26 декабря 2018

Хроника надежды

Иркутские онкологи до последнего борются за каждого ребенка

20 декабря на итоговой пресс-конференции президента Владимира Путина журналист из Владивостока попросил главу государства помочь трехлетнему малышу из Черемхово. У мальчика – четвертая стадия рака, и родители намерены лечить ребенка за границей. О том, какую помощь семья получает сегодня, рассказали в областном минздраве.

Первыми с бедой столкнулись черемховские медики. Заместитель главного врача по педиатрии Черемховской городской больницы № 1 Оксана Середкина утверждает, что мальчик, как все новорожденные, был с самого начала под присмотром врачей. Никаких врожденных патологий выявлено не было, он вовремя получил все прививки.

В два года ребенок переболел ОРВИ без осложнений. В апреле этого года снова последовало острое респираторно-вирусное заболевание с температурой. И жизнь малыша превратилась в одну сплошную историю болезни. После лечения у ребенка наблюдался «температурный шлейф», что не могло не насторожить маму и медиков. Его направили в стационар городской Черемховской больницы на дополнительное обследование.

– Мы назначили лечение по международному протоколу, провели три блока химиотерапии. Был установлен процесс ремиссии, остаточную опухоль удалили. По исследованиям увидели, что 90% опухолевой ткани погибло. Далее последовало лечение по этому же протоколу, включавшее еще четыре блока химиотерапии, – рассказала главный детский онколог Иркутской области Светлана Ованесян.

Чтобы убедиться в отсутствии остаточной опухоли, малыша направили на контрольное обследование в федеральную клинику им. Дмитрия Рогачева. Там подтвердили факт ремиссии, и мальчику провели еще четыре курса химиотерапии. В апреле этого года после окончательного и полного обследования ремиссия была подтверждена, как и правильность тактики лечения.

Но беда не приходит одна. От ремиссии до рецидива прошло полтора месяца. В конце мая во время игры мальчик ударился головой. В мягких тканях височной области у него появилось новообразование. Проведя очередное обследование, детские онкологи подтвердили страшное – болезнь вернулась. Метастаз, поразивший костный мозг, изуродовал глаз ребенка.

– Нами была начата противорецидивная терапия, – продолжает Светлана Ованесян. – По улучшению самочувствия ребенка в сентябре мы направили его на дообследование и определение дальнейшей тактики лечения в московскую клинику.

Столичные детские онкологи подтвердили – опухолью поражены костные ткани. А самое страшное – рак стал устойчив к химиотерапии. Однако медики рук не опустили и предложили семье провести экспериментальное лечение в Институте детской гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачевой (Санкт-Петербург).

В октябре, после двух курсов химиотерапии, был вынесен неутешительный вердикт – опухоль резистентна к любым видам химиотерапии. Ребенку рекомендовали паллиативную терапию по месту жительства.

Мама, отчаявшись спасти сына, списалась с клиникой города Барселоны. Испанские светила детской онкологии, ознакомившись с документами мальчика, развели руками.

– Ребенок сегодня стоит на учете в службе онкологии Иркутской области, получает с паллиативной целью метрономную химиотерапию, начата симптоматическая терапия. Мальчик вынужден постоянно принимать наркотическое обезболивание, химиотерапию и парентеральное питание, – пояснила Светлана Ованесян.

– Мы боремся до последнего за каждого ребенка. И мы не одни, – добавляет заместитель главного врача Иркутской государственной областной детской клинической больницы Наталья Руденко.

Мама, которая не в состоянии смириться с приговором, продолжает надеться на чудо и планирует собрать средства на поездку в Турцию. Однако медики и специалисты по транспортировке признают – мальчик не способен перенести перелет и дорогу в клинику.

Специалисты говорят: рак – коварное заболевание. Очень важно, в каком возрасте был поставлен диагноз. У детей до года, даже с четвертой стадией, выживаемость больше 80%. На втором году жизни показатель выживаемости снижается в два раза. На третьем году жизни показатель не превышает 10%, говорит безжалостная статистика.

Медики подтверждают – в Иркутской области 15–20 семей ежегодно сталкиваются с той же бедой, что легла на плечи черемховской семьи.

Есть ли хоть какой-то выход из этой страшной ситуации? Социальные сети взорвала исповедь женщины, у которой от нейробластомы угасала восьмилетняя дочь. Замученная ее страданиями мама решила жить так, словно каждый день – последний. «Я забрала дочку из-под капельниц и увезла домой, – пишет мама. – Мы ходили в разные аттракционы и в зоопарк, катались на лошадях, посещали детские сеансы сказок, полюбили цирк. Мы путешествовали по Подмосковью, ужинали в хороших ресторанах. Я делала все, чтобы моя девочка была счастлива…»

– Необходимо исполнять какие-то детские мечты и дать максимум обычной, не медицинской заботы. Больной ребенок будет счастлив, даже если просто поцелует близкого человека, погладит любимую собаку, – уверена Наталья Руденко.

20 декабря специалисты региона провели телеконсультацию с НМИЦ нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко Минздрава России. По заключению московских медиков, возможности специального противоопухолевого лечения исчерпаны. По месту жительства проводится адекватное симптоматическое лечение, включая обезболивающую терапию. Было рекомендовано продолжать паллиативную терапию.

Мама ребенка самостоятельно направила документы в заграничные клиники.  Мальчик был осмотрен реаниматологом транспортной реанимационной бригады «Проф. мед. лига» (г. Москва).

– Специалист сделал заключение о том, что пациент не транспортабелен. Это подтвердили также медики НМИЦ имени Бурденко, – отметила Наталья Руденко. – Считаю, что сейчас мама нуждается в квалифицированной психологической помощи. С ней работали и будут продолжать работать наши специалисты.

Другие материалы