Наводнение в Иркутской области: вопросы и ответы

21 ноября 2017

«Витязь» на распутье

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Эмоционально, нервно, но в целом продуктивно прошли в Шелехове общественные слушания оценки воздействия на окружающую среду проекта планируемого природного парка регионального значения «Витязь». Его по заказу министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области подготовили ученые Института географии СО РАН. Большинство участников слушаний эту работу одобрили. Особо охраняемая природная территория охватит площадь 23 тыс. гектаров. Новая ООПТ позволит защитить живописные скальные останцы Олхинского плато, включая печально известную Старую Крепость, где дважды удалось остановить добычу розового гранита силами общественности и прокуратуры.

Сама идея создания природного парка на Олхинском плато звучала еще в 60-е годы прошлого века. Уже тогда скалам Идол, Старуха и скальному останцу Витязь были присвоены статусы памятников природы. Но оставались и другие красивейшие скальники. Туда приезжают тысячи туристов, проходят спортивные соревнования по альпинизму, лыжным гонкам. Но как ярко показало обсуждение, у Старой Крепости и других скальных останцев пересекаются порой противоречащие друг другу интересы разных групп людей.

Слушания проходили 14 ноября в здании администрации Шелеховского района. Напряженность витала в воздухе еще до начала собрания. Желающих высказать свою гражданскую позицию было много. В фойе выстроилась очередь людей с паспортами, ведь для голосования нужно пройти регистрацию. А несколько десятков человек сначала вообще прошли в зал с запасного входа, не зарегистрировавшись вовсе. И это чуть было не сорвало процедуру слушаний. Когда с формальными моментами, наконец, разобрались, слово взяла представитель Института географии, доктор географических наук, одна из разработчиков проекта парка Татьяна Калихман.

Она рассказала, что Институту географии в работе помогали коллеги из ИГУ, аграрного университета, бывшего клуба «Наследники», Федерации спортивного туризма. Причем материалы начали готовить еще два года назад, до заключения официального контракта с министерством экологии и природных ресурсов Иркутской области. Татьяна Калихман отметила, что природоохранный режим на особо охраняемой природной территории регионального значения гораздо мягче, чем в случае с федеральной ООПТ. Здесь можно осуществлять больше видов хозяйственной деятельности. Однако для сохранения природного парка в нем однозначно запрещаются промышленные массовые вырубки леса и добыча полезных ископаемых:

– Очень важно, что эта территория входит в зону атмосферного влияния Центральной экологической зоны Байкальской природной территории. И она призвана мешать переносу вредных веществ к Байкалу от алюминиевого завода, – напомнила Татьяна Калихман. – Но большинство леса сейчас на территории относится даже не к зеленым зонам защитных лесов, а к эксплуатационным. То есть в любой момент лесники могут по договору там добывать древесину в промышленном масштабе. Мы уже видим рядом с остановочным пунктом Трудный на крупной деляне свежие вырубки леса. В районе ОП Ягодный также добывают древесину. Это делается легально. А ведь есть еще черные лесорубы. Пожары тоже бывают. Второй важный момент – недропользование. Мы знаем, что здесь есть месторождения. В северной части их три. Западное называется «Орленок». Там есть каменоломня. В 1970–1980 годы там добывался гранит. Сейчас там разрушенные остовы так и не построенных зданий. Люди постарше помнят, что в то время на целые недели перекрывался вход на территорию из-за взрывов. Ни о каком туризме в тот момент говорить не приходилось. В 2017 году была попытка проведения аукциона по этому месторождению, но он не состоялся. На северо-востоке есть месторождение «Скалистое». Оно не в распределенном фонде, и никто пока там ничего не добывает. К югу от него находится месторождение «Олхинское» с печально известным скальником Старая Крепость. Дважды предпринимались попытки по его разбору. И оба раза остановил это общественный протест и последовавшее за ним вмешательство прокуратуры. Прошло три суда, включая областной арбитраж. ЗАО «Дорожник», которое владело лицензией на добычу там гранита, все суды проиграло. На основании этого министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области в 2017 году приняло распоряжение, чтобы досрочно отозвать лицензию у этого недропользователя. Сейчас дорожники направили встречный иск, процесс продолжается.

