16 мая 2014 07:05

Есть ли в Приангарье нелегальные мигранты?

Силовики и национально-культурные центры разошлись в этом вопросе

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter

Круглый стол «Взаимодействие силовых структур с представителями национально-культурных центров (НКЦ) в предупреждении и профилактике правонарушений и преступлений» прошел в Общественной палате региона. Представители правоохранительных органов привели статистику преступности, связанной с мигрантами, а руководители НКЦ с этими данными не согласились.

Как сообщил Сергей Федоров, старший помощник прокурора Иркутской области, на протяжении ряда лет обстановка в этой сфере является стабильной и контролируемой. Мигрантами совершается небольшое количество преступлений: в 2012 году – 206, или 0,8% от общего количества; в 2013-м – 297 (1,1%), за три месяца 2014-го – 67 (1%).

В отношении мигрантов преступлений регистрируется еще меньше: в 2012 году – 0,3% от общего количества, в 2013-м – 0,4%, в 2014-м – 0,3%. В 2009 году в регионе было выявлено несколько преступлений, организованных праворадикальными группировками. В 2011-м раскрыты убийства граждан Узбекистана и Кыргызстана, совершенные членами националистических группировок.

В прошлом году усилия правоохранительных органов были направлены на выявление преступлений в интернет-пространстве. В результате зафиксировано 12 фактов возбуждения национальной розни, из них 11 – дело рук праворадикалов. Тяжких экстремистских преступлений на национальной почве в 2013–2014 годах не зарегистрировано.

Юрий Беломестных, начальник центра противодействия экстремизму ГУ МВД России по Иркутской области, на заседании отчитался о проведенных профилактических мероприятиях – операциях «Нелегал» и «Нелегальный мигрант – 2013», «Лес», «Овощевод», и также отметил, что доля иностранной преступности в Приангарье незначительна – ниже среднероссийских показателей.

Павел Катрыч, и.о. заместителя начальника отдела миграционного контроля УФМС России по Иркутской области, заявил, что нелегалов или незаконных мигрантов у нас не более 2–3%, а обыватели присваивают этот статус всем гостям из-за рубежа.

Представители НКЦ с такими заявлениями были в корне не согласны. Бейшеали Аширалыев, заместитель председателя Иркутской областной национально-культурной организации кыргызов «Дружба», сказал, что нелегалов в Приангарье полно, живут они здесь годами – никто их не трогает. Причины тому, по его мнению, ясны: получить документы законным путем очень сложно.

– В очередях в отдел оформления разрешений на временное проживание и видов на жительство УФМС по региону люди стоят сутками. В том же здании на втором этаже есть окно, где документы принимают за деньги, услуга стоит около 18 тыс. рублей. Мигранты сами не селятся в «резиновые квартиры», сами нелегально не устраиваются на работу. Есть организаторы такого процесса, – пояснил Бейшеали Аширалыев.

Кроме того, он заявил, что преступлений и мигрантами, и против мигрантов совершается очень много – просто соответствующие заявления никто не принимает. Люди обращаются за помощью к преступным сообществам, и все вопросы решаются с помощью силы и денег, а не закона.

Юсуп Кулматов, председатель областной общественной организации «Узбекский национально-культурный центр «Наше отечество», сообщил, что только среди узбеков, живущих в Приангарье, нелегалов больше 30%.

– Есть люди с паспортами СССР. Таких немало. Но получить настоящие документы практически нереально, – отметил он.

Олег Кнаус, начальник Управления МВД России по Иркутску, попросил предоставить ему доклады представителей НКЦ и заявил, что по каждому приведенному в них факту будет проведено серьезное разбирательство. Он также подчеркнул, что статистика ведется именно в отношении иностранных граждан, а национально-культурные центры имеют дело с теми, у кого уже есть российское гражданство. Кроме того, он обозначил серьезную проблему: в некоторых иркутских школах есть классы, где количество учеников – детей иностранцев – превышает 50%.

– Если в коллективе больше 10–15% представителей определенной, некоренной национальности, возникает социальная напряженность – это научно доказанный факт. Поэтому такие анклавы создавать нельзя. Конечно, гражданин имеет право устроить ребенка в любую школу, и, тем не менее, этот вопрос нужно как-то регулировать, – отметил он.

Артем Квитко, начальник отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики управления ФСКН России по региону, назвал Иркутск гостеприимным городом – он занимает второе место по количеству мигрантов среди столиц регионов Сибирского федерального округа. Часть из них занимается транспортировкой наркотиков, первое место по их доставке занимают

граждане Азербайджана, второе – Таджикистана.

Еще одна серьезная проблема заключается в том, что многие гости из ближнего зарубежья работают в сфере перевозок, но при этом употребляют наркотики.

По итогам заседания его участники приняли резолюцию, в которой обозначили ряд предложений силовым структурам, НКЦ и Общественной палате региона. В частности, возникла идея привлекать волонтеров из числа студентов-социологов, социальных работников и будущих сотрудников правоохранительных органов для мониторинга межэтнических отношений на территории Иркутской области.