Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

Малая родина: История Юбилейнинского поселения Иркутской области

Случается, что какие-то события самым непредсказуемым и невероятным образом связываются между собой. Подтверждением тому служит история Юбилейнинского сельского поселения в Киренском районе. В него входят деревня Вишнякова, село Чечуйск и поселок Юбилейный. Все они недавно отметили круглые даты с момента образования: Чечуйск – 370 лет, Вишнякова – 365, а Юбилейный – 50. У каждого свое интересное прошлое и планы на будущее, непостижимым образом связанные с исторической подоплекой.

«Безвременный» поселок

Это сегодня поселок Юбилейный значится центральной усадьбой сельского поселения, а полвека назад он был одним из множества временных леспромхозов, организованных в Восточной Сибири для обеспечения лесом народного хозяйства Советского Союза. На карте Киренского района Юбилейный появился в 1967 году, а название получил в честь 50-летия Великой Октябрьской революции.

Вот как о его рождении пишет в своих воспоминаниях известный краевед Нина Жмурова: «Весной 1967 года в деревню Вишнякова приехало несколько человек, чтобы решить вопрос строительства леспромхозного поселка. Место выбрали хорошее – там, где у нас рос сосновый строевой лес, был бор. Вскоре начали приезжать бригады строителей и лесозаготовителей целыми семьями из Алзамая, Шеберты, Заларей, Тулуна, также прибыли рабочие из Грузии, Армении и греки. Леспромхозу дали название Киренский, а поселку – Юбилейный. Деревенской молодежи и нам, ребятишкам, было интересно новое общение, новые люди, а вот старики ворчали: «Такую тайгу угробят, лес весь вывезут, одни пеньки останутся, и зверь пушной уйдет…»

Первые семьи селились у вишняковских колхозников. Каждый хозяин принимал по одной-две, а если позволяла площадь, то и по три семьи. Сердобольные, гостеприимные люди делились с квартирантами всем, чем могли. Потом так сдружились, что ходили в гости как к родственникам.

Рос новый поселок очень быстро. Возводились жилые дома, появились пекарня, столовая, магазин, потом фельдшерский пункт, клуб, школа, библиотека и детский сад. Многие деревенские, особенно молодежь, потянулись в леспромхоз на работу. Женились, получали в Юбилейном квартиры. С соседним Вишнякова лесозаготовители жили дружно – помогали колхозникам заготавливать сено и убирать урожай, а колхоз «Красный пахарь» всегда исправно рассчитывался с ними мясом, молоком и овощами.

Работы в леспромхозе хватало с лихвой, ведь древесину здесь не только заготавливали, но и перерабатывали – было открыто три цеха лесопиления. Объемы росли год от года, чему способствовал и спрос на ценный северный лес, и удачное месторасположение – удобные обустроенные причалы на реке Лена перед Юбилейным и Вишнякова.

Развал налаженного производства начался вскоре после кончины огромной страны. Чего только ЛПХ ни пережил, прежде чем окончательно кануть в Лету: передел собственности, банкротство, конкурсное управление… Оставшись без работы, люди принялись разъезжаться. Ветшали опустевшие без хозяев дома, закрылись столовая и контора. В школе, где когда-то было более трех сотен учеников, сегодня учатся около семидесяти, а в детский сад ходят всего 18 малышей.

– Действительно, население у нас сильно сократилось, – соглашается глава МО Оксана Сенина. – Например, верхняя улица Таежная раньше полностью состояла из работников леспромхоза, сейчас там осталось всего шесть жилых домов. Во всех трех деревнях прописано чуть более 700 человек, а раньше только в одном Юбилейном жило более двух тысяч! И демография у нас не ахти: в этом году родилось два ребенка, а с конца декабря умерло пять человек.

Может, поясняет, и удалось бы исправить незавидную ситуацию, да со здравоохранением проблемы. Один фельдшер обслуживает три сельских территории. Чтобы попасть к узким специалистам или сдать анализы, требуется ехать в райцентр. Рейсовый автобус до Киренска ходит трижды в неделю: понедельник, среда, пятница. Если какой-то доктор принимает по вторникам или четвергам, нужно искать в городе место для ночлега. По этой же причине, говорит, многие безработные жители не становятся на учет в центр занятости. Билет в одну сторону стоит 330 рублей. «Больше проездишь, чем пособие начислят», – считают люди.