Между тем выяснилось, что в январе 2017 года в уже в другом месте, возле Подкаменной, в полутора километрах от поселка, ЗАО «Дорожник» получена лицензия на изучение недр до 2032 года. Хотя ученые планировали, что там должна быть охранная территория вокруг парка. Они уверены, пока не появится ООПТ, поползновения от природопользователей не прекратятся.

– Отмечу, что НДПИ на добычу полезных ископаемых полностью уходит в федеральный бюджет, и мы его не видим больше. При добыче леса район получает только 5% прибыли от добывающих предприятий. Это очень маленькие суммы. Я попросила экономистов посчитать, сколько это в деньгах. Так вот, если вырубить всю сосну на всей территории парка, общая сумма налоговых поступлений составит 27 млн рублей. Это если кругляк. А если пиловочник, доски и прочее, то увеличивается раз в 10 по рыночным ценам 2017 года. Но по рыночным ценам сложно продать лес, как вы понимаете, – продолжила Татьяна Калихман.

Эти сведения слушатели, за исключением представителей самих дорожников, интересовавшихся, как им будут возмещаться убытки, восприняли спокойно. А вот информация об охоте вызвала ажиотаж.

В соответствии с соглашением № 51 от 2015 года вся территория будущего природного парка «Витязь» входит в охотугодья Шелеховского отделения Иркутской общественной областной организации охотников и рыболовов. Есть долгосрочные лицензии. Охотники проводят некоторые природоохранные меры по поддержке численности животных: делаются биотехнические комплексы, собирается веточный корм, устраиваются кормушки и пр.

– В природном парке, в отличие от заповедника, охотиться можно. Но закон требует разделить территорию на разные функциональные зоны с включением тех, где есть запреты. В парке должна быть зона с запрещенной охотой, – пояснила докладчица. – Этот участок по проекту составляет всего 4% от общей площади, на всей остальной территории можно добывать зверя и птицу, собирать ягоды, грибы, орехи и другие дикоросы.

Вот тут-то охотники и подняли шум. Оказывается, ранее они сами митинговали против освоения территории скальников дорожниками. Но когда речь зашла о личных интересах, то отказаться от добычи зверья даже на 4% площади им не так-то просто. Хотя речь идет об участке реликтовой продуктивной темнохвойной тайги, которая может поставлять биоразнообразие не только в парк «Витязь», но и в соседний Прибайкальский нацпарк.

– Мы двумя руками за охрану природы. Голову многие отдадут. Недаром вместе стояли на площади ради сохранения, чтобы не было добычи. Но есть охотничий ресурс, а мы заключили охотхозяйственные соглашения по 2046 год. Если эти квоты будет распределять администрация парка, мы чувствуем в этом самую большую угрозу по продаже разрешений, – высказался один из представителей местного отделения охотобщества.

– Надо быть наивным человеком, чтобы думать, что парк будет жить на бюджетные деньги. Сотни миллионов рублей нужны, а бюджет и так трещит по швам. Они будут вынуждены уйти на самоокупаемость. А сами понимаете, что это такое – надо будет платить, – высказал свое мнение журналистам председатель общественной организации охотников и рыболовов Шелеховского района Георгий Кешиков.

– В нашем документе нигде не сказано, что предполагается какая-то плата за посещение, – ответила Татьяна Калихман. – Природный парк будет развиваться за счет бюджетных средств. Как только у него появляется дирекция, появляются и люди, которые могут договариваться о частно-государственном партнерстве. Я приведу пример Хакасии. Там похожая ситуация. Работает Саянский алюминиевый завод. Он создает специальный фонд для содержания природного парка, который, в отличие от нашего, занимает целых 3% от площади субъекта Федерации – это огромный размер. Также есть привлечение внебюджетных средств – программы, гранты. Благодаря природным паркам в других регионах Сибири и Дальнего Востока, где я побывала, везде происходит оживление социально-экономической жизни. Ведь необходимы транспортный трансфер, организация питания, обустройство мест проживания, изготовление сувениров и пр. Это все работа для местного населения. Кроме того, фонд в Хакасии не только природному парку выделяет деньги, он проводит грантовые программы для населения, проживающего в районе природного парка.

