21 ноября 2017

Кино: Нарисовано маслом

«Ван Гог. С Любовью, Винсент»

Великобритания, Польша. 2017, 104 мин.

Режиссер: Дорота Кобела, Хью Уэлшман

От фильма слегка отдает безумием. Безумием, конечно, в хорошем смысле этого слова. Посудите сами. «Ван Гог» стоил 5 млн долларов, и делали его пять лет, причем в уникальной технике, разработанной специально для этой ленты. Сначала «Ван Гога» сняли как обычное кино, а потом сотня с лишним художников масляными красками перерисовали каждый кадр либо в стиле полотен Ван Гога, либо в черно-белом фотореалистичном стиле. Причем под Ван Гога нарисовано основное повествование, а черно-белая картинка с оцифрованными актерами использована во время флэшбэков.

Этот адовый труд если окупится в прокате, то очень не скоро. Но дело даже не в этом. Это фильм не столько про Ван Гога, сколько признание ему в любви. И как всякое любовное признание, со стороны выглядит нелепо и сумбурно, лишено логики и совершенно непонятно, с чего вдруг именно этот рыжий-конопатый, который умер давным-давно. Очередь из желающих признаться в любви стоит к нему еще с прошлого века. С чего это вдруг сейчас? Нет ответа. Но и не надо. Влюбленный способен совершить поистине безумные поступки. И этот фильм как раз такой поступок, такого признания в любви мы еще не видели.

Сюжет, как ни странно, у картины есть. Это такое расследование в духе – давайте отмотаем историю назад и узнаем, что же привело к гибели великого художника. В роли детектива-любителя выступает сын почтмейстера Арман Рулен (Дуглас Бут). Дело происходит в 1891 году, через год после смерти Винсента Ван Гога. Почтмейстер из Овера, где собственно и застрелился Ван Гог, находит его неотправленное письмо брату Тео и просит сына доставить его адресату, сообщая, что, кажется, Тео живет в Париже. Сын едет в Париж, но Тео уже умер, а его вдова уехала из Франции. Однако упорный Арман все же хочет доставить письмо родственникам и для этого предпринимает целую экспедицию, встречаясь с людьми, знавшими Ван Гога, восстанавливая по ходу своего путешествия картину последних лет его жизни. Цельного полотна не получается, каждый персонаж выдвигает свою версию гибели художника, а Арман не знает, какая из них соответствует истине.

На детектив история, конечно, не тянет. Знакомые с жизнью и творчеством Ван Гога и так все знают, а неофитам драматургия фильма вряд ли понравится. Экранизировать жизнь Ван Гога – заведомо гиблое дело. Эта жизнь ни в какое кино не поместится, она больше любого кино. Великие романы практически невозможно экранизировать, так же как и великие жизни. Зато можно оживить мир Ван Гога, его живопись, что авторы и сделали.

Выглядит это потрясающе. Портреты и пейзажи художника включены в картину, являются ее телом. Чтобы получить удовольствие от этих кадров, надо, конечно, знать его живопись, но даже без особых познаний – зрелище просто завораживающее. Можно бесконечно смотреть на то, как оживают знаменитые картины, как в «Ночное кафе» заходят посетители, как Ван Гог устраивается на кровати в картине «Спальня в Арле», как герои портретов начинают двигаться и рассказывать истории.

Другие материалы