменам, когда влиять на решение властей поздно.

– Крупные промышленники понимают права и интересы коренных народов, потому что мы с ними взаимодействуем давно и наработали определенный опыт, – подчеркивает Нина Вейсалова. – Но для нас важно, чтобы и органы власти шли навстречу, совместно с нашими представителями проводили природоохранные мероприятия, чтобы не засыпали нерестовые речки при размещении зимников, чтобы согласовали размещение дорог и технических объектов с общинами. Схемы нужно согласовывать вместе с уполномоченными представителями общин. По закону об экологической экспертизе в общественных слушаниях должны принимать участие не только промышленники и местное самоуправление, но и мы. Мы не враги правительству, но мы хотим, чтобы вопросы жизни и деятельности коренных народов решались с участием полномочных представителей этих народов.

В 2013 году был принят закон «Об отдельных вопросах организации и обеспечения защиты исканной среды обитания коренных и традиционного образа жизни малочисленных народов, представители которых проживают на территории Иркутской области». Принципы, заложенные в основу закона, по мнению Нины Вейсаловой, сегодня не соблюдаются.

Председатель ассоциации общин «Урэ» Андрей Кошкин считает, что общины коренных народов (а их в регионе около 40) воспринимают по формальным признакам как общественные организации, но по сути это хозяйствующие субъекты, которые занимаются традиционными видами деятельности и становятся сёлообразующими предприятиями, использующими природные ресурсы той территории, которая им отведена. Они ведут самодостаточный образ жизни. Общины не просят дотаций, но, как и любому предприятию, им нужны обоснованные инвестиции на ПСД для строительства зданий и сооружений, на приобретение большегрузных машин. И тогда община сможет работать и приносить в местный бюджет налоги.

– Необходимо больше внимания уделить сохранению и развитию традиционной культуры эвенков и тофов. Недостаточно средств выделяется на приобретение музыкальных инструментов, швейного оборудования, расходных материалов (бисера, тканей и т.п.), – сделала акцент вице-президент ИРОО «Союз содействия коренным малочисленным народам Севера Иркутской области», председатель этнокультурного центра народов Севера Иркутской области Евгения Гомбоева.

Денис Корнилов добавил, что, вопрос территорий традиционного природопользования в Тофаларии снова актуализировался лишь недавно, после встречи представителей общин с .о. заместителя председателя правительства Теймуром Магомедовым. До этого с 2014 года дело не двигалось с мертвой точки, сейчас процесс пошел более активно.

Нина Вейсалова, подводя итоги, еще раз обратила внимание на то, что пришло время перезагрузки. Необходимо корректировать механизмы реализации мероприятий по поддержке коренных народов. «Если мы хотим видеть эффективность тех мер, которые принимает правительство Иркутской области, то диалог региональной власти и коренных малочисленных народов необходим», – сказала она.

«Эффективность реализации государственной национальной политики обеспечивается непрерывной и согласованной деятельностью органов публичной власти, их взаимодействием с экспертным сообществом и институтами гражданского общества. Безусловно, обеспечение межнационального мира и согласия на территории региона – это важнейшая задача не только государственных, но и общественных институтов», – резюмировала Алла Ковалинская.

Другие материалы