С работой в деревнях сегодня и впрямь не густо. После закрытия ЛПХ население ездит на заработки по вахтам. Три с половиной десятка человек трудоустроены в ООО Вишнякова, занимающегося лесозаготовкой и переработкой древесины. Нескольким посчастливилось попасть в ТСЛК, чьи участки расположены неподалеку от поселка, и в Витим-Лес, базирующийся в Коршуновском МО. Но работа здесь сезонная.

Поскольку в муниципалитете нет крупных производств, то и с доходами в местной казне не густо. Чтобы хоть что-то строить или ремонтировать, обращаются за помощью к районным властям или участвуют в региональных программах и проектах.

– Текущие ремонты мы, конечно, осуществляем, но денег ни на что не хватает, все ветшает, – сетует сельский руководитель. – Раньше наши соцобъекты были подключены к котельной, сейчас осталась только одна школа. Необходим ремонт КДЦ «Горизонт» – здание 1971 года постройки, школы, детского сада, который теперь находится в бывшей столовой, требуется отдельное здание администрации – сейчас мы занимаем две комнатки в клубе, но построить своими силами все это нереально.

Перечисляя источники, по которым муниципалитет получает дополнительные денежные вливания, Оксана Павловна в первую очередь называет проект «Народные инициативы», благодаря которому они купили мультимедийное оборудование и установили в культурно-досуговом центре пластиковые окна. В этом году планируют войти в программу капремонта учреждений культуры.

С прошлого года поселение участвует в программе «Чистая вода», по которой нынче получает субсидию для покупки водовозки. А летом в Юбилейном начнется ремонт дорог за счет средств областного дорожного фонда.

Хотелось бы приобрести снегоуборочную технику (пока заключаем договор с ООО Вишнякова, которые чистят снег своим трактором), строить новые дома, а еще мы очень мечтаем о сотовой связи, – делится планами Оксана Сенина. – Бьемся который год, ведем переговоры, а отвечают одно: малая численность населения и сложный рельеф. Конечно, Юбилейный создавался как временный поселок лесозаготовителей, но, как показывает жизнь, нет ничего более постоянного, чем временное. Два года назад отметили 50-летие поселка. Люди по-прежнему готовы здесь жить и работать, а значит, и условия им нужно создавать для жизни нормальные.

«Самовольное» Вишнякова

Расположенная неподалеку от центральной усадьбы деревня Вишнякова – одно из старейших селений Киренского уезда. «Застолбил» деревню, как пишет краевед Нина Федоровна, Тит Вешнячко Евменцев (Вешняк) в 1648 году, называлась она сначала Вешняковской. В 1660-м деревня вошла в Чичуйский острог.

По воспоминаниям бабушки и мамы, подкрепленным архивными сведениями, Нина Жмурова узнала, что некогда там стояла красивая церковь. Построена она была на месте часовни, возведенной в начале XVIII века местными крестьянами без разрешения епископа и названой в честь святых Кирика и Иулитты. Самовольство жителей вскоре было наказано: Иркутский епископ Иннокентий Кульчицкий распорядился ее закрыть. Дело в том, что тогда существовал запрет на устройство часовен, особенно в глухих местах, из-за боязни использования их старообрядцами. Раскольническое движение в то время было очень сильным и преследовалось государством. В дальнейшем часовня была вновь открыта и просуществовала до середины XIX века. В 1874 году ее перестроили в церковь на средства богатого купца Дмитриева, а освятили по-прежнему во имя святых мучеников Кирика и Иулитты, приписав к приходу Спасской церкви села Петропавловск. В 1930 году церковь снесли, но еще долгие годы люди отмечали 28 июля храмовый праздник. Сегодня он считается днем села.

Чечуйск – начало начал

Самое старинное село Юбилейнинского муниципалитета – Чечуйск (слово «чечу» в переводе с якутского языка означает «точило») было основано как ясачное зимовье в 1630 году первопроходцем Пантелеем Демидовым (Пяндой). Называлось «Чечуйский тунгусский волок», поскольку с него начиналась дорога на Нижнюю Тунгуску, в район современного села Подволошино. Именно с Чечуйска начинали свои экспедиции по открытию новых земель Семен Дежнев, Ерофей Хабаров и братья Лаптевы.

