21 февраля 2018

Священником хотел стать со школьной скамьи

Удивительно, как вплетается история храма Божьего в наши земные пути. В Нижнеудинске в переулке по улице Масловского роняет яркие лучи на заваленные сугробами близлежащие дома очаровательная старинная деревянная церквушка. Золотые купола ее отражаются в свете станционных семафоров, мигающих сигналов и фонарей. Таким мы видим Свято-Никольский храм сейчас. Но немногие знают, скольким испытаниям подверглось это прекрасное произведение архитектуры. 1 февраля Свято-Никольский храм отметил 110-летие со дня освящения. А в ноябре исполнится 20 лет, как в нем бессменно служит протоиерей Александр Ульянов.

Храм на крови

Первого мая 1907 года на станции Нижнеудинск был заложен храм. Строить его решили на месте расстрела железнодорожников, организовавших митинг и присоединившихся к проходившей в октябре 1905 года всероссийской стачке протеста. Возводился он на пожертвования рабочих депо и при поддержке фонда имени Александра III. Бытует мнение, что строительством церковь также обязана Николаю II. В 1891 году цесаревич, тогда еще наследник престола, завершая кругосветное путешествие, проехал через Сибирь. Пораженный малочисленностью церквей, будучи председателем Комитета по постройке Сибирской железной дороги, он поднял вопрос о строительстве храмов в зоне строительства железной дороги. Для этой цели и был создан фонд. Храм строили по проекту церкви станции Томск. Это традиционная трехчастная композиция с помещением собственного храма, трапезной и колокольней, обогащена просторной папертью. Декор характерен для начала века: оконные проемы в наличниках и карниз украшены пропиленной резьбой. Крупный четверик храма имеет по два ряда окон на каждом фасаде. К маю 1908 года строительство церкви было закончено, освятили ее 1 февраля во имя Святителя Николая епископа Мир Лиркийских Чудотворца, а через полгода при ней был открыт самостоятельный приход.

IMG_2374Действовала Свято-Никольская церковь до 1924 года, а в 1936 году храм закрыли постановлением президиума ВСКИК. Вот как описывал те события известный строитель Никифор Андреевич Зверев: «…спилена колокольня в 10 часов утра. Крест с главы снят, флаг красный поставлен. И поехала милиция разорять церковь. Милиционер и шофер коммунхоза били иконы, престол разломали и осквернили. Старики плакали не слезами, а кровью…» После в помещении церкви располагался сначала оружейный склад, потом столовая, библиотека, спортзал, комсомольский клуб… Была перестроена внутренняя часть здания. Колокола были утрачены. Сохранился лишь один, небольшой, что висел в воротах городской пожарной части. Говорят, им давали сигналы о выезде на пожар. Позднее колокол увезли в музей пожарного дела в Иркутске, и лишь в 1996 году, когда восстановили колокольню, уцелевший «ветеран» занял свое почетное прежнее место.

Искореженный, оскверненный, но, к счастью, не разрушенный полностью храм по многочисленным просьбам верующих вновь начал работать в 1947 году. А первоначальный его облик был возрожден в середине 1990-х. Реставрировалась церковь постепенно, ведь все работы проводились на средства прихожан.

IMG_2395Сегодня облик храма не только памятник зодчества – единственная дошедшая до нас культовая постройка Нижнеудинска начала XX века, Свято-Никольская церковь по праву может гордиться своим внутренним убранством. В ней хранятся по-настоящему уникальные святыни: старинные богослужебные книги, частички мощей Святителя Иннокентия, оптинских старцев: преподобных Макария, Исаакия, Фиофила, Пимена… А еще есть две чудом сохранившихся иконы – Божией Матери и великомученика Пантелеймона, написанные монахами на горе Афон в начале ХХ века специально для Нижнеудинского храма Вознесения, разрушенного в 30-х годах.

С верой по жизни

Путь к Богу протоиерея Александра Ульянова можно считать уникальным для советского ребенка. В отличие от большинства своих «коллег» – в прошлом профессиональных спортсменов, врачей, геологов и инженеров, он выбрал свою судьбу еще будучи школьником. Подростком, в 12 лет, впервые стал служить на алтаре.

– Отец у меня был кадровым военным: летчиком, коммунистом, – рассказывает отец Александр. – Я, брат и мама постоянно мотались за ним по гарнизонам. Когда пришло время идти в школу, меня оставили жить у бабушки в поселке Тельма Усольского района. Она, будучи человеком верующим, впервые привела меня в храм. Я как-то сразу прилепился к настоятелю – отцу Онуфрию и стал помогать ему на приходе.

Конечно, поясняет священнослужитель, многие в то время на его увлечение «поповщиной» реагировали негативно. Одноклассники дразнили, учителя – ругали, а родной отец, как ни странно, понял и никаких препятствий не чинил. Еще учась в школе, со своим духовным наставником – отцом Онуфрием летом он совершил паломничество по святым местам. Побывали они тогда во многих храмах на Украине, а в Псково-Печерском монастыре будущий отец Александр встретился с известным старцем Иоанном (Крестьянкиным) – одним из наиболее почитаемых старцев Русской православной церкви. И сам старец, и монастырь произвели на отрока такое сильное впечатление, что он решил принять монашеский постриг незамедлительно и остаться там навсегда. Однако прозорливый Иоанн своего благословения на то не дал, а посоветовал продолжать служение с отцом Онуфрием. Кто знает: может, не надеялся, что решение Александр принял взвешенно, и думал, что детский разум еще не готов к такому ответственному шагу. Но время показало, что судьбу свою подросток уже тогда определил на всю жизнь. После школы была служба в армии и долгожданное рукоположение в сан.

В Нижнеудинск Александр Ульянов попал в 1998 году. В Свято-Никольском храме сначала служил дьяконом, после – клириком, а спустя три года года Владыка Вадим назначил его настоятелем. До того, как стать протоиереем, женился. И в личной жизни, говорит, все сложилось удачно, с Божией помощью. В храме тогда работала в свечной лавке трудница, как-то к ней забежала дочь Светлана. Встретились молодые люди глазами – будто искра пробежала. Вскорости девушка попросила помочь выкопать картошку – отца у нее не было – погиб, когда та была еще маленькой. Александр в помощи не отказал. Так завязались отношения, а спустя несколько месяцев молодые обвенчались.

– Когда мы познакомились, Светлана знала, что я священник, поэтому никаких переживаний, как у некоторых матушек, у нее по этому поводу не было, – улыбаясь, объясняет отец Александр. – Знаете, как иногда бывает: жена строит карьеру, а муж объявляет, что хочет принять сан. Истерики, слезы, случается, до разводов доходит. Моя матушка, разумеется, всегда помогает мне в храме, а еще она имеет два высших образования. Долгое время преподавала в школе, а сейчас работает методистом.

Супруги вырастили двоих детей. Старший, 19-летний Артем – студент третьего курса Новосибирского высшего командного училища. На вопрос, не жалеет ли отец Александр, что сын не пошел по его стопам, говорит:

– Бог так устроил. Сын школу с золотой медалью окончил, и в институте сейчас отличник. Когда выбрал карьеру военного, нельзя сказать, что я не расстроился. А потом рассудил так: Богу можно служить, будучи не только священнослужителем. В любой другой профессии можно принести пользу и Господу, и людям. И Артему всегда говорю: если ты выбрал такой путь, иди, главное – делать свою работу честно.

Другие материалы