На 76% площади парка сможет реализовываться в полном объеме и рекреационная деятельность. Там уже сложились участки с так называемыми туристскими деревнями – «Горнолыжка», «У Петровича», «У Витязя», «Орленок» и зимовье «Сказка». Эти пять участков относятся в планируемом парке к зоне обслуживания посетителей. Там можно будет активно развивать туристскую инфраструктуру, легализовать незаконные постройки.

Есть два варианта границ будущего парка. В первом предполагается включение только бассейна Большой Олхи. Альтернативный, расширенный вариант включает в себя и верховья реки Крутая Губа, которая впадает в Байкал. Разработчики постарались включить в площадь «Витязя» все нуждающиеся в охране скальники. Ученые уверены, что помимо самих скал важно защитить и окрестные леса. По этому вопросу мэр Шелеховского района Максим Модин высказался на слушаниях так:

– Интересы у всех одинаковые: сохранить скальники. Просто каждый пытается еще рядом с ними свою сферу деятельности сохранить. И поэтому с предложением добавить к скальникам леса я все-таки не согласен. Давайте сохраним, прежде всего, скальники. Тогда все здесь присутствующие будут удовлетворены потому, что и скальники будут целы, и охотники будут довольны, и садоводы, и туристы. Про лес могу сказать отдельно. У нас здесь присутствуют лесники, которым на абсолютно законных основаниях выделяют деляны, они следят за пожарами, за незаконными рубками. Вы здесь критикуете охотников. А знаете, сколько они тратят своего времени, средств, чтобы потушить пожары, сколько тратят дополнительных средств лесники, рискуя жизнью, тушат лес? Ни один турист нам не помог тушить лес, – конец этой фразы был заглушен гулом негодования.

А вот выступление представителя спортивной общественности, Артема Детышева, наоборот, было встречено овациями:

– Я являюсь организатором лыжного марафона, который имеет 37-летнюю историю. В этом году сюда приехали спортсмены из 65 городов России. Иностранцы тоже приезжают. И мы имеем определенное противостояние со стороны шелеховского общества охотников и рыболовов, которые постоянно говорят, что здесь нам не место. В зале сегодня собрались представители различной общественности: туристы, спортсмены, охотники, рыболовы, садоводы. Надо как-то договариваться и совместно жить на этой территории, и в парке как раз можно регулировать эти отношения, а не спонтанно, как происходит сейчас.

Но некоторые охотники не успокаивались. Позднее, давая первые комментарии о проекте некоторым СМИ, они даже называли ученых дилетантами. В свою очередь представители науки сетовали, что только при их помощи получилось должным образом провести учеты животных на территории, хотя это прерогатива самих охотобществ. К тому же предварительно никаких отрицательных отзывов в специально разработанных анкетах разработчикам проекта те не предоставляли.

Зато на слушаниях против самих охотников выступал один из дачников, который сетовал на угрозу безопасности для людей во время охотничьего гона и призывал собравшихся забыть о «шкурных» интересах.

После горячих обсуждений пришло время голосовать. Большинство участников одобрили проект создания природного парка «Витязь». После этого документы будут направлены на экологическую экспертизу. Но судьба региональной ООПТ обещает быть непростой. В интервью шелеховскому телеканалу мэр территории заявил, что будет «биться до последнего потому, что парк не должен быть излишне большой». Предстоят согласования с местными чиновниками, с различными ведомствами. Татьяна Калихман предложила создать рабочую группу с участием местного актива, неравнодушных граждан, чтобы учесть сложно переплетающиеся у скальников интересы людей. А главное – уже предметно продумать, каким должен быть будущий парк. Также держать этот процесс на контроле намерены активисты ОНФ, ранее выступавшие в защиту Старой Крепости и других уникальных участков природы Олхинского плато.

Другие материалы
Реклама от YouDo