Перед коллективизацией в нем насчитывалось почти восемьдесят дворов состоятельных крестьянских хозяйств. В 70-х и в 80-х здесь кипела жизнь: работала метеостанция, аэропорт, располагалась нефтебаза. Были открыты средняя школа, детсад, клуб, библиотека и фельдшерский пункт. Сегодня от этого практически ничего не осталось. Аэропорт давным-давно зарос травой, о нефтебазе напоминают несколько проржавевших емкостей, нет клуба и детского сада. Только метеостанция, сократившаяся до четырех штатных единиц, да школа, где обучаются всего три ученика, еще как-то поддерживают в нем жизнь. Скорее всего, Чечуйск в ближайшее время ждало бы такое же будущее, как у большинства «неперспективных» российских деревень, если бы не последние события, о которых пойдет речь далее.

Мастера на все руки

Расспрашивая главу администрации об интересных людях, проживающих в деревнях, Оксана Сенина обмолвилась о Сергее Березовском – жителе Вишнякова, его дочери Юлии – учителе Юбилейнинской школы и о новоселах Чечуйска – старообрядцах, приехавших недавно в Киренский район не откуда-нибудь, а из самого Уругвая. Разумеется, мы встретились со всеми.

Юлия Березовская сегодня по праву считается одним из самых талантливых преподавателей школы поселка Юбилейный, а ведь какое-то время тому назад она даже не мыслила себя в этой роли. Окончила Троицкий авиационно-технический колледж, получив диплом техника-программиста, параллельно обучаясь в Магнитогорском госуниверситете. Когда вернулась домой, ей предложили работу в школе в качестве учителя информатики. Чуть позже стала еще вести математику и физику.

– Я никогда не видела себя в роли педагога, – признается с улыбкой она. – С детства испытывала тягу к технике, программированию, точным наукам, а тут вдруг взяла и согласилась.

Отработав год, поняла – учительство ее призвание. К тому же неожиданно открыла в себе тягу к творчеству – сначала сама мастерила различные поделки и сувениры, затем приобщила к этому ребятишек. Организовала кружок декоративно-прикладного творчества и рисования. Чем только теперь не занимаются в нем дети: освоили технику декупажа и квиллинга, искусство канзаши – рисование картин с помощью цветной шерсти, оригами и художественной фотографии. А какие интересные благотворительные акции теперь проходят в школе! Школьники готовят самодельные подарки к новому году и Пасхе для детей-сирот, пожилых людей и инвалидов.

Познакомившись с Сергеем Березовским, мы поняли: дочь Юлия любовь к творчеству переняла от него. Про таких, как Сергей Рудольфович, принято говорить «мастер на все руки». Резная мебель и картины, самодельные лодки, вездеходы и радиоуправляемые самолеты. За что бы ни брался – получается все!

Вот этот стул, например, которому больше подходит название «трон», смастерил из кедра. Сам придумал, сам собрал. Подлокотники вырезал в форме голов пум, резные ножки и гнутую спинку изукрасил виньетками. Плоскодонную лодку из осины снабдил мотором-веслом, чтобы она могла подойти к любому, даже самому топкому берегу, а его гусеничному «бурану» не страшно любое бездорожье. Отдельного внимания заслуживают радиоуправляемые самолеты. Их в гараже у Сергея Березовского больше двух десятков – целая мировая история авиастроения: истребитель, стоявший на вооружении люфтваффе во время Второй мировой войны «Фокке-вульф-192», знаменитый советский Як-2, американский истребитель дальнего радиуса действия «Мустанг», морской бомбардировщик «Брюстер».

– Все эти модели – моя нереализованная мечта о небе, – признается мастер. – После школы поступил в Иркутский авиационный техникум, отучился год, но бросил – молодой еще был, «зеленый». Поскольку все родственники речники, выучился на электромеханика в Благовещенском речном училище. Ходил по Амуру и Лене, работал в Иртышской РЭБ. Потом потянуло в деревню, и уже здесь вернулся к детскому увлечению. Теперь подумываю организовать в школе кружок авиамоделирования. Может, кто-то из нынешних ребятишек станет летчиком, как когда-то мечтал я.

