Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

Бамовский характер

Фото: Елена ПАЦУК

Теги:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

«Бамовцы» – совершенно особенная общность людей, не зависящая ни от возраста, ни от национальностей. Они до сих пор считают свое участие в «стройке века» настоящим подарком судьбы и в любом конце мира встречают друг друга, как родные люди. Не жалея громких слов, вспоминают, как железная магистраль изменила их жизнь, потому что вместе с дорогой они строили и свои судьбы.

Чтобы память жила

В апреле 1974 года, когда БАМ был объявлен всесоюзной ударной комсомольской стройкой, на строительство хлынула молодежь со всего Советского Союза. Тогда не было звания почетней, чем «бамовец». Им посвящали песни, о них слагали стихи и писали бойкие передовицы в газетах. С началом Перестройки о «стройке века» как-то подзабыли, велись даже разговоры, что дорога эта никому не нужна, и на нее зря были потрачены огромные государственные деньги. И хоть в последние годы мнение пересмотрели, даже начали предпринимать попытки модернизации БАМа и Транссиба, о первопроходцах все равно теперь вспоминают нечасто. Разве что к круглым датам или очередным годовщинам основания бамовских поселков мелькнет порой на газетной полосе небольшая заметка или короткий телевизионный репортаж, и опять тишина до очередного юбилея. А ведь многие из добровольцев-комсомольцев, после того как закончился БАМ, не стали возвращаться в родные края и остались жить в полюбившейся Сибири навсегда, отдав этому суровому краю все силы и здоровье. Улькан, Магистральный, Ния, Звездный, Усть-Кут… Здесь начиналась их юность. И пусть у большинства по крупным городам разъехались дети, бамовцы по-прежнему считают эти поселки своей родиной. Во время нечастных встреч они и сегодня вспоминают о магистрали не как о работе, а как о важнейшей и яркой странице своей жизни.

Чтобы восстановить память о бамовцах, в октябре 2016 года в Усть-Куте была создана общественная организация «Ветераны строительства БАМ». Инициатором ее создания выступил районный совет ветеранов, а возглавила организацию бывшая бамовка Лариса Норина. В настоящее время членами организации являются полторы тысячи ветеранов-строителей магистрали. Несмотря на то что за свою работу общественники не получают никакого материального вознаграждения, они всеми силами стараются сделать жизнь своих бывших «коллег» лучше.

Мы оказываем содействие ветеранам-бамовцам в получении жилья по программе переселения, – рассказывает о работе организации Лариса Александровна. – Поздравляем их с днем рождения, проводим праздники, организуем концерты и вечера встреч, выделяем единовременную материальную помощь, а также создали свою спортивную команду «Старт БАМ», которая теперь регулярно занимает призовые места на различных районных и областных соревнованиях.

В мае по инициативе организации состоялось открытие мемориальной доски на автомобильно-железнодорожном мосту в микрорайоне Речники, посвященной первопроходцам, а в июне на центральной площади перед железнодорожным вокзалом ожидается открытие стелы, посвященной ветеранам БАМа. Кроме того, в преддверии 45-летия начала строительства Байкало-Амурской магистрали усть-кутские общественники заказали памятные медали, вручение которых проводят в торжественной обстановке. Для того, чтобы нынешняя молодежь узнала как можно больше о героях-строителях, на встречи приглашают школьников, журналистов, представителей власти, общественных организаций и творческие коллективы. Вручая награду, Лариса Александровна обязательно старается рассказать историю каждого, потому что уверена: все ветераны-бамовцы достойны глубокого уважения, поскольку каждый был настоящим патриотом великой страны.

Честное имя

Михаил Самелов приехал в Улькан в 1975 году по комсомольской путевке в составе 100 представителей Республики Азербайджан. Строящиеся бамовские поселки в то время представляли собой настоящие созвездия советского интернационала. Нию строили грузины, Звездный – армяне, Улькан – азербайджанцы… Каждая республика вливала в них свой национальный колорит. Дома, вокзалы и клубы возводили по своим индивидуальным проектам, в строительстве использовали национальный строительный материал, устанавливали в качестве украшений памятники и стелы. В Улькане, например, разместили на привокзальной площади скульптуру национального героя Фархада – в качестве напоминания о строителях-первопроходцах.

25-летнего Михаила, имеющего профессиональные водительские права, приняли в СМП-571 шофером 2-го класса. На своем «Магирусе» он перевозил щиты для возведения домов, гравий для отсыпки дорог, даже помогал урожай убирать в колхозах. Мотался по всей бамовской трассе. Была необходимость – гонял до Новосибирска, Красноярска или Олекминска, ни разу не допустив ни одной аварии!

К сибирским морозам, признается, привык быстро, а вот немецкая техника порой подводила. При минус 50 давала перебои, а когда в 1978 году температура опустилась до минус 62, и вовсе встала колом. Пора тогда стояла горячая, не до простоев. То одно требовалось срочно доставить, то другое. Зарубежные «коллеги» наверняка при таких морозах даже носа на улицу бы не высунули, а они, сибиряки, тогда придумали свое ноу-хау для отогрева солярки, приспособив жестяные банки. И ночевали не единожды в лесу прямо рядом с машиной, закутавшись в полушубки. Зато сколько зверья на трассе им пришлось увидеть – ни в одном зоопарке такого не встретишь. И остаться без помощи никогда не боялись – взаимовыручка на БАМе была железная! Надо – подвезут, куда требуется, без лишних разговоров и денег, нужна запчасть – отдадут последнюю.

В первый раз к родным в Астару Михаил поехал через три года. Прибыл не с пустыми руками – на собственной легковушке, которые первостроителям магистрали выделяли вне очереди. Посмотреть на «живого бамовца», вспоминает с улыбкой, сбежалось полгорода. Раскрыв рот, слушала родня рассказы о далекой Сибири, сказочных заработках и удивительной дружбе, царившей на трассе. Спустя месяц, он вернулся обратно, не догуляв до конца положенного отпуска, – заскучал, признается, от праздного безделья и устал от южного пекла. Машину подарил отцу, брату дал денег на строительство дома, а сестре – на учебу. После приезжал в отпуск уже с женой-сибирячкой, и снова одаривал всех щедрыми подарками. Как ни уговаривали родные вернуться на родину – не согласился. После того как закончилась работа в Улькане, перебрался сначала в Братск, а затем в Усть-Кут. И сегодня в свои 68 лет он по-прежнему за баранкой, правда, не огромного «Магируса», а микроавтобуса. Возит пассажиров по городскому маршруту.

Своими званиями: «Ударник коммунистического труда», «Победитель соцсоревнования» и медалями «За строительства БАМа» Михаил Самелов никогда не козыряет, вспоминает о них лишь по случаю, во время встреч с бывшими коллегами, зато о его удивительной честности недавно узнал весь Усть-Кут. Найдя в салоне микроавтобуса крупную сумму денег – 50 тыс. рублей, Михаил их не присвоил, как наверняка сделало бы большинство граждан, а тут же дал объявление о находке в местную телекомпанию.

Для меня взять чужие деньги просто неприемлемо, – безоговорочно утверждает Михаил. – Когда мы строили БАМ, у нас, считай, коммунизм был, все основывалось на доверии. И замарать грязным поступком честное имя бамовца я не смогу никогда!

Интернационализм – уже традиция

Жизнь тысяч людей изменила железная магистраль, потому что в сибирской глуши строили не только дорогу, но и семьи. Не будь ее мощного притяжения, родившийся на Ставрополье Александр Михайлов и жительница города Рыбинска Надежда Богомолова, вообще могли бы никогда не встретиться.

До БАМа за плечами у Александра Васильевича было уже три железных дороги. В Сибири он оказался еще в 1956 году. После ремесленного училища работал в Грузии, был слесарем промоборудования, потом переквалифицировался в судоремонтника. Когда его призвали в армию, в то же время грянуло знаменитое хрущевское сокращение Вооруженных сил. Заводским предложили вернуться на производство, и вдруг кто-то выдвинул идею – поехать на строительство Братской ГЭС. «Конечно!» – решили все 30 молодых заводчан. Сначала направились дружно в райком комсомола, а после махнули на железнодорожный вокзал. Так 19-летний Сашка и стал сибиряком.

