Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

Как создавались ростовые фигуры для интерактивного музея в Иркутске

«То ли люди, то ли куклы»

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

«Лучше, чем в Музее мадам Тюссо», «Как живые», «Это фантастика!» – так говорят о ростовых куклах Юлии Сидоровой, которые уже стали достоянием военно-патриотического парка «Патриот» имени дважды Героя СССР генерала армии А.П. Белобородова. Уникальный интерактивный музей будет открыт в Иркутске в честь 75-летия Великой Победы.

 

– Юлия, ваши куклы – настоящие произведения искусства. Когда я их увидела, они меня очень сильно впечатлили. И мой пример не единственный. Что стало отправной точкой вашего мастерства?

– Я училась в художественной школе им. В.И. Сурикова в Москве. У меня два диплома о высшем образовании: один авиационный (МАИ), другой – экономико-статистический. Прежняя моя работа никак не связана с искусством: я была директором по рекламе в одной столичной компании. Когда моя дочь училась в первом классе, то на один из уроков потребовалось принести поделки. В поисках идей я заглянула в интернет и увидела кукол. Это было что-то невероятное! В это дело я влюбилась с первого взгляда. Начала искать подробную информацию, смотрела в интернете мастер-классы.

Первая сделанная мною кукла – раввин Лазарь, которая хранится в Иркутской синагоге. Вообще, я поначалу делала подарочные арт-объекты, и это не просто куклы. Например, мне было интересно слепить карлика из сериала «Игра престолов» Тириона Ланистера. Муж всячески поддерживал такое хобби. Когда стартовал проект по созданию музея, то нам пришла идея сделать ростовых кукол, чтобы еще больше окунуть зрителей в историческую эпоху – так появились Иосиф Сталин и Мао Цзэдун, солдат Василий Теркин, герой четырех императоров Василий Николаевич Кочетков и другие персонажи.

 

– Одно дело – подарочные куклы, другое – ростовые, которые наверняка делаются по особенным технологиям. У кого брали уроки?

– Действительно, в интернете можно найти практические уроки, но мастера не раскрывают всех своих секретов. Я узнала про кукольницу Алену Абрамову, которая делает свои произведения в стиле гиперреализма. К ней поехала на учебу в Алма-Ату. С ее помощью я сделала голову Иосифа Сталина.

 

– Когда вы работали над образом генералиссимуса СССР, на какие источники опирались?

– Проблема в том, что много фотографий с изображением Сталина отретушировано. Очень большая разница между тем, каким он был в жизни, и каким мы его видим на официальных портретах. Для нас привычен образ черноволосого грузина, статного мужчины, а на самом деле Иосиф Виссарионович был небольшого роста, рыжеволосый, немного рябой. Тем не менее образ у меня сформировался, за десять дней сделала голову вождя. Помню, что спала по три часа, так как много времени ушло на вживление волос. Забавно было наблюдать за таможенниками, когда проходила паспортный контроль на границе, ведь голову Сталина я везла в ведре ручной кладью. Кстати, Алена Абрамова приезжала в Иркутск, для музея она сделала Мао Цзэдуна и двух солдат из экспозиции съемок фильма «321-я дивизия».

– Каким материалом вы пользуетесь? Как вообще «рождается» кукла?

– Всех персонажей делаю из полимерной глины, ее свободно можно найти в продаже. Материал наношу на предварительно подготовленный макет из фольги. Отдельно ведется работа над челюстью с зубами, ушами, глазами. Много времени уходит на вживление волос. Далее формируем прическу, брови, бороду, усы. После термообработки приступаю к макияжу, например, придаю определенный оттенок коже, прорисовываю вены, родинки, ссадины, раны и т.д. Мне очень важно передать эмоции и характер, чтобы наши персонажи не отпугивали, а наоборот, вызывали интерес и восхищение.

– Из чего получается тело?

– Каркасы делаем из металла. Наши мастера придумали шарнирное соединение, за счет чего кукла может сгибать и разгибать руки, ноги, ее можно посадить. «Скелет» обматываю поролоном, для мелких деталей использую синтепон. Образ завершает исторический костюм, с помощью которого передается дух времени.

 

– Деформации глины со временем не происходит?

– Полимерную глину изобрели около 20 лет назад. В пределах этого времени с изделиями никаких изменений не происходит.

 

– Почему воск или силикон не используете?

– Я была в двух Музеях мадам Тюссо – в Лондоне и Гонконге. У кукол из воска цвет лица желтоватый, из-за чего у меня было ощущение чего-то неживого, мне было некомфортно на них смотреть. Силикон теряет эксклюзивность. По нему шаблоны лучше делать. А из полимерной глины куклы получаются реалистичными, очень яркими и эмоциональными, они единственные и неповторимые.

 

– А кого труднее всего было делать?

– Трудно всегда мастерить детей. Они как чистый лист, у них мало жизненного опыта. Например, в экспозиции тыла, который представлен Иркутским заводом тяжелого машиностроения, у нас мальчик, сидя на ящике, читает письмо отца с фронта. Его прототип ныне здравствующий иркутянин Владимир Николаевич Потравко. Но фотографий его детства, по понятным причинам, не сохранилось. Как оказалось, он воспитанник детского дома. И я взяла за основу образ главного героя, которого играл Николай Бурляев в фильме Андрея Тарковского «Иваново детство».

Очень горжусь образом Василия Кочеткова. Признаюсь, что стариков делать интереснее – в каждой их морщине отражен жизненный путь, лица выразительными получаются.

Прототипом персонажа Василия Теркина стал актер Владислав Погиба, он снимался в фильме «321-я дивизия». Когда ему отправила посмотреть, что получилось, Владислав не нашел с собой сходства. А другие, наоборот, говорят, что похож.

Сейчас завершаю работу над ростовой куклой – отец солдата. По нашей задумке, он войдет в композицию «Бессмертный полк». В 1964 году режиссером Резо Чхеидзе был снят художественный фильм «Отец солдата» о старом грузине, который отправляется в дальний госпиталь, чтобы навестить раненого сына. Так получилось, что в поисках своего ребенка главный герой проходит всю войну до Берлина. Отец нашел своего сына, который умер у него на руках. В городе Гурджаани в Грузии есть памятник – отец держит в руках шинель убитого сына и танковый шлем. Эта идея найдет отражение и в нашем музее.

 

– Как реагируете, когда слышите, что сделанная вами кукла не похожа на прототип?

– Сначала было обидно. Когда долго над чем-то трудишься, очень болезненно воспринимаешь критику. Со временем стала относиться ко всему проще: сколько людей – столько мнений.

 

– Над какими персонажами вы еще планируете работать?

– Будем добавлять героев в экспозицию съемок фильма «321-я дивизия». У нас появятся и оператор, и режиссер, и фашисты. Дальше всех секретов раскрывать не буду. А еще мне бы хотелось сделать женский образ. Во время войны много матерей, жен, сестер не дождались своих родных с фронта.

 

– Погружаясь во времена Великой Отечественной войны, что вам, как мастеру, важно донести до зрителей?

– Когда мы говорим о войне, то кажется, что это так давно было, и нас не касается. Даже художественные фильмы, которые снимают, представляют собой экшн, блокбастер. Но не отражают того, какая это была огромная трагедия, война – это кровь, слезы, боль. Я считаю, что наш музей должен нести как раз антивоенную идею. Мы должны сохранить память о событиях тех лет, о наших героях, которые приближали день Великой Победы на полях сражений и в тылу. Такое больше не должно никогда повториться.

Другие материалы
Реклама от YouDo