В Вишнякова 15 лет назад Сергей Рудольфович вместе с братом открыли предприятие по лесозаготовке и переработке древесины. Бизнес некрупный, но все же, за неимением прочего, сегодня именно здесь работает большинство местных мужиков. Это же предприятие обеспечивает дровами все население близлежащих деревень. А еще на свои средства семья Березовских три года назад начала строить часовню – ту самую, имени святых Кирика и Иулитты, которую некогда поставили вишняковцы. Строят на том же самом месте по сохранившимся в архиве чертежам, правда не «самовольно», как их предки, разгневавшие Иннокентия Кульчицкого, а с благословления епископа Братского и Усть-Илимского Максимилиана. Но самое удивительное, что и староверы, которых три сотни лет назад опасался Иркутский епископ, в этих местах все-таки появились!

Мистика, да и только!

Приехав в Чечуйск, посреди улицы, дома на которой почти полностью оказались заколоченными, заметили ватагу малышей, увлеченно лепивших снеговиков.

Завидев машину, на крыльцо одного из домов вышла женщина в длинной юбке, за ней кряжистый мужик с окладистой бородой. Из дома напротив показалась еще одна, представившаяся Киликией Фефеловой. Пояснила, что ее мужа Иннокентия сейчас нет дома, он уехал работать вахтой в Усть-Кут. На просьбу рассказать о себе поинтересовалась:

– А вы откуда?

Узнав, что из газеты, быстро направилась прочь.

– Я не буду с вами говорить. Мы от журналистов с Дальнего Востока убежали, а тут опять начинается…

Первая пара, назвавшаяся свекрами Киликии, оказалась чуть разговорчивее.

– Да, в Россию мы приехали из Латинской Америки – корни-то наши из Сибири идут, – пояснил бородатый мужчина, назвавшийся Николаем. – Мой прапрадед когда-то под командованием самого генерала Скобелева воевал, а я с детства Россию знал только по рассказам. Как к бабе с дедом ни приду, там одни разговоры про нее. Россию у нас всегда почитали и любили, называли «матушкой», Россия – наша родина, она всегда в нас жила. Сначала мы переехали в Амурскую область, теперь с семьей одного из сыновей перебрались сюда…

Дальнейшее повествование словоохотливого мужа мягко, но настойчиво остановила жена:

Пост же, какие могут быть разговоры. Да и ни к чему это нам.

Сфотографироваться оба наотрез отказались, зато разрешили запечатлеть ребятишек. И в школе позволили с ними поговорить.

Рассказала, что, когда сама здесь училась, школа была девятилетней, а в прошлом году в ней оставался всего один ученик – ее сын Егор. Теперь Егор пятиклассник, учится в Юбилейном и живет в поселке у ее сестры. Нынче Чечуйской школе грозило закрытие из-за отсутствия в селе ребятишек, да, к счастью, объявились новоселы. В двух новоприбывших семьях восемь ребятишек, трое из которых – школьники: два первоклассника, один второклассник. Ребятишки, поясняет, оказались хорошо подготовленными. Умели читать и считать, а писали печатными буквами. Главная сложность состояла в том, чтобы научить их разговаривать «правильно». В своей речи они употребляли много устаревших слов: «лесина» вместо дерева, «лёрки» – вместо птицы… Теперь, проучившись почти год, они практически избавились от прежних «недостатков».

В старенькой деревянной начальной школе, к счастью, оказалась большая перемена. Пока ребятишки распаковывали принесенную с собой в узелках еду, учитель Юлия Михайловна Агафонова охотно согласилась побеседовать.

Вместе с прозвеневшим звонком у порога класса появились ученики: Аня Старкова и братья Фефеловы. Когда Юлия Михайловна назвала имя старшего – Кирик, по спине пробежал холодок… Ведь именем этого святого названа некогда «самовольно» поставленная, а теперь снова строящаяся в Вишнякова часовня. Ничего не ведающие об обуревающих меня чувствах мальчишки рассаживались за парты. Селуан – с сестрой, Кирик – в следующем ряду. Серьезные, неулыбчивые, в аккуратных косоворотках, подпоясанных плетеными ремешками. Пока младший читал по слогам «Муху-цокотуху», старший решал задачки. Они не обращали на посторонних ни малейшего внимания. Родители их отправили учиться, а значит, нечего отвлекаться по пустякам.

Вот так, сделав круг, история вернулась к своим истокам. Когда-то старинные деревушки дали жизнь леспромхозу, потом он поддерживал их, обеспечивая работой, а сегодня умирающий поселок держится на плаву, благодаря зарождающейся в деревнях новой жизни. Какой она будет – покажет следующая история, которая наверняка станет не менее интересной.