28 марта 2018

В Иркутском драмтеатре поставили «Царя Федора»

События на пороге «русского бунта», того самого – «бессмысленного и беспощадного», разворачиваются в драматической поэме «Царь Федор». На сцене – окровавленное полотно, символизирующее измученную войнами и междоусобицами Русь. В верхнем углу – притаившаяся до поры до времени шестеренка государственной машины, легко перемалывающая человеческие жизни. Но до страшного часа пространство заполнят иконы и лампады, ведь пока в России на престоле сидит добрый и честный государь, последний царь из рода Рюриковичей – Федор.

Спектакль по трагедии Алексея Толстого поставил на сцене Иркутского драмтеатра главный режиссер Уссурийского театра драмы им. В.Ф. Комиссаржевской Станислав Мальцев. Эффектные декорации создал главный художник театра Александр Плинт, красивейшие костюмы в духе эпохи – Оксана Готовская. Премьера состоялась 20 марта.

– Несмотря на то что пьеса написана 150 лет назад, на мой взгляд, она сегодня очень актуальна, – считает Станислав Мальцев. – Ведь чтобы осознать, что с нами сейчас происходит, нужно оглянуться назад и переосмыслить прошлое. Эта пьеса и о том, как и почему возникает русский бунт, который зарождается, прежде всего, в головах людей от потери веры и совести. Царь Федор здесь выступает катализатором высокой нравственности, через него проявляется все его окружение.

Действие спектакля начинается с пролога, которого нет у драматурга – коронации Федора (Сергей Дубянский). Он взошел на престол после своего отца Иоанна, прозванного Грозным за свой крутой нрав. Но сын пошел не в отца – мягкий и набожный, не мог успокоить знать, которая тем временем погрязла в распрях. Однако драматург недаром посвящает царю Федору целую трагедию в своей трилогии, ведь его личность не стоит трактовать так однозначно. Также считает и режиссер Станислав Мальцев, выбравший для постановки именно эту часть трилогии.

– Мой персонаж – фигура очень интересная, – отметил исполнитель главной роли в спектакле Сергей Дубянский. – Но я был удивлен, что царю Федору было посвящено так мало исторических трудов, ведь многие считают его лишь слабым правителем. Никто и не задумывается, что, возможно, Федор был очень мудрым, ведь при его правлении на Руси воцарился мир. В историю он вошел как недееспособный государь, но в нашем спектакле он таковым не будет. На мой взгляд, он хороший человек, добрый, милосердный, а в силу обстоятельств оказался не на своем месте.

Под стать Федору и его супруга – царица Ирина (Екатерина Константинова, Анастасия Пушилина) – добрая и благочестивая, не лезущая в государственные дела, в отличие от своего брата Бориса Годунова (заслуженный артист РФ Степан Догадин), который и является по сути единоличным правителем на Руси. Хитрый и хваткий, он давно умело манипулирует царем, оправдывая свои не всегда честные дела стремлением построить новую «разумную Русь».

– Мой герой сумел выжить при Иване Грозном, вплотную приблизиться к трону при царе Федоре и, воцарившись, добиться, пусть и недолговечного, но процветания России, однако он присваивает власть не по праву, поэтому крах его неизбежен, – считает Степан Догадин.

С политикой Годунова не согласен честный и прямолинейный князь Иван Шуйский (заслуженный артист РФ Николай Дубаков). Осуждая неблаговидные поступки царского шурина, под влиянием своего окружения, вместе с купцами и духовенством, он пишет челобитную царю с просьбой «неплодную царицу отпустить» в монастырь и взять себе другую жену, чтобы оставить наследника и отдалить от престола Бориса Годунова. Но он понимает, что «путь его не прям».

Прочувствованный монолог Ивана Шуйского после его ареста можно назвать квинтэссенцией всей этой трагической истории: «Простите, люди! Не поминайте лихом. А терплю я за вину мою. В чем грешен, за то и терплю. В том грешен, что кривым путем пошел. Простите же! Блюдите вашу клятву. Господь карает ложь. От зла лишь зло родится. Все едино – себе ль мы им хотим служить иль царству. Оно ни нам, ни царству впрок не идет. Простите, люди».

После гибели Шуйского, его соратников и якобы случайной смерти царевича Дмитрия Федор впадает в уныние. В финале колесо, висевшее в правом углу, с грохотом прокатывается над сценой, предвещая страшные времена. О том, в чем же была ошибка царя Федора и какой должна быть власть на Руси, режиссер предлагает задуматься зрителям.