Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

15 мая 2019

Погасить огонь своими силами

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Майские праздники увеличили площадь лесов в Приангарье, покрытых огнем. Пожары в Боханском и Иркутском районах, распространившиеся на большой площади из-за штормового ветра, привели к тому, что Иркутск накануне Дня Победы оказался во власти смога.

Где и почему бушует пламя?

Лесные пожары действуют по всей России. По данным авиалесоохраны на 14 мая, очаги возгорания зафиксированы в 49 субъектах Федерации. С огнем борются не только в Иркутской области, но и в соседних Бурятии и Забайкалье, в Амурской, Тюменской и Кировской областях, Алтайском, Камчатском, Красноярском, Приморском и Хабаровском краях, а также в Коми, Башкирии и Карачаево-Черкессии и других. Пожароопасный сезон открыт в 77 субъектах, особый противопожарный режим введен в 50, режим ЧС действует на территории Курганской области, Забайкалья, Тывы и Приангарья.

Держать огненную стихию под контролем в Приангарье удается благодаря своевременному финансированию из областного бюджета. В марте средства на оснащение сотрудников лесхоза Иркутской области решением губернатора Сергея Левченко были переброшены со второго полугодия на второй квартал. Такой маневр позволил региону полностью подготовиться к пожароопасному сезону – закупить ГСМ, медикаменты, продукты, оплатить связь и т.д.

Из федерального бюджета выделяется не более 15% от потребности всех средств, так что по большей части лесные пожары в Иркутской области тушатся за счет регионального бюджета, – отметил министр лесного комплекса региона Сергей Шеверда.

Кроме того, в бюджет области внесены корректировки по дополнительному содержанию пожарно-химической станции в размере 90 млн рублей. Выделенных на тушение пожаров средств, по словам министра, хватит до 1 июля текущего года. Финансирование на второе полугодие также предусмотрено.

На территории Приангарья по состоянию на 14 мая действовало четыре лесных пожара, три из которых удалось локализовать. Очаги возгорания зафиксированы на площади 8,8 тыс. га.

Это как раз те пожары, которые были в Боханском и Иркутском районах, послужившие задымлению Иркутска. Они распространились на большой площади из-за штормового ветра скоростью до 25 метров в секунду, который дул, не переставая, на протяжении трех дней. Поэтому мы сначала останавливали лесные пожары перед населенными пунктами, а сейчас, пока погода позволяет, опахиваем их, закольцовываем кромку по всей площади, – отметил Сергей Шеверда.

Глава ведомства также сообщил, что с начала года в регионе был зарегистрирован 251 лесной пожар. Общая площадь лесов, покрытых огнем, составила 38 тыс. га, причем увеличение числа возгораний произошло именно в майские праздники.

Пожары распространялись со скоростью по 3–4 км/чаc. Было время, когда одновременно 21 населенный пункт находился под угрозой, не считая садоводств и баз отдыха. Мы делали по семь-восемь минерализованных полос, для того чтобы остановить распространение огня, – подчеркнул министр.

В эти дни группировка сил и средств пожаротушения в территориях с наиболее сложной обстановкой была увеличена больше чем в три раза. Так, по словам Сергея Шеверды, если 5 мая было задействовано 93 единицы техники и 300 человек, то на утро 8 мая уже 313 единиц техники и 965 огнеборцев. Дополнительные силы были стянуты из Казачинско-Ленского, Братского, Усть-Илимского, Нижнеилимского районов, где пожаров не было.

Областной оперативный штаб по борьбе с лесными пожарами работал в круглосуточном режиме. 7 мая режим чрезвычайной ситуации муниципального уровня был введен на территории Иркутского и Баяндаевского районов. На следующий день – в Боханском и Нижнеудинском районах.

Если взять всю территорию области, то еще в половине территорий лежит снег. Поэтому мы приняли решение ввести ограничение в горимых лесах. Муниципальный характер режима ЧС приводит все функциональные системы в такую же готовность, как и областной. Поэтому мы смогли привлечь силы Дорожной службы Иркутской области, людей и технику других организаций. Режим ЧС был введен только там, где это было необходимо, – пояснил Сергей Шеверда.

Также министр пояснил, почему не был привлечен к тушению пожаров Бе-200. Во многом это было обусловлено тем, что акватория Байкала на то время была закрыта. Озеро еще полностью не освободилось ото льда, из-за чего самолет-амфибия не может полноценно делать забор воды.

У Иркутской области своих Бе-200 нет, самолеты-амфибии базируются в Красноярске, а в майские праздники они работали в Забайкалье. Для того, чтобы работа Бе-200 была успешной, ему необходимо сделать подряд пять-шесть заборов воды и сбросить ее на очаг. Если при одной заправке топливом делается всего один слив воды, данное тушение не только не эффективно, оно дает обратный результат, увеличивая распространение лесного пожара, – подчеркнул министр.