Сначала работал водителем, потом машинистом-экскаваторщиком. Тянул дорогу на станции Хребтовой, до Усть-Илимска, строил трассу Видим – Моргудон. Во время строительства последней на станцию Ярскую прибыло «подкрепление» из Ярославской области. Молоденькие девчонки трудились путевыми рабочими, а во время обеденного перерыва набивались в теплые вагончики, чтобы хоть немножко отогреться. Здесь Михайлов свою Надежду и заприметил. Без долгих разговоров сыграли свадьбу и стали семьей. Спустя какое-то время Надежда заочно закончила Иркутский строительный техникум и стала работать бухгалтером, а Александр переучился на крановщика. Из кабины тяжелого японского автокрана КАТО он увидел весь западный участок магистрали. Если где случалась сложная ситуация – тут же посылали Михайлова. Безотказный, ответственный, работящий – такую характеристику ему давали все начальники, с кем бы он ни работал. И поощрения за отличную работу получал всегда в числе первых.

Свой орден «За освоение Сибири и Дальнего востока» Саша получил еще до БАМа, – хвалится наградами мужа Надежда Васильевна. – А на магистрали заслужил орден Трудового Красного Знамени, орден Октябрьской революции, медали к 100-летию Ленина и «Ветеран БАМа», значки «Победитель социалистического соревнования» и «Ударник коммунистического труда».

Сам же Александр Васильевич своей главной наградой считает встречу со своей супругой. Вместе они вырастили двух дочерей, а сегодня радуются четверым внучатам и двум правнукам. Кстати, семьи у дочерей, в лучших бамовских традициях, тоже интернациональные. Один зять Михайловых – украинец, второй – татарин.

Трудовые династии

Петр Григорьевич и Надежда Павловна Ивановы в прошлом году отметили бриллиантовую свадьбу. На строительство БАМа оба приехали в мае 1974 года, будучи по сравнению с бесшабашной желторотой молодежью солидными семейными людьми. Прослышав о «стройке века», оставили свой дом в поселке Паниха Ульяновской области, сгребли дочку и сына и двинулись через полстраны за романтикой.

Петр Григорьевич устроился в СМП-158 трактористом, Надежда Павловна – продавцом в ОРС в пригороде Усть-Кута под названием Ручей. Как людям семейным, им сразу выделили небольшой сборно-щитовой домишко в этом же поселке. Обосновались в Сибири Ивановы прочно. Завели хозяйство, развели огород и теплицы. Их образцово-показательную усадьбу, утопающую в цветах, всегда ставили в пример прочим жителям поселка. Супруги и на работе всегда были в числе передовиков. Пока Петр Григорьевич обустраивал дорогу на Звездный, прокладывал трассу до Нии, таскал на своем «Кировце» рельсы и мостовые проходы, Надежда Павловна старалась, чтобы жители Ручья всегда были обеспечены самыми свежими и лучшими продуктами.

Лариса Норина (в центре) и семья Ивановых

В поселке, вспоминают Ивановы, в то время жило более 2 тысяч человек. Жизнь била ключом. Любой праздник отмечали не домами, а улицами. Накрывали столы, пели песни. Если случались несчастья, помогали всем миром. Ни драк, ни ссор здесь отродясь не было. Когда, отслужив армию, сын тоже устроился работать в их СМП бульдозеристом, родители радовались: продолжится бамовская династия! Теперь, чтобы содержать семью, он вынужден ездить по вахтам. Дочь, после того как свернулось «строительство века», трудится кассиром на курорте «Усть-Кут».

Несмотря на житейские трудности, время БАМа все члены этой большой и дружной семьи вспоминают исключительно как самые светлые. И не потому, что получали в то время большие зарплаты или имели возможность покупать дефицитный товар, а потому, что именно БАМ показал им, какими должны быть настоящая дружба и взаимовыручка, трудовой настрой и патриотизм. Стоит ли удивляться, что у выросших на хорошем примере детей Петра Григорьевича и Надежды Павловны такие же прочные и крепкие семьи.

Другие материалы
Реклама от YouDo