Кто виноват?

Если восстановить хронику событий, то наиболее крупный лесной пожар на майских праздниках возник на территории Ангарского городского округа. 7 мая черным дымом закрыло федеральную трассу Р-255 «Сибирь». Министр сообщил, что возгорание началось на муниципальных землях, из-за сильного ветра пламя перекинулось на лесной фонд.

Первое уведомление о тушении пожара мы направили властям Ангарска 29 апреля, на следующий день городской лесхоз отрапортовал, что справился с огнем. Однако по спутниковой карте термоточки мы наблюдали 1 мая. Мы выслали еще одно уведомление, что пожар продолжает распространяться. Прошли осадки, все успокоились. А 7 мая этот пожар вновь возобновился. И мы также выслали уведомления. Но должные меры власти Ангарска не приняли, и к тому времени пожар перешел на федеральные земли. Огонь вплотную подошел к базам отдыха «Звездный» и «Юбилейный», шел в сторону Савватеевки, Одинска, дач, чуть не сгорел лыжно-биатлонный комплекс, но их удалось уберечь. Только 13 мая пожар был локализован. Всего сгорело около 350 га леса, – рассказал министр.

Одна из версий причины возгорания – поджог. Многие очевидцы говорят, что видели кучи валежника, сложенные под деревьями. С такими фактами, по словам Сергея Шеверды, столкнулся и его заместитель, который также принимал участие в тушении огня. На своих страницах в социальных сетях фото публикуют и добровольцы, один из них – Сергей Перевозников: «Юго-Восточный, под Ангарском. На фото валежник в тридцати метрах от деревни, кем-то оставленный. Это как минимум бардак и пофигизм, как максимум – специально кучи наложены».

В процессе борьбы с огнем был обнаружен сушняк, сложенный под деревьями. Сотрудники МВД сейчас расследуют именно этот очаг, предполагая (опираясь на слова участников тушения), что это мог быть поджог, – сообщил другой доброволец по тушению огня Константин Мамаджанов.

Еще один лесной пожар, который вызвал обеспокоенность населения, подступил к Большому Голоустному. Хотя очаг возгорания возник в поле национального парка, но из-за сильного ветра за полтора часа, преодолев расстояние в шесть километров, добрался до поселка. Работники лесхоза были на месте происшествия спустя 40 минут после получения информации.

Сначала загорелось поле возле юрт, затем огонь в условиях сильного ветра со скоростью 4–5 км/час подошел к населенному пункту. Наши ребята не успели даже развернуть пожарные рукава, как огонь подошел к поселку, так что мы приняли решение все силы и средства кинуть на спасение Большого Голоустного, – рассказал министр. – Сначала отстояли от огня турбазу, которая была в лесу, потом сам населенный пункт.

В свою очередь руководитель добровольного пожарного отряда Александр Деев, принимавший участие в тушении, сообщил, что поле загорелось из-за поджога мусора на несанкционированной свалке возле Большого Голоустного. Также распространенной причиной пожаров является сжигание сухой травы.

Всего с начала весенне-летнего пожароопасного периода, по результатам рассмотрения сообщений о преступлениях, возбуждено 11 уголовных дел, назначено более 50 пожарно-технических экспертиз, в производстве дознавателей находится 122 материала доследственной проверки. Об этом сообщает пресс-служба Главного управления МЧС России по Иркутской области.

По фактам майских лесных пожаров проводятся доследственные проверки. Для установления виновных лиц были направлены запросы операторам сотовой связи для определения места положения владельцев мобильных телефонов, сопоставимых с очагами лесных пожаров.

Речь идет не о пожарах, которые были ночью с 8 на 9 мая, а о возгораниях, возникших накануне, – подчеркнули в пресс-службе ведомства.

Новая тайга

А на месте лесных пожаров, которые бушевали на севере региона два года назад, вскоре появятся новые деревья. Сергей Шеверда сообщил, что в Усть-Илимском и Братском районах пройдет аэросев семян сосны. Эксперимент проводится вместе с «Группой «Илим».

– В каждом районе будет засеяно по 200 га. 100 кг семян у нас обычных, а 50 кг дражированных, в полимерной оболочке, которая не только накапливает влагу, но и защищает ростки. В сентябре посмотрим на результаты всхожести. Если эксперимент окажется удачным, этот опыт распространим в области на территориях, пострадавших от пожаров, – поделился планами министр лесного комплекса Иркутской области.

Другие материалы
Реклама